Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
В Германии призвали запустить «Северный поток – 2»
Экономика
Афганистан предложил изюм и ископаемые в обмен на нефтепродукты из РФ
Происшествия
В Краснодаре сотрудники ФСБ задержали россиянина за шпионаж в пользу СБУ
Происшествия
Заместитель имама и депутат ранены в результате стрельбы в Дагестане
Мир
Британцы раскритиковали желание властей платить больше за украинских беженцев
Мир
Американцам спрогнозировали «крах всего» из-за стареющего Джо Байдена
Мир
Посол Антонов указал на провальность санкций США против России
Мир
Семеро дошкольников госпитализированы после наезда машины в Японии
Мир
Глава Севастополя сообщил о сбитом в районе аэропорта беспилотнике
Мир
Японский премьер поручит организовать его встречу с Си Цзиньпином
Мир
Власти Крыма предупредили о «бумеранге» в случае атаки полуострова
Мир
Блинкен передал НАТО протоколы о вступлении в альянс Швеции и Финляндии

Принципиальный патриот

Народный артист России Николай Бурляев — о творческих и человеческих идеалах Георгия Натансона
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сегодня на 97-м году ушел из жизни прекрасный человек и режиссер Георгий Григорьевич Натансон. Впервые мы встретились с ним в далеком 1961 году, работая над фильмом «Иваново детство» дебютанта Андрея Тарковского. Его привлекли как достаточно опытного профессионала, который уже снял совместный фильм с Анатолием Эфросом — «Шумный день», а кроме того, поработал ассистентом с Иваном Пырьевым, Всеволодом Пудовкиным, Александром Довженко, Борисом Барнетом и другими легендами. Мне тогда казалось, что он самый старший в группе, хотя ему на тот момент было чуть более 40 лет.

Несмотря на возраст и послужной список, он очень внимательно и уважительно относился к дебютанту Андрею Тарковскому, которому не было еще и 30. То, как Натансон, будучи «правой рукой» Тарковского, пытался исполнить все его пожелания, вызывает особое восхищение. Георгий Григорьевич не чурался самой черновой работы. Когда делали сцену проезда на грузовом автомобиле, наполненном яблоками, он, видя, что искусственный дождик льет некинематографично, сам взял лейку, залез на лестницу и бережно поливал нас.

В 1980-е он был одним из тех, кто встал рядом со мной, когда я был подвергнут травле за фильм «Лермонтов». Натансон говорил: «Коля, держись. Это зависть. Я с тобой, ты сделал прекрасный фильм!» Он подставил плечо, когда мне было это очень нужно.

Последнее двадцатилетие нашей плотной дружбы связано с кинофорумом «Золотой витязь». Режиссер всегда приезжал на него по первому зову, привозил свои новые фильмы, участвовал как классик советского кинематографа во встречах и мастер-классах.

Георгий Григорьевич — пример подлинного русского патриота. Я его однажды спросил, мол, не было ли соблазна уехать после развала СССР, как многие это сделали. Он ответил: «Коля, я люблю Россию. Что я там буду делать? У меня вся жизнь здесь: корни, родные, могилы…»

Я очень рад, что успел отплатить моему дорогому другу за его любовь и уважительное отношение. Наш кинофорум присудил режиссеру Георгию Натансону высшую награду — золотую медаль имени Сергея Бондарчука «За выдающийся вклад в кинематограф».

Он относится к тем серьезным режиссерам, которые исповедовали принципы позитивного, реалистического и нравственного кинематографа. Все его фильмы — «Валентин и Валентина», «Повторная свадьба», «Еще раз про любовь», «Старшая сестра» и другие — говорят об этом. И на каждую картину он, понимая, как важна в фильме личность, выбирал самых интересных актеров. Это, например, Татьяна Доронина, которая по-настоящему раскрылась именно у него — в главных ролях фильмов «Старшая сестра» (1966) и «Еще раз про любовь» (1968).

В перестроечные годы мы с ним очень много говорили о том безобразии, которое творилось в нашем обновленном «рыночном» кинематографе. Так называемому кинорынку вдруг стали не нужны люди такого духовного и нравственного уровня, как Натансон. Режиссер рассказывал, как он мыкается по чиновникам и бюрократам, просит их дать ему поставить фильм о Булгакове... У него были очень серьезные замыслы, но чиновники, ничего не понимающие в искусстве, просто отмахивались от него.

Я помню, как Натансон печалился по этому поводу: спрашивал, в какие банки идти, перед кем унижаться. В двухтысячные он все-таки снял две документальные картины, посвященные жизни Михаила Булгакова. За последнюю работу получил премию «Золотой орел» в номинации «Неигровое кино». И всё же в современную киноиндустрию он так и не встроился, оставшись верным своим принципам, идеалам и представлению о прекрасном. Вечная ему память.

Автор — народный артист России, президент международного кинофорума «Золотой витязь»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Читайте также
Реклама
Прямой эфир