Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Химоружие: ужасающая история, обнадеживающий финал

0
Фото: ГСО ФБУ ФУ БХУХО
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Через месяц, в сентябре 2017 года, в Российской Федерации будет завершен процесс уничтожения запасов одного из видов оружия массового поражения – химического. Наша страна полностью выполнит взятые на себя обязательства по международной Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении (Конвенция). Федеральная целевая программа «Уничтожение запасов химического оружия в Российской Федерации» (Программа) завершается безопасно, эффективно и на год раньше установленного срока, сэкономив более 2 млрд рублей бюджетных средств.

ОТ КУРАРЕ ДО ВИ-ИКС

Идею наносить противнику поражение отравляющими веществами люди подсмотрели у природы. Пауки, насекомые, змеи, даже ядовитые растения использовали это «оружие» с доисторических времен, чем не замедлил воспользоваться и человек разумный. Аборигены Амазонки и пигмеи Африки до сих пор пропитывают свои стрелы ядом лягушек или растений.

Упоминания о том, что на войско врагов напускался по ветру удушливый дым от сжигавшегося высушенного острого перца или отравлялись колодцы и другие водные источники, имеются во многих старинных письменных документах. Полученные же химическим путем «вонючие газы» впервые использовали англичане во время Крымской войны в 1853–56 годах, начиняя им пушечные ядра. Однако это еще не было полноценным химическим оружием, солдаты защищались от зловонного дыма, просто укутываясь в мокрые шарфы. Но уже к началу ХХ века на вооружение европейских держав поступают настоящие боевые отравляющие вещества (ОВ), которые массово используются в Первой мировой войне 1914– 1918 годов. Первая химическая атака хлористым газом была предпринята германской армией на позицию англо-французских войск возле бельгийского городка Ипр 22 апреля 1915 года. На месте погибло до 5 тыс. солдат, еще больше пострадали. И притом люизитом и другими ОВ, по разным оценкам, в той войне были поражены до миллиона человек. Кто-то скончался сразу, кто-то умирал медленно и мучительно.

КОНВЕНЦИЯ

Увидев и осознав катастрофические последствия применения химического оружия, страны мира незамедлительно приступили к переговорам о его запрещении. Было подписано несколько международных соглашений, ограничивавших применение удушливых газов (Версальский договор 1919 года, Вашингтонская конференция 1921 года, Женевский протокол 1925 года), но в отдельных случаях боевые отравляющие вещества использовались еще очень долгое время, да и сегодня продолжают применяться в военном конфликте в Сирии. Однако справедливости ради следует отметить, что после Первой мировой войны химическое оружие массово не применялось. Даже гитлеровцы поостереглись использовать ОВ на полях сражений, (правда, в концлагерях травили людей печально известным газом циклоном Б). Химоружие продолжали совершенствовать и накапливать вплоть до 80-х годов прошлого столетия. В годы холодной войны больше всего боевых ОВ произвели Соединенные Штаты Америки и Советский Союз. Достигнутая в начале 90-х годов договоренность между этими странами о химическом разоружении легла в основу подписания в 1993 году международной Конвенции. Мир дружно приветствовал это соглашение, Конвенция стала одной из самых многочисленных по числу стран-участниц. К настоящему времени лишь 4 государства — Северная Корея, Израиль (подписал, но не ратифицировал Конвенцию), Египет и Южный Судан — не присоединились к ней. Три из этих стран, по оценке экспертов, — Израиль, Египет и Северная Корея — могут обладать запасами химического оружия. Первоначально же о его наличии заявили США, Россия, Южная Корея, Индия, Албания и Ливия, оно также было у Сирии, присоединившейся к Конвенции в 2013 году.

ВРЕМЯ ПЕРЕМЕН

У китайцев, сохраняющих свою государственность на протяжении вот уже нескольких тысячелетий и подметивших немало закономерностей в жизни общества, есть такое пожелание недругам: «Чтоб ты жил во время перемен». Реализация федеральной целевой программы «Уничтожение запасов химического оружия в Российской Федерации», принятой в 1996 году, началась именно в такое время.

