Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На недавнем брифинге глава минфина США Стивен Мнучин в очередной раз подтвердил, что разработка нового пакета санкций против России идет полным ходом и он будет объявлен уже в ближайшее время. По информации, попавшей в СМИ, в новый санкционный список войдет порядка 50 человек, якобы аффилированных с российской властью, а если считать и членов их семей, что как раз предписывается законом «о противодействии противникам Америки посредством санкций», то их количество может вырасти до 300 человек. По замыслу американских законодателей санкции должны будут носить экстерриториальный характер и потенциально могут затронуть весьма большое количество субъектов хозяйствования. В первую очередь речь идет об энергетическом  секторе и предприятиях ВПК.

Чтобы сделать санкции неминуемыми и максимально жесткими, сенаторы-демократы даже опубликовали 200-страничный доклад о «путинской асимметричной атаке на демократию в России и Европе». Там российская угроза представлена как вполне системная сила, возникшая не вчера, а — ни много ни мало — уже в момент прихода Владимира Путина к власти в 1999 году. Под антироссийскую мифологию, таким образом, пытаются подвести и историческое основание.

По сути, такой демарш с большой вероятностью может означать переход почти к полноценной холодной войне. Дональд Трамп оказывается в узком коридоре возможностей и, скорее всего, будет вынужден подписать пакет в его жестком варианте, поскольку иначе тут же будет обвинен во всех грехах, а это, в свою очередь, может фатально сказаться на результатах довыборов в конгресс, которые пройдут этой осенью. Провала же на этом направлении Трамп постарается ни в коем случае не допустить: если демократы в случае победы получат большинство в конгрессе, следующие два года его президентства будут запрограммированным провалом.

При этом всё происходящее не прекращает порождать ощущение гротеска и несоразмерности. Вопрос, который висит в воздухе: а почему Вашингтон взял столь высокий градус? Почему вдруг Америка с такой настойчивостью и даже упоением декларирует свою слабость и уязвимость, при том, что это совершенно разрушительным образом сказывается на ее собственном имидже и фактически на пустом месте порождает новую проблему — проблему поддержания лояльности вассалитета. Последний наблюдает за ситуацией с ужасом и восторгом публики из сказки Андерсена, вдруг обнаружившей наготу короля. Но в отличие от классического варианта сказки всё выглядит перевернутым с ног на голову: Вашингтон в роли короля сам акцентирует внимание на своей наготе и, показывая пальцем на Россию, заявляет, что именно она и является тем мальчиком, который обнажил неприятную реальность. 

Тому, разумеется, есть свои основания. В первую очередь они внутриамериканские: демократы, изначально обвинив в своем поражении на президентских выборах Россию и развязав по этому поводу кампанию травли Трампа, в итоге оказались заложниками собственной риторики и меньше чем за год до довыборов просто не могут поменять тему. И чем меньше под этой позицией обнаруживается доказательств, тем сильнее поднимается градус риторики — с тем чтобы любое сомнение во вновь возникшем «культе российских хакеров» можно было смело отметать как недопустимую ересь.

Но есть тому и внешние причины. Культ во всем виноватой России оказался удобным оправданием целого ряда провисаний, если не провалов, американской внешней политики — от Ближнего Востока, где вопросы по поводу американской стратегии стали возникать даже у столь старых и традиционных союзников США, как Саудовская Аравия, до Северной Кореи, где Ким Чен Ын успешно смог поставить под сомнение монополию США на обеспечение безопасности во всем Азиатско-Тихоокеанском регионе. И тем более кстати он пришелся в начатой еще при Обаме кампании по захвату европейского энергетического рынка: убедить Европу перейти на существенно более дорогой американский сланцевый газ с помощью чисто экономических аргументов невозможно. Компенсировать разницу можно, только введя «налог на страх», запугивая Европу наспех сооружаемой антироссийской  мифологией.

При этом любой миф требует поддержки действиями. Разумеется, новые санкции негативно — правда, вряд ли фатально — скажутся на российском энергетическом секторе. Но самая главная цель санкций, достижение которой позволило бы США одним махом оправдать все свои предыдущие провалы и подтвердить статус единственной сверхдержавы, а заодно и ставший спорным тезис о том, что мир продолжает оставаться однополярным, — это дестабилизация ситуации в России в разгар ее электорального цикла. Случись она — и все предыдущие американские ошибки можно будет единовременно списать, одновременно приписав себе фундаментальную — и теперь уже глобальную — победу.

Эта игра в поднятие ставок, разумеется, ставит Россию перед нетривиальными вызовами. Но каждая медаль имеет две стороны: пропорционально вырастает и цена российского выигрыша — тогда культивируемый миф о «российской угрозе» предсказуемо начнет вытесняться уже вполне обоснованными — и куда более близкими к реальности — сомнениями в слабости США. И в этой новой реальности оспаривать возвращение Россией себе статуса сверхдержавы и полноценного полюса будет невозможно — и возвращение это, по иронии судьбы, произойдет в таком случае преимущественно за счет американских усилий.

Автор — доцент МГИМО, член совета и ответственный секретарь Ассоциации политических экспертов и консультантов 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир