Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Важно, чтобы рядом были те, кому можно верить»

Актер и режиссер Андрей Соколов — о новом проекте, старых фильмах, стихах и магии успешных картин
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Один из самых востребованных актеров страны Андрей Соколов отмечает 55-летие. За неимением времени народный артист предложил корреспонденту «Известий» записать юбилейное интервью в дороге, в своем BMW.

— Превосходный стиль вождения, не верю, что вы когда-нибудь попадали в сложные ситуации на дорогах.

Были ситуации, да Бог спасал. Иногда не понимал потом, как не случалось аварии. Машин сегодня много хороших, уровень современной техники позволяет получать удовольствие от многих марок автомобилей. На уровне люксовых моделей это почти что уже самолет.

— Как с ГИБДД складываются отношения при ваших-то скоростях?

— ГИБДД — это в первую очередь люди, а если с людьми общаешься нормально, то и они к тебе относятся соответственно. У меня был случай в молодости, когда я ехал с дачи от мамы. Машина «Жигули», пять часов утра. На дороге голосуют две женщины — мама с беременной дочкой. В дороге у дочки начались схватки.

Я летел, наверное, километров 150 в час — всё, что можно выжать из «Жигулей». За мной помчались гаишники с мигалками. А у женщины воды отходят, останавливаться нельзя. Мне готовились по колесам стрелять, когда я въехал на территорию больницы. Инспектора с наручниками ко мне бежали, ну а потом разобрались, носилки с роженицей помогали нести.

— «Жигули» — ваша первая машина?

— Да, купил, когда денег заработал, отправившись на стройку века БАМ. Кроме того, работал на шабашках разных, да и фарцовку джинсами тогда никто не отменял. Сейчас это называется бизнесом.

— Сегодня бизнес-жилку задействуете?

— Этим совсем некогда заниматься, профессия занимает много времени. Да, есть счастливые люди, которые могут совмещать и то, и другое, но у меня не получается.

— Вы выросли в семье инженеров. Не ожидали родители, наверное, что сын будет артистом?

— По большому счету — да. Но тем не менее любые мои начинания всячески поддерживались. Когда я учился в авиационно-технологическом институте, то желание бросить вуз появилось у меня уже на третьем курсе. Между мной и родителями состоялся серьезный разговор, и мы пришли к единому мнению, что институт надо все-таки окончить. «Получишь диплом, а потом делай всё, что хочешь». Вот такое джентльменское соглашение.

— БАМ в вашей жизни — мальчишество?

— Ну почему… У меня отец на БАМе работал, и я в первый раз туда отправился во время школьной производственной практики. В годы моей учебы после восьмого класса мальчики и девочки получали основы рабочих профессий. Окончил курсы сантехников (мало ли — пригодятся в жизни) и поехал через Тынду в поселок Дипкун.

С одной стороны, мне всё было очень интересно, я ведь понимал, что больше в эти места могу никогда не попасть. А с другой — денежный вопрос никто не отменял, на БАМе я заработал очень прилично. Признаюсь, там было тяжело поначалу, бешеное количество мошкары. Ну и климат резко континентальный, к этому тоже нужно было привыкнуть. Потом всё нормализовалось, на рыбалку ходили, на охоту. Люди там настоящие. Кстати, смысл выражения «Север засасывает» я очень четко на себе ощутил. Совершенно другим человеком оттуда приезжаешь.

— Для ангелоподобного мальчика, каким мы помним вас по фильмам 1980-х, БАМ, конечно, — жестко.

— Нормально. За свою многолетнюю практику я дорос еще и до сантехника пятого разряда. А потом, когда учился в МАТИ, с ребятами много раз подрабатывал по ночам на мясокомбинате, «бомбил» на машине, а когда начал учиться в театральном, и преподавал, и охранником работал — ничто человеческое мне не чуждо.

— На охоту сегодня ходите?

— А как же без этого? Получаю удовольствие от тишины в лесу, от людей, которые рядом, от ощущения полного растворения в природе. Охота — особый ритуал, образ жизни, если хотите, и дело не в количестве трофеев.

Фильм «Маленькая Вера», где вы сыграли, в следующем году отметит 30-летний юбилей. Его и сегодня смотрят. В чем, по-вашему, очарование этой картины?

— История-то по большому счету простая, и ситуация абсолютно узнаваемая. У многих в жизни она могла быть. Есть некая химия, заложенная в фильм режиссером. Вася Пичул закодировал свои мысли определенным образом, определил эмоционально-болевые точки. Внимание зрителя он как пылесосом затягивает и не отпускает до последней минуты.

Вася — царствие ему небесное — был очень талантливым человеком. Заряд, который он вложил в картину, трансформировал некие энергетические потоки, в которых он существовал тогда. А чем более талантлив человек, тем больше людей он может увлечь своим азартом. И я через призму его восприятия смог больше увидеть, услышать, понять. Такая вот мозаика, фантастическая паутина.

— И, конечно, собрание отличных актеров имело значение.

— Да, создать органичный актерский ансамбль, найти психотипы, которые сами по себе тоже что-то несут, — большое искусство. Дело в малейших нюансах, и чем их больше, тем красочнее картина. Всё сложилось в этом фильме, хотя поначалу было непросто. Когда Вася начал снимать, фильм хотели закрывать. То, что картина состоялась, — сто процентов Васина заслуга.

— В «Маленькой Вере» всё очень естественно. Вы похожи на сыгранного героя?

— В общем, да. Это была всего вторая моя картина, я профессией тогда совсем не владел. Но институт, общага — всё узнаваемо, и играть-то особо ничего не надо было.

Сегодня вы не только актер, но и режиссер, расскажите об этой стороне вашей жизни.

— Если я чем-то увлекаюсь по-взрослому, то стараюсь делать это профессионально, поэтому окончил Высшие режиссерские курсы. Я понимал, что, даже если не буду заниматься режиссурой, это обогатит мою актерскую профессию, буду больше понимать, как работают режиссеры с актерами.

Тяга к режиссуре — это склад ума, особенность восприятия. Я люблю профессию актера, она космическая, в ней пределов нет, но мне интересно быть не только составляющей частью кубика Рубика. Всегда хотелось самому этот кубик складывать, потому что, если говорить про окончательный результат спектакля или фильма, это всё равно — режиссура.

— Сейчас над какой картиной работаете?

— Рабочее название «Выжившая». По жанру это драма, психологический боевик, история о девушке, которая в поиске принца на белом коне предает родных и близких. 

— У вас много друзей?

— Нет, но есть такие, которым нет цены.

— Юбилей отметите?

Август — время отпусков, многие в отъезде. Юбилей для меня — повод увидеть людей, дорогих сердцу, поэтому собственно праздничные мероприятия перенес на сентябрь.

— Ваши мечты сбываются?

— Они реализуются у всех. Недаром же говорят: «Бойтесь своих мыслей». На себе проверил.

Как трудности преодолеваете?

— Наверное, еще в детстве надо книжки правильные читать и готовым быть к трудностям, которые в жизни неизбежны. И очень важно, чтобы рядом были те, кому можно верить.

— А еще выход — писать книги.

— Как оказалось, это мое самое постоянное хобби. Лет 20 назад вышла небольшая книжка моих стихотворений «Слова». Затем роман «Новая русская леди» в соавторстве с Екатериной Домениковой. А только что к моему дню рождения еще одна книга стихов вышла: «Дом мой вырос без тебя». Кто знает, может, это и есть одно из самых важных дел в жизни. «Снова осень льет печаль, / Неземное время года, / Где любовь и непогода, / И опять чего-то жаль. / Жаль багряного заката, / Желтых листьев, тишины, / Что спешил всегда куда-то, / Что давно не видел сны…»

Справка «Известий»

Андрей Соколов окончил Московский авиационно-технологический институт и актерский факультет Театрального училища имени Б.В. Щукина. В 1990 году был приглашен в труппу театра «Ленком», где играет по сей день. Фильмография актера включает такие ленты, как «Маленькая Вера», «Наш человек в Сан-Ремо», «Красная площадь