Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Даниил Хармс — будто наш современник»

Продюсер Андрей Сигле — о многоликом мире поэта и о том, почему творческой фантазии не мешает ограниченный бюджет
0
Фото: ТАСС/Станислав Красильников
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В прокате — фильм «Хармс», дебют документалиста Ивана Болотникова в игровом кино. Корреспондент «Известий» встретился с продюсером фильма заслуженным деятелем искусств РФ Андреем Сигле и побеседовал о всемирной значимости поэта Хармса и кинематографических рисках в освещении этой темы. 

—  Вы поверили «полнометражным» амбициям Ивана Болотникова, посмотрев его документальный фильм «Чудо Даниила Хармса»?

— Да, я понял, что он абсолютно одержим Хармсом. Мистическим образом мы нашли друг друга, так как я тоже давно вынашивал идею подобного фильма. Еще в школьные годы я со своими друзьями общался только цитатами из Хармса и Козьмы Пруткова. О существовании Пушкина, Достоевского, Тургенева и Льва Толстого я узнал из произведений Хармса. 

Считаю, что не прогадал. Фильм получился, у него уже несколько наград, в том числе международных — два приза Шанхайского кинофестиваля за операторское мастерство и сценарий. Череда фестивалей продолжается: везем фильм в Македонию, Англию, Турцию.

— Почему для съемок вы привлекли литовских и македонских партнеров?

 — На дебютную картину собрать финансирование гораздо сложнее, чем на работу уже сложившегося автора. Мы стали искать сопродюсеров. Оказалось, Хармс популярен не только в России. В мире делают большое количество постановок по его произведениям, его знают и любят. 

Наши литовские и македонские партнеры тоже оказались почитателями Хармса, так что мы работали в едином творческом пространстве. Бюджет фильма в итоге составил €1 млн, из которых 70%  — вклад российской стороны и по 15% вложили сопродюсеры из Литвы и Македонии.

— Одно из условий такого сотрудничества — привлечение местных кинематографистов...

— Конечно, в проекте интернациональный состав, но это абсолютно соответствует замыслу картины, ведь мир Хармса многолик. Главную роль сыграл поляк Войтек Урбаньски. Вторую жену Хармса Марину Малич — литовская актриса Айсте Диржюте. Ее соотечественник Дариус Гумаускас исполнил роль Якова Друскина. В Македонии необходимых актеров мы не нашли, но зато привлекли замечательную студию компьютерной графики. И специально для фильма президент Ассоциации композиторов Македонии Сони Петровский написал музыку, которую исполнил Македонский симфонический оркестр.

— Почему вы остановили свой выбор на выпускнике Санкт-Петербургской академии театрального искусства Войтеке Урбаньски?

— Он идеально подошел для роли Хармса. Войтек — знаток его поэзии, очень хорошо говорит по-русски. И с первых фотопроб стало понятно, что вряд ли найдется актер, который будет в этой роли правдивее. Даже особенности его произношения (не акцента, а именно произношения) были органичны, соответствовали образу Хармса-инопланетянина. По словам Ивана Болотникова, Войтек настолько жил этой ролью, что с каждым днем съемок всё больше становился настоящим Хармсом — эгоцентричным и уязвимым одновременно.

— Вы не только продюсер, но и композитор. Почему в этот раз пригласили стороннего автора — Сони Петровского?

— Возможно, это единственный компромисс, на который пришлось пойти ради международной копродукции (смеется). Хотя я участвовал в качестве саунд-дизайнера в записи трека музыкантами группы «АукцЫон» и «расставлял» музыку. Можно сказать, что я музыкальный руководитель этого фильма.

— Город начала прошлого века снимали в современном Санкт-Петербурге. Дорого обошлась творческая фантазия оператора, а также художников Владимира Светозарова, Марины Николаевой и Ларисы Конниковой?

— Все названные мастера — легенды петербургского кинематографа и очень хорошо знают наш замечательный город. Кроме того, мой опыт подсказывает: чем люди профессиональнее и творчески одареннее, тем интереснее с ними работать, а небольшой бюджет не мешает им воплощать свои творческие фантазии.

— Режиссер фильма Иван Болотников признавался, что и по окончании работы над фильмом Хармс остался для него загадкой. Как в таком случае продюсеру определять целевую аудиторию? Фильм для зрителей — ценителей авангардных кинопоисков, или для тех, кто предпочитает экранные биографии?

— В нашем фильме тесно переплетаются жизнеописание Хармса и сцены из его произведений. Идеи обэриутов (Объединение реального искусства, ОБЭРИУ. — «Известия»), удивительный, яркий поэтический мир Ленинграда — с мрачным миром НКВД. Праздничный Ленинград со спортивными шествиями, уличными музыкантами — и гнетущее ожидание скорой войны. В общем, получилось нескучно, а это залог успеха любого кино.

— И все-таки — чем будет интересен зрителю XXI века Даниил Ювачев, называвший себя Хармсом?

— Прошлый век показал, что великие достижения мировой культуры не способны остановить человеческое безумие. Современный мир также разумно объяснить невозможно. В связи с этим наследие Хармса очень актуально, потому что выходит за рамки рационального сознания. Хармс — будто наш современник. Чем больше узнаешь о нем, тем яснее сквозь маску «культового литератора ХХ века» проглядывает лицо каждого из нас...

Справка «Известий»

Продюсер и композитор Андрей Сигле возглавляет компанию Proline Film, которая специализируется на производстве и продвижении авторских проектов. В числе режиссеров, чьи фильмы продюсирует Сигле, — Александр Сокуров, Константин Лопушанский, Сергей Овчаров и др.

 

Прямой эфир