Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Сюжет:

Олег Сафонов: эксклюзивное интервью «Известиям» на ВЭФ

Руководитель Ростуризма РФ рассказал об инструментах увеличения потоков внутреннего и въездного туризма в России, а также о факторах воздействия на туристический рынок
0
Фото: IZ.RU
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

— Дальний Восток — фантастическое место. Я здесь в первый раз. Хотел бы приехать, но понимаю, что не по карману. Дальний Восток как зона туризма — для кого?

— И для наших граждан, и для иностранцев. Мы в последнее время видим серьезную динамику в увеличении турпотоков и по линии внутреннего, и по линии въездного туризма. По линии внутреннего могу сказать, что на 50% вырос турпоток, а в прошлом году — на 35%. Уже более 3 млн человек приехали. В этом году, мы считаем, будет значительно больше. Могу привести пример: только в Приморье в этом году, по состоянию на 1 сентября, приехали 2,7 млн человек. А в прошлом году за весь год Приморье посетили 2,5 млн человек. Мы думаем, что всего будет около 3,2 млн, это не считая иностранцев. Причем турпотоки растут. Если мы говорим о направлении турпотоков, в первую очередь, конечно же, въездных, то это азиатско-тихоокеанские регионы. Это Китайская Народная Республика, это Республика Корея и Япония. 

Из Китайской Народной Республики в этом году у нас плюс 15%. Из Южной Кореи в этом году — плюс 42%. И из Японии мы тоже наблюдаем плюс. Дело в том, что Япония и Российская Федерация пошли друг другу навстречу и сократили определенным образом визовые формальности, что, конечно, приводит к увеличению турпотоков.

— То есть, как я понимаю, Китай — это вообще основной драйвер туризма сейчас?

 Да, номер один. Больше 120 млн турпоездок в год. Но если мы все-таки говорим вообще о туризме в Китае, то это в первую очередь, конечно, внутренний туризм. В Китае ежегодно совершается более 3,6 млрд поездок внутри страны.

— То есть на каждого жителя приходится по две поездки?

 Да, приблизительно так.

— А мы достигнем такого показателя?

 Сложно сказать. Мы считаем, что в прошлом году у нас был очень хороший показатель — 55 млн поездок. Это уже очень неплохо. Я думаю, что наша статистика все-таки не совсем совершенна, поэтому по нашей стране путешествует большее количество людей. Дело в том, что мы берем сейчас показатели коллективных средств размещения, которые сдают статистическую отчетность. А ведь у нас есть много мини-гостиниц, различных баз, объектов размещения, которые, собственно, такую отчетность не сдают.

Это так называемые малые объекты. Но если говорить, например, о Сочи, то емкость номерного фонда соответствует большим коллективным средствам размещения. Поэтому можно говорить, что турпоток на 50% не учитывается нами, но даже эти показатели считаются очень неплохими. Нужно понимать, что сейчас непростая экономическая ситуация, против нас введены санкции. К сожалению, официальная статистика нам показывает снижение покупательской способности наших граждан. Конечно, это сказывается на внутренних турпотоках.

— Вспоминается фраза из фильма: «Всё пропало, клиент уходит». Россияне разлюбили Крым. Потом цифры: на 4,5% снижение турпотока.

 Ну не совсем разлюбили. Любят и активно путешествуют. Дело в том, что когда мы говорим об объективных данных и сравниваем текущий год с соответствующим периодом прошлого года, то да, мы фиксируем 4,5% снижения. На мой взгляд, это снижение невелико.

— Дело в погрешности?

 Ну, наверное, несколько больше погрешности. Но этому есть объективное объяснение. Во-первых, начало высокого туристского сезона получилось несколько более прохладным, нежели обычно. Это, конечно, сказалось на турпотоке. Да, мы фиксируем увеличение выездного туризма. Собственно, в этом нет никакой трагедии. Это тоже естественно и нормально. И высокая конкуренция на этом рынке, во-первых, — мы ее приветствуем. Мы считаем, что это работает на нашего гражданина и стимулирует основные туристские дестинации в нашей стране: оказывать высокие услуги за разумные цены.

— А стимулирует ли это власти вкладываться в развитие внутреннего туризма? Региональные власти я имею в виду. Ну действительно, зон отдыха для поездок в нашей стране более чем достаточно. Начиная с Калининграда и заканчивая Дальним Востоком, где мы сейчас находимся. 

 Я абсолютно убежден, что сейчас все понимают значимость туризма. Более того, с 2011-го реализуется федеральная целевая программа развития внутреннего въездного туризма. Принято решение, что программа, ну это будет уже другая программа, будет существовать с 2019 года по 2025-й. Это говорит о значимости туризма, доля которого в ВВП РФ растет. Сейчас она составляет почти 3,5%.

Налицо позитивная динамика. Хотелось бы, конечно, значительно больших показателей. Мы ориентируемся на уровень 10%, как в развитых странах. В некоторых странах, например в Испании, эта цифра еще больше — 12–14%. Мы к этому должны стремиться.

— 10% должны быть достигнуты за счет чего? И с помощью каких инструментов?

 За счет повышения качества инфраструктуры. Естественно, строительство высококачественной инфраструктуры — гостиницы…

— Региональные власти вкладываются, поддерживают?

 Да. Существуют различные региональные программы. И, конечно же, очень важным является активное продвижение регионов нашей страны и внутри страны, и, что самое главное, — за рубежом.

Мы считаем, что основной ресурс состоит в развитии въездного туризма в нашу страну. В мире ежегодно совершается более 1,2 млрд поездок. Темпы роста — примерно 4%, что значительно превышает темпы роста мировой экономики. Мы в прошлом году вошли в десятку самых посещаемых стран мира — мы находимся на девятом месте. Это неплохой результат. Но, конечно, наши амбиции больше. Более того, в этом году мы видели удивительные, беспрецедентные события. Уже в Европе начинаются манифестации и противодействия развитию въездного туризма. Люди протестуют против туризма. Барселона, например, некоторые другие страны. В этом смысле мы, наоборот, занимаем активную позицию. Мы приглашаем туристов, мы заинтересованы, чтобы как можно больше людей к нам приезжало. И эта тенденция работает, конечно, на нас. Мы должны на этом поле сыграть.

— У нас есть очень серьезная проблема внутренних перевозок по стране при ее размерах. Насколько она решается?

 Вы правы. Хотя это одна из основных не проблем, а возможностей по увеличению и внутреннего туризма, и въездного, потому что в себестоимости российского турпродукта от 50 до 70% составляет стоимость либо авиационной, либо железнодорожной перевозки. Снижая ее себестоимость, мы сможем снизить и стоимость турпродукта, сделать его более доступным и, как следствие, более массовым.

— Насколько перевозчики готовы идти на снижение стоимости для туристов, например, въездных?

 Перевозчики, конечно, заинтересованы в увеличении объема перевозок, но я не уверен, что они заинтересованы в снижении их стоимости. Государство принимает серьезные меры, направленные на увеличение внутренних турпотоков, такие как отмена НДС, например, при путешествии в Крым. Или сокращение до 10% НДС, который включается в стоимость авиационных билетов.

 Вы поддерживаете это?

 Это уже реализовано. Мы, конечно, это поддерживаем. Но, мне кажется, нужно посмотреть, привело ли это снижение НДС к уменьшению стоимости перевозки либо это привело к соответствующему увеличению доходности и прибыльности авиационных компаний. Если государство идет навстречу авиационной отрасли и снижает НДС, соответственно, должна понизиться цена и на авиабилеты. В этом году мы зафиксировали определенное снижение стоимости внутренней авиаперевозки. Президент на совещании в Калининградской области тоже поднял этот вопрос с точки зрения возможной отмены НДС на внутренних авиационных перевозках. Мы приветствуем любые меры, направленные на сокращение стоимости внутренней авиа- и ж/д перевозки. Как следствие это приведет к увеличению внутренних въездных турпотоков.

— В последние годы мы наблюдали некое переформатирование туристского рынка и самих игроков. Закончилось ли оно, с вашей точки зрения? Ждут ли нас больше банкротства, разорения? Сформировалась ли достаточная структура? Есть ли у рынка потенциал для роста? Многие ли, кто хочет заняться бизнесом, рассматривают туризм как одно из самых простых направлений для этого?

 Действительно, структура туристского рынка изменилась. В 2014 году было порядка 1,8 тыс. туроператоров, которые занимались выездным туризмом. В настоящее время их порядка 600, то есть в три раза меньше. Но не все эти компании ушли с рынка. Многие стали заниматься внутренним и въездным туризмом, отказавшись от выездного. 

В 2015 году впервые в нашей стране в промышленном масштабе были созданы пакетные туры. Наши туристы их очень любят, и в мире они популярны. Покупая путевку, человек приобретает комплекс услуг: и перевозку, и размещение, и питание, и экскурсионную программу. Внутри страны до 2015 года такого конкурентного предложения по сравнению с выездным туризмом не было. 

Основные направления туризма в России — это и Крым, и Черноморское побережье Кавказа. Мы заинтересованы в расширении географии. Эта работа постоянно идет. Мы вместе с коллегами работаем над созданием пакетных туров на Камчатку, в Приморский, Хабаровский край на основе путешествий в Москву, Санкт-Петербург и Калининград. Эту практику нужно расширять, потому что пакетные туры, как правило, создаются на базе чартерной авиационной перевозки, которая значительно дешевле регулярной перевозки на 20–30%. Поэтому рынок изменился.

В этом году мы, к сожалению, столкнулись с банкротством туроператора Ted Travel. Это не крупное агентство, оно только вышло на рынок и решило занять значительную его долю на массовом направлении путем оказывания демпинговых услуг. Закончилось всё тем, чем обычно заканчивается данная практика, — банкротством.

Я хочу сказать всем гражданам РФ, потенциальным туристам: не нужно бояться обращаться к туроператорам. Существуют все необходимые механизмы, которые защищают туриста. Если турист решил поехать отдыхать куда-то за рубеж, то банкротства опасаться не стоит. Мы не можем гарантировать, что какой-то туроператор не уйдет с рынка. Это рискованный бизнес, и мы не обладаем контрольно-надзорными функциями, но самое главное: все туристы защищены. Созданы и фонды коллективной ответственности в рамках ассоциации выездного туризма «Турпомощь», и фонды персональной ответственности — туроператоры страхуют свою деятельность.

— Здесь, во Владивостоке, я увидел явление не очень для меня понятное: медицинский туризм. Вас это не пугает? Людям предлагается поехать на лечение в соседний Китай.

 Не только в Китай. Очень популярны поездки в Южную Корею. Мы в России также очень активно и эффективно продвигаем медицинский туризм для иностранцев. Мы конкурентоспособны во многих областях, в частности в медицине и здравоохранении. Очень многие медицинские услуги, такие как операции на сердце, офтальмология, ортопедия, в нашей стране значительно дешевле при том же уровне качества, нежели на территории других стран. Это очень популярное направление, это значительный рынок. Министерство здравоохранения и мы оцениваем объем рынка въездного медицинского туризма в нашу страну примерно в 13 млрд рублей. И этот рынок активно растет и за счет граждан так называемых высокоразвитых стран, и за счет наших соседей, которые входят в состав СНГ. 

— Каков ваш прогноз на ближайший год по туристическому рынку? Ожидается ли появление новых направлений или возврат к старым, таким как Египет?

 Работа по обеспечению безопасности авиационных сообщений с Египтом активно идет. Наши египетские коллеги уже предприняли значительные шаги. Я надеюсь, что те рекомендации, которые были озвучены российской правительственной комиссией, будут выполнены в полном объеме. И я считаю, что после выполнения этих требований действительно будет рассмотрена возможность возобновления авиасообщения. Мы заинтересованы в том, чтобы Египет был представлен на российском туристском рынке — это очень популярное направление среди наших граждан. Это недорогой, но при этом достаточно качественный отдых. Он не является конкурентным для нашей страны, потому что наши граждане едут туда, когда высокий сезон в нашей стране уже заканчивается. Мы в этом очень заинтересованы, но ключевым моментом остается безопасность граждан.

Прямой эфир

Загрузка...