В условиях распада единого государства, всеобщего кризиса, сопровождавшегося военным конфликтом на Северном Кавказе, и активного иностранного влияния на политику России для выполнения конвенционных обязательств возникли, казалось бы, непреодолимые трудности. Не было ни промышленных предприятий по безопасному уничтожению химического оружия (УХО), ни соответствующих технологий, ни специалистов, ни финансов… Зато было активное сопротивление региональных властей и местного населения созданию объектов по УХО. То там, то здесь на воздух взлетали целые арсеналы обычных боеприпасов, случались другие страшные техногенные катастрофы. Против уничтожения химического оружия выступали некоторые партии, имевшие тогда своих представителей в Государственной думе и многих региональных представительных органах власти. Они считали, что это ослабит обороноспособность. Палки в колеса вставляли и недруги России, всячески стремившиеся представить нашу страну неспособной выполнить обязательства по международной Конвенции. В центральных СМИ, в парламенте, на других площадках шли серьезные разговоры о том, что Россия не должна ратифицировать Конвенцию (подписание которой сама инициировала!), что нужно отложить её выполнение до лучших времен или вовсе передать запасы химического оружия под международный контроль. Людей, веривших в то, что страна сможет справиться с конвенционными обязательствами, было явное меньшинство, а уж специалистов, способных безопасно и в установленный срок решить эту боевую задачу, и вовсе единицы.

К счастью для России, в трудные времена всегда находятся герои. В 90-х это могли быть только военные, которые охраняли и обслуживали химическое оружие. Во многих воинских коллективах соблюдались дисциплина и порядок. Соответствующее решение и было принято в 1992 году, когда при Управлении начальника войск радиационной, химической и биологической защиты (РХБЗ) сформировалось Управление ликвидации химического оружия. Эта структура впоследствии выросла в самостоятельное федеральное бюджетное учреждение — «Федеральное управление по безопасному хранению и уничтожению химического оружия при Министерстве промышленности и торговли Российской Федерации» (Федеральное управление), которому 22 августа 2017 года исполняется 25 лет. А уже в сентябре текущего года создатель и бессменный начальник Федерального управления доктор технических наук, профессор, дважды лауреат премии правительства Российской Федерации в области науки и техники генерал-полковник Валерий Капашин готов отчитаться перед президентом Российской Федерации, перед гражданами нашей страны и людьми всей планеты о полном завершении уничтожения имевшихся запасов химического оружия. Преодолев все объективные и субъективные трудности, коллектив Федерального управления выполнил Программу безопасно на год ранее установленного срока, сэкономив более 2 млрд рублей бюджетных средств. Своевременно в России были созданы 7 современных крупных объектов по промышленному уничтожению химического оружия (возле каждого арсенала ХО). В 4 этапа, начиная с 2002 года, уничтожены все имевшиеся на хранении 40 тыс. т боевых отравляющих веществ, которые были снаряжены в 4,4 млн химических боеприпасов (если бы их расставить по экватору вокруг земли, то они стояли бы друг от друга менее чем через каждые 10 метров!). Часть химических боеприпасов содержала не только отравляющие, но и взрывчатые вещества, которые невозможно было извлечь. И эти сложные боеприпасы были также уничтожены с использованием отечественных технологий российскими специалистами на российских предприятиях. Наша страна еще раз продемонстрировала миру удивительную способность эффективно отвечать на самые острые вызовы современности.

ЭТАПЫ ГЕРОИЧЕСКОГО ПУТИ

О том, как создавались объекты по УХО, как выстраивались отношения с местным населением, как обеспечивалась безопасность, как проходил процесс детоксикации боевых ОВ, как решались другие вопросы при уничтожении химического оружия, много уже сказано и написано. Безусловно, реализация Программы будет еще долго анализироваться и обсуждаться. Непростая боевая задача, по своей значимости историческая, выполнение которой начиналось в условиях острого кризиса, завершается образцово, с демонстрацией высочайшего профессионализма, проявлением отваги и героизма. Она стала одним из первых «камней» которые сегодня «собирает» возрождающаяся страна. Эта победа может и должна служить примером исполнения воинского и гражданского долга.

Первый объект по уничтожению боевых отравляющих веществ был построен под руководством Федерального управления и введен в эксплуатацию в пос. Горный Саратовской области в декабре 2002 года. Там хранилась 1,1 тыс. т отравляющих веществ кожно-нарывного действия иприт и люизит в специальных крупнотоннажных емкостях. Они полностью и безопасно были уничтожены в 2005 году.

В том же 2005 году в строй вступил объект «Камбарка» в Удмуртской Республике, где хранились 6,4 тыс. т ОВ кожно-нарывного действия (люизит) в специальных крупнотоннажных емкостях. С поставленной задачей коллектив объекта «Камбарка» справился в 2009 году.

В 2006-м был пущен в эксплуатацию третий российский объект «Марадыковский» в пос. Мирный Кировской области, где хранились авиационные химические боеприпасы, снаряженные фосфорорганическими ОВ последнего поколения (зарин, зоман, ОВ типа ви-икс), а также люизитом, общей массой 6,9 тыс. т. В октябре 2015-го на этом объекте был уничтожен последний химический боеприпас.

В 2008 году приступил к уничтожению химического оружия объект «Леонидовка» в Пензенской области. Все хранившиеся на нем 6,9 тыс. т фосфорорганических отравляющих веществ, снаряженные в авиационные химические боеприпасы, полностью уничтожены в сентябре 2015 года.

Объект «Щучье» в Курганской области был введен в эксплуатацию в 2009-м. В ноябре 2015 года коллектив объекта успешно завершил основную работу, уничтожив 5,5 тыс. т фосфорорганических ОВ, снаряженных в химические боеприпасы ствольной и реактивной артиллерии.

В 2010-м начались работы по уничтожению химического оружия на самом крупном по запасам ОВ объекте «Почеп» в Брянской области. Все хранившиеся на нем 7,5 тыс. т фосфорорганических отравляющих веществ, снаряженных в авиационные химические боеприпасы, были успешно уничтожены в октябре 2015 года.

Седьмой объект «Кизнер» в Удмуртской Республике вступил в строй в декабре 2013 года. Там хранились 5,7 тыс. т фосфорорганических отравляющих веществ и люизита в артиллерийских химических боеприпасах. На этом объекте и, соответственно, в Российской Федерации в целом последний химический боеприпас будет уничтожен в конце сентября 2017 года.

Процесс уничтожения запасов химического оружия в Российской Федерации проходил в четыре этапа.

Согласно требованиям Конвенции и Программы к апрелю 2003 года было уничтожено 400 тонн отравляющих веществ, что составляло 1% имевшихся запасов. Это был I этап.

В апреле 2007 года выполнили II этап, уничтожив 8 тыс. т ОВ, что составило более 20% запасов.

В ноябре 2009 года был выполнен III этап: уничтожено 18 тыс. т ОВ, или более 45 % всех запасов химического оружия.

Завершающий, IV этап конвенционных обязательств будет выполнен 26 сентября 2017 года.

В реализации Программы нашей стране оказали техническую помощь ряд государств (Германия, США, Швейцария, Голландия, Канада и др.). Эта помощь в совокупности составила около 10% потраченных средств. Основную же нагрузку в сумме более 288,9 млрд рублей понес российский бюджет.

КОМПЕНСАЦИЯ МЕСТНОМУ НАСЕЛЕНИЮ

За счет средств Программы, как и было предусмотрено её положениями, в регионах хранения и уничтожения химического оружия построены многие объекты социальной инфраструктуры. В их числе более 400 многоквартирных жилых домов, 14 больниц, 22 детских общеобразовательных учреждения, 3 Дома культуры, 3 здания РОВД, 3 бани, 1 Дворец водного спорта, 3 спортивных комплекса, 7 электроподстанций, 11 котельных, 2 полигона ТБО, водозаборное сооружение, пруд… Проложено 10,5 км сетей электроснабжения, 201,0 км сетей водоснабжения, 29,9 км теплоснабжения, 516,0 км газоснабжения. Благоустроено 52,9 км улиц, отремонтировано 155,0 км автомобильных дорог. Это инфраструктура небольшого российского города.

В Почепском районе Брянской области, в Щучанском районе Курганской области, в Пензенском районе Пензенской области, в Краснопартизанском районе Саратовской области, в Оричевском и Котельничском районах Кировской области, в Камбарском и Кизнерском районах Удмуртской Республики тысячи семей смогли получить новые квартиры, решены застарелые проблемы капитального ремонта или строительства новых корпусов центральных районных больниц, поликлиник, школ, детских садов и т.д. На эти цели направлено до 10% стоимости каждого из семи объектов по хранению и уничтожению химического оружия.

В благодарность за избавление от опасного соседства с арсеналами боевых ОВ и за существенную помощь в решении насущных социальных проблем жители регионов хранения и уничтожения химического оружия присвоили генерал-полковнику Валерию Капашину звания «Почетный гражданин Удмуртской Республики», «Почетный гражданин Почепского района Брянской области», «Почетный гражданин Краснопартизанского района Саратовской области», «Почетный гражданин Камбарского района Удмуртской Республики», «Почетный гражданин Кизнерского района Удмуртской Республики». Он награжден медалью ордена «За заслуги перед Пензенской областью», почетным знаком «За заслуги перед Кировской областью» и др.

ПАРТНЕРЫ ОТСТАЛИ

Как только Россия в 1997 году ратифицировала Конвенцию, США незамедлительно, в том же году, приступили к уничтожению запасов своего химического оружия. Теперь уже не секрет, что химические боеприпасы у них для облегчения конструкции были изготовлены из дюралюминия. Это позволяло увеличить боекомплект бомбардировщика, однако такие изделия оказались совершенно непригодны для длительного хранения и, выражаясь языком военных, в 80-х годах активно «потекли».

Американцы использовали технологию простого сжигания ОВ в специальных камерах. Она оказалась ненадежной. За короткое время было зафиксировано как минимум 5 выбросов в атмосферу отравляющих веществ, которые прорывались через многочисленные фильтры. Узнав об этом, общественность и местное население активно выступили против использования такой технологии. Процесс химразоружения в Штатах резко замедлился. Правительство США попросило Организацию по запрещению химического оружия (ОЗХО) продлить срок завершения своей программы на 5 лет с 2007 до 2012 года, а затем американцы и вовсе заявили, что уничтожат последний химический боеприпас не ранее 2023 года.

На этом фоне наша страна, которой со времен холодной войны досталось на 25% больше химического оружия, чем имелось у американцев (у них было 30 тысяч тонн), и приступившая к его промышленному уничтожению на 5 лет позже, оказалась технологически более развитой в этом вопросе. Несмотря на то, что мы вслед за американцами тоже попросили ОЗХО о продлении срока реализации своей Программы, тянуть до 2023 года не стали. Во-первых, это потребовало бы дополнительных бюджетных средств в сумме как минимум несколько десятков миллиардов рублей. Во-вторых, безопаснее уничтожить химические боеприпасы более оперативно, а созданные химические предприятия в более сжатые сроки перепрофилировать на выпуск продукции мирного назначения. Эффективное уничтожение боевых отравляющих веществ в Российской Федерации продемонстрировало высочайшую профессиональную квалификацию наших военных, ученых, инженеров и других специалистов.

НУЖНО ЛИ БЫЛО УНИЧТОЖАТЬ ХИМОРУЖИЕ?

Для абсолютного большинства аналитиков, военных, политических деятелей и просто граждан ответ ясен и однозначен: уничтожать запасы имевшегося химоружия было необходимо.

Потому что все химические боеприпасы выслужили не раз продлевавшийся срок хранения. Все без исключения. С каждым годом они представляли все большую и большую опасность для местного населения. Уже в конце 80-х годов прошлого века командование советской армии вынуждено было срочно разработать, изготовить и применять на практике передвижные комплексы уничтожения аварийных специальных изделий (КУАСИ), на которых уничтожались выходившие из строя химические боеприпасы. Конечно, можно было обновлять арсеналы боевой химии, но не случайно еще до Конвенции наша страна в одностороннем порядке прекратила производство боевых отравляющих веществ и перепрофилировала часть мощностей по их выпуску на мирные рельсы. К тому времени всем здравомыслящим людям стало очевидно, что планета Земля и так стремительно «перегружается» химией вследствие развития и распространения промышленного производства. Удобрения, пестициды и гербициды, моющие и чистящие вещества, нефтехимия, парфюмерия, бытовая химия, производство синтетических материалов и другие искусственно получаемые соединения после их употребления выбрасываются в атмосферу, попадают в воду, свалками в виде отходов захламляют почву. Это вызывает проблемы планетарного масштаба. С лица земли ежегодно исчезают сотни видов растений и животных, меняется климат, снижается качество продуктов питания, питьевой воды и воздуха. Масштабное применение химического оружия резко подтолкнуло бы все человечество в пропасть, а избавившись от него, люди получат надежду на решение проблемы загрязнения окружающей среды. Химический апокалипсис отодвинут, появляется дополнительное время всерьез заняться экологией.

В любом случае этот дискуссионный вопрос никоим образом не касался и не касается Федерального управления. Специалисты этой организации с честью завершают выполнение сложнейшей боевой задачи, которая была поставлена высшим политическим руководством страны. Кстати, трудился коллектив Федерального управления под девизом «Оставим потомкам чистую планету!». При уничтожении химического оружия в Российской Федерации не допущено ни одного случая прорыва в окружающую среду отравляющих веществ или продуктов их деструкции, ни один человек не пострадал.

За всем этим стоит напряженный кропотливый труд многих тысяч сотрудников российских организаций и предприятий и в первую очередь коллектива Федерального управления. Его начальник, генерал-полковник Валерий Капашин последние два десятилетия находился в непрерывных командировках, постоянно в дороге, пересекая полстраны от Брянска до Урала, от Саратова до Ижевска, провел тысячи совещаний, планерок, комиссий, встреч, мероприятий по пуску и закрытию объектов… И этот труд Федерального управления должен быть по достоинству оценен.

Прямой эфир

Загрузка...