Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Церетели: «Столько талантливых художников, как в России, нет нигде»

Президент Российской академии художеств — о воспитании мастеров, верности традициям и дискуссиях с творческими вузами
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Российская академия художеств празднует 260-летие. О том, как старейшая художественная институция страны отметит круглую дату и какие проблемы стоят сейчас перед академиками, обозреватель «Известий» поговорил с президентом РАХ, народным художником СССР Зурабом Церетели.

— Зураб Константинович, какие юбилейные мероприятия пройдут в академии?

— Мы отмечаем юбилей широко. В России и за рубежом с начала этого года проходят выставки и конференции, посвященные 260-летию академии. Центральным событием, конечно, станет торжественное собрание. Приедут академики, почетные гости. Праздничные мероприятия займут три дня. Откроем выставку, посвященную истории академии, — начиная от петровской эпохи и до наших дней. На 50 мультимедийных экранах покажем музейные ценности разных лет, работы молодых художников. Представим все отделения академии — работы живописцев, графиков, скульпторов, архитекторов, художников театра и кино, мастеров декоративных искусств. Продемонстрируем архивные фотографии, проведем научную конференцию. Помимо этого, в моей мастерской в Переделкино откроется музей.

— Чему он будет посвящен?

— Живописи и скульптуре под открытым небом.

— Ваши работы представлены?

— Буду стараться (улыбается).

—  С какими мыслями подходите к юбилейной дате?

260 лет — это непростая дата, серьезная. Сейчас такой художественной школы, как в России, больше нет нигде в мире. Здесь воспитывается особое мышление, создаются художественные богатства для государства, музейные ценности. Однако многого из того, что было при Советском Союзе, сейчас уже нет. Потеряна производственная база. Закрыли, продали заводы, фабрично-заводские училища, техникумы, где учили творческим и исполнительским профессиям. Если мы их не воссоздадим, будет плохо.

Россия имела грандиозную школу. Студентов, которые учились в этих техникумах и училищах, не призывали в армию — понимали их важность для страны. Когда я работал в Пицунде (курортный город в Абхазии. — «Известия»), то попросил прислать мастеров, которые умеют делать мозаику. Прислали 43 человека! Они умели резать смальту так, что из одного цвета получалось много оттенков и тональностей.

То же самое касается литья и увеличения скульптуры. Раньше был комбинат имени Вучетича, завод в Мытищах, где замыслы скульпторов воплощали в реальность. Сейчас таких мастеров-литейщиков больше нет, их просто не обучают. Вузы выпускают живописцев, скульпторов, графиков, но не исполнителей.

— Как решить эту проблему? Государство должно создавать больше техникумов?

— Надо открыть производственные базы и заводы, как было раньше. Когда я сам учился в академии, то проходил практику и на комбинате Вучетича, и на заводе в Мытищах. А сейчас этого уже нет.

— А если чиновники скажут: «Зураб Константинович, поможете нам это возродить?»

— С удовольствием поможем! Сам готов помочь. Я профессионал, могу быть полезным, если мне это поручат. Сейчас у меня есть огромное помещение в Москве — 10 тыс. кв. м. Предлагаю создать там творческий исполнительский институт. Я даже приобрел немецкие станки туда. Но для ремонта нужны средства...

— В прошлом году представители академии заявили, что хотят вернуть себе контроль над художественными вузами: Суриковским и Репинским институтами, а также лицеями. Как развивается эта ситуация?

— Пока еще не вернули.

— Но планируете?

— Посмотрим. В честь 260-летия будет общее собрание академии, и этот вопрос мы там поставим. Важно это сделать, чтобы не потерять школу. То, что Суриковский и Репинский институты от нас ушли, — большая ошибка.

— Их ошибка или государства?

— Их. Эти заведения должны быть сильными, профессиональными, чтобы воспитать новое поколение художников, способных создать дипломные работы музейного уровня. Так и было раньше, а как сейчас — не знаю.

— Вы думаете, что уровень преподавания в этих вузах упал?

Могу сказать, что многие очень хорошие художники ушли из институтов. И это мне не понравилось, потому что только хорошие художники могут правильно воспитать следующее поколение и направить молодежь на создание музейных вещей. Это другая философия, другая наука. В Европе и Америке художники работают на салоны, на галереи, на частных покупателей. Так нельзя. Россия в направлении «рисуй и продавай» никогда не шла. Приоритетом сегодня должно быть воспитание таких профессионалов, которые смогут создать для страны художественные ценности. Ведь нефть сегодня есть, а завтра нет, искусство же со временем только растет в цене.

— Как вы оцениваете современную ситуацию в российском искусстве? Видите ли вы среди молодых художников яркие имена?

Такого количества талантливых художников, как в России, нет нигде в мире. У молодых есть прекрасные вещи, но нужно создать условия, чтобы так и продолжалось в дальнейшем. Если эти ребята уедут за границу, чтобы создавать свои шедевры там, — будет плохо.

— Можно ли сказать, что молодые художники продолжают мощную традицию российского искусства?

— Да, они продолжают традицию.

— Организаторская и административная деятельность не мешает вашему творчеству?

Административная работа — тоже творческая. Ведь это академия. Поэтому я бы сказал, что у меня административно-творческая работа. Как и у каждого нашего сотрудника.

— Над чем вы сейчас работаете как скульптор?

Я сейчас почти доделал для Имеретинской долины Сочи скульптуру «Аргонавты» — 23 м в высоту. Идею этого произведения мне подал Владимир Путин. Кроме того, я закончил 33-метровую статую Иисуса Христа. Но пока еще не установил.

— А живописью вы сейчас занимаетесь?

— Всем занимаюсь. Видите, я разговариваю с вами и одновременно рисую. А вчера я проводил мастер-класс, начал на нем писать картину и к концу мероприятия завершил ее. Скоро у моей дочки день рождения. Вот и преподнесу ей эту работу в качестве подарка.

Справка Известий

Зураб Церетели окончил живописный факультет Тбилисской академии художеств, работал в Институте истории, археологии и этнографии Академии наук Грузии. Автор более 5 тыс. произведений живописи, графики, скульптуры, монументально-декоративного искусства. С 1997 года — президент Российской академии художеств. 

Народный художник СССР, полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством». Лауреат Ленинской премии, двух Государственных премий СССР и Государственной премии России.

 
Прямой эфир