Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Сергей Кириенко: «Через 15-25 лет эти ребята будут принимать решения»

Первый замглавы администрации президента — о том, могут ли войти в программу президента тезисы, высказанные на фестивале молодежи и студентов
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Председатель российского оргкомитета Всемирного фестиваля молодежи и студентов (ВФМС), первый заместитель главы администрации президента Сергей Кириенко на площадке ВФМС-2017 рассказал «Известиям» о том, что может объединить молодежь разных взглядов, и об идеях, которые могут стать ориентиром на следующие 15 лет.

— Фестиваль только открылся, но за это время на его площадке успели выступить министры, партийные лидеры, причем общение с участниками не ограничивается, так скажем, официальными мероприятиями, но и проходит в неформальной обстановке, каждый имеет возможность задать вопрос. На какой итог рассчитан фестиваль?

— Суть форума — не в том, чтобы молодежи заявили: вот, смотрите, вы задали вопросы, а люди постарше теперь начнут их решать. Смысл в том, чтобы молодые люди сами начали реализовывать свои идеи. А наша задача — создать для этого условия. Ведь это их будущее, и именно об этом в своем выступлении говорил президент. На мой взгляд, герои церемонии открытия верят в свои способности, я уже имел возможность пообщаться очень плотно со многими из них. И если искренне верить — то точно всё получится.

— Но в фестивале принимают участие и иностранные делегации, то есть можно говорить о своего рода обмене опытом.

— Во-первых, они могут перенять опыт, во-вторых, они могут этим опытом и поделиться. Для этого и существует фестиваль: это возможность встретиться, создать пространство, где все общаются со всеми. С другой стороны, у ребят есть возможность выбрать что-то для себя и тем самым найти своих единомышленников. Поверьте, из представителей 186 стран найти единомышленников точно можно. Ребята сами говорят, что очень трудно выбрать что-то конкретное, площадок много, а значит, много всего интересного. Но пусть для них это будет главной проблемой — не только здесь, но и в жизни.

— Удалось ли, на Ваш взгляд,  деполитизировать фестиваль, сделать его для всех?

— Давайте дадим этому оценку, когда фестиваль закончится. Но я надеюсь, что организаторам это удалось.

— То есть разговоры о том, что на фестивале собралась исключительно «смесь левых», они беспочвенны?

— Ну мы же говорим о том, что фестиваль — это пространство для мировой молодежи, но молодежь-то разная. Кого-то интересует экономика, кого-то — культура, а кого-то и политика. Кто-то готов придерживаться умеренных взглядов, а кто-то радикальных. И все эти люди — здесь, и важно, что у них есть пространство для общения и взаимодействия. Примечательна дискуссия, которая прошла после церемонии открытия — президент пригласил героев церемонии на чашку чая. Абсолютно всех. Потому что, конечно, они все разные и про разное, но они слышат друг друга. Мне вчера очень понравился молодой человек из Америки, который сказал, что здесь он видит разных ребят. И что он может быть с ними не согласен, но он видит, что они искренние, что с ними можно говорить и слышать друг друга. Сейчас, конечно, нельзя точно сказать, вот эти и эти договоренности между участниками будут ли реализованы, но важно другое. Через 15–25 лет все эти ребята будут принимать решения в своих странах. Ведь здесь, на фестивале, самые неравнодушные, самые энергичные. Среди них будущие руководители и элиты своих государств. И они понимают, что люди разного цвета кожи, вероисповедания и взглядов могут иметь гораздо больше общего, чем кажется на первый взгляд.

— То есть политические разногласия уйдут в прошлое?                            

— Есть шанс, что появится больше людей, которые смогут решать конфликты не только агрессией и давлением, но и с помощью способов, которые удовлетворяли бы интересы всех сторон без надуманного противостояния.   

— Как Вы думаете, может президент учесть те решения, идеи, которые будут высказаны и приняты на фестивале, в своей дальнейшей работе?

— Ну, наверное, вопрос не ко мне, но, насколько я знаю, Владимир Владимирович каждый раз внимательно слушает и участвует в разговорах с людьми — не с начальниками, не с руководителями, а именно с гражданами. Это очень важный для него момент, для него важны те эмоции и слова, которые люди до него доносят. Может ли этот багаж информации пригодиться ему для принятия каких-либо решений? Думаю, что да, может.

Прямой эфир

Загрузка...