Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Конец черного властелина
2017-11-22 18:19:19">
2017-11-22 18:19:19
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Ночь на 22 ноября в зимбабвийской столице Хараре выдалась бурной. Десятки тысяч людей вышли на улицы, празднуя отставку Роберта Мугабе — бессменного президента, правившего страной последние 37 лет. До последних дней он цеплялся за власть: даже после того как военные взяли под контроль столицу, а родная партия сняла его с поста председателя, Мугабе отказывался уйти. И наконец это произошло. Iz.ru решил вспомнить победы и поражения Роберта Мугабе, с отставкой которого закончилась целая эпоха в истории Африки.

Автор цитаты

«Я родился в 1980 году. Мугабе к тому моменту уже был у власти и оставался у власти до вчерашнего дня — на протяжении трех поколений, — возбужденно рассказывал корреспонденту Reuters один из демонстрантов. — Каждый в стране страдал от Мугабе, и ничего нельзя было сделать. Сегодня мы отмечаем еще один день независимости».

Большая часть из тех, кто сейчас веселится на площадях Хараре, не знали другого президента, кроме Мугабе. Несмотря на все свои перегибы и чудачества, он был гарантом стабильности в стране. Жизни без него многие граждане просто не мыслили: вся история Зимбабве с момента образования этого государства и до вчерашнего дня была связана с именем Мугабе.

Мугабе и образование

Роберт Мугабе родился в деревушке Кутама в британской колонии Южная Родезия. Отец его был плотником, мать преподавала закон Божий в католической школе при иезуитской миссии. Семья Мугабе происходила из народности шона и принадлежала к клану зезуру — сравнительно малочисленному, но влиятельному. Сам Роберт, как вспоминали его учителя-иезуиты, был мальчиком прилежным, но скрытным, предпочитавшим проводить время за книжкой, а не в компании сверстников.

Тягу к знаниям он пронес через всю жизнь: у Мугабе семь дипломов о высшем образовании. Все они были получены честно, но очно — только два: педагогическое и степень по истории и английской литературе. Остальные пять — два управленческих, два юридических и одно экономическое — он получил заочно, причем четыре — отбывая срок в тюрьме.

Ученики на занятиях в одной из школ Зимбабве

Фото: Global Look Press/David Snyder

Там же, за решеткой, Мугабе организовал для товарищей по заключению курсы по арифметике и обучению грамоте. Уже потом, став премьером, он на западные кредиты открывал сельские школы, пытаясь сделать из Зимбабве африканского лидера в сфере грамотности. В стране было введено всеобщее начальное и среднее образование. Зимбабве тратила 17,3% бюджета на образование, западные эксперты с восторгом говорили о зимбабвийском образовательном чуде.  

Несмотря на позднейший экономический коллапс, правительству Мугабе удалось вывести страну в лидеры по уровню грамотности молодежи в Африке: 91% населения от 15 до 24 лет умеют читать и писать.

Мугабе и политика

С Мугабе-просветителем резко контрастировал образ Мугабе-политика. Когда дело доходило до отношений с политическими конкурентами, Роберт был беспощаден.

К 1960-м Мугабе переехал в Гану, женился на уроженке этой страны, устроился учителем и намеревался и дальше строить педагогическую карьеру. Но посетив Зимбабве (тогда еще британскую Южную Родезию), Мугабе попал в водоворот политических событий — в стране как раз поднималось движение против расизма. Роберт вступил в партию «Союз африканского народа Зимбабве» (ЗАПУ), которой руководил Джошуа Нкомо. Вскоре, однако, его пути со Нкомо разошлись. Группа ветеранов, недовольных руководством Джошуа, создала собственную партию — «Африканский национальный союз» (ЗАНУ). Мугабе назначили ее генеральным секретарем заочно: к тому моменту он уже угодил в тюрьму, откуда руководил деятельностью партии при помощи связных, умудрившихся наладить канал обмена информацией между Мугабе и боевиками на воле. Выйдя наконец на свободу, Роберт перебрался в Мозамбик, откуда руководил операциями своих боевых отрядов, сражавшихся против режима белого меньшинства во главе с Яном Смитом и с конкурентами из ЗАПУ.

Роберт Мугабе произносит речь

Фото: Getty Images/Bettmann

Нкомо и его ЗАПУ пользовались поддержкой СССР, Мугабе и его ЗАНУ — Китая. Молодому и перспективному лидеру благоволил и Запад, недовольный действиями правящего белого меньшинства Родезии, объявившего страну независимой республикой и разрушившего планы британского руководства передать власть лояльным чернокожим. В итоге под давлением со всех сторон родезийские власти капитулировали. Ян Смит пророчески предупредил: выборы, на которых настаивали Запад, СССР и Китай, пройдут по формуле «один человек — один голос — один раз», намекая на то, что кто бы ни победил, власть он потом не отдаст. Так и получилось.

Предвыборная кампания была грязной и кровавой: на контролируемых территориях боевики ЗАНУ и ЗАПУ запугивали и убивали тех, кто отказывался за них голосовать. В итоге ЗАНУ во главе с Мугабе победила — во многом благодаря тому, что большинство ее членов и сам Роберт принадлежали к народности шона, к которой принадлежали 80% населения страны. ЗАПУ, которую поддерживало этническое меньшинство матабеле, потерпела сокрушительное поражение. После того как Мугабе пришел к власти, матабеле пришлось несладко: их лидера Нкомо изгнали из страны, обвинив в подготовке переворота, и устроили в Матабелеленде настоящий геноцид — с массовыми убийствами, голодомором и исправительными лагерями. В конце концов, поняв, что матабеле так не сломить, Мугабе заключил с ними мир, разрешил Нкомо вернуться в страну и просто влил ЗАПУ в ЗАНУ, переименовав ее в ЗАНУ-ПФ («Патриотический фронт»).

Роберт Мугабе на пресс-конференции. 8 марта 1960 года

Фото: Getty Images/Keystone

В стране установился однопартийный режим, и ЗАНУ-ПФ с того момента была верной опорой Мугабе — до тех пор, пока он не начал терять хватку. В рядах партии наметился раскол — часть ее членов поддержала вице-президента Эммерсона Мнангагву, часть — супругу президента Грейс Мугабе. Когда Роберт под влиянием Грейс в конце концов выгнал Мнангагву из страны, вмешалась армия. Попытка восстановить нарушенный баланс в конце концов закончилась свержением президента, причем партия с воодушевлением проголосовала за нового лидера — Мнангагву.

Мугабе и белые

Отношения Мугабе и белого меньшинства, некогда правившего Родезией, — один из самых сложных вопросов. Вопреки распространенному мнению, Роберт не был черным расистом — скорее прагматиком, вынужденным сообразовываться с внешними обстоятельствами.

Во время борьбы с правительством Смита Мугабе, увлекшийся идеями Мао Цзэдуна, сделал ставку на крестьянскую войну. Его эмиссары побуждали чернокожих убивать белых фермеров. В результате плантации приходили в упадок, и бывшие батраки, оставшиеся без работы и озлобленные карательными акциями, пополняли ряды партизан в надежде, что после победы получат отнятые у белых земли.

Придя к власти, Мугабе, вопреки опасениям белого меньшинства, не стал разворачивать репрессии. Наоборот, он сделал ставку на белых фермеров, предоставив им льготные кредиты и повысив закупочные цены на продовольствие. Мугабе не был фанатиком: он отлично понимал, что без белых экономика придет в упадок.

Рабочие на табачной плантации

Фото: Global Look Press

В итоге, однако, президенту пришлось начать репрессии против белых, чтобы удовлетворить чаяния бывших черных партизан. Они умели только воевать, не имели работы и образования и требовали отдать им обещанные земли белых фермеров. Всё закончилось массовым бегством белого населения из Зимбабве. Уехала примерно половина, остальные демонстративно отказались участвовать в политической жизни страны.

Однако вместо того чтобы раздать реквизированные у белых земли бывшим повстанцам, Мугабе в основном передал их высокопоставленным чиновникам и военным в обмен на лояльность. Поэтому в 1990-х последовала вторая волна: белые фермеры были объявлены «врагами государства», после чего более 90% их покинули страну. Огромные территории стояли необработанными.

Мугабе и экономика

Автор цитаты

«Государство не может стать банкротом», — заявил Мугабе, отвечая советникам, предупреждавшим, что экономика страны рухнет, если президент решит вмешаться в войну в Конго.

Родезия, превратившаяся в Зимбабве, была преимущественно аграрной страной, и здоровье сельскохозяйственной отрасли имело для нее критическое значение. В результате массового бегства белых фермеров, чудовищного разгула коррупции, военных расходов и западных санкций экономика просто рухнула. Производство агропродукции упало в три раза. Инфляция достигла 230 млн процентов, после чего Центробанк просто упразднил зимбабвийский доллар.

Одна из шахт по добыче золота

Фото: Global Look Press

Всё это привело к массовой эмиграции — 3 млн зимбабвицев проживают в ЮАР, десятки тысяч перебрались в Британию. Безработица в стране достигла 95%. Производство снизилось втрое. После национализации горнодобывающей отрасли из страны ушло большинство инвесторов, а обеспечить грамотное прямое управление правительство Мугабе не смогло.

В итоге сейчас экономика Зимбабве существует во многом за счет китайских денег, предоставляемых в обмен на доступ к полезным ископаемым — золоту, платине, меди, никелю, хрому, апатитам, изумрудам, алмазам. Страну открыто называют ресурсной колонией Китая. Местное население не в восторге — китайцы, желая минимизировать издержки, нанимают людей для работы в шахтах буквально за несколько центов в день. Однако любые волнения жестко пресекаются — армия также получает свою долю от добычи полезных ископаемых.

Мугабе и будущее

Мугабе оставил своим преемникам образованную страну с высоким уровнем эмиграции и полностью разваленной экономикой, находящуюся фактически в вассальной зависимости от Китая. К тому же приходят тревожные новости из вроде бы замиренного еще десятилетия назад Матабелеленда, где подросло новое поколение, не запуганное ужасами войны, но требующее ответа за геноцид 1990-х.

Жители Хараре празднуют отставку Роберта Мугабе

Фото: REUTERS/Mike Hutchings

Новому лидеру, кто бы им ни стал, необходимо будет найти баланс между тремя крупнейшими кланами народности шона — мнангагва, контролирующим силовые ведомства, и коре-коре и зезуру, в основном представленными в гражданских органах власти, — а также успокоить матабеле и хотя бы как-то улучшить положение в экономике, чтобы заручиться поддержкой основной массы населения. Сделать это в текущих условиях можно лишь одним способом — при помощи иностранных вложений либо от традиционного друга и спонсора Китая, либо сменив покровителя.

Последний вариант выглядит невероятным: вряд ли Пекин согласится поступиться зимбабвийскими ресурсами. Организовать новый переворот, посадив на место президента лояльного политика, гораздо дешевле. Поэтому Зимбабве, скорее всего, и дальше пойдет по накатанной колее — только уже без Мугабе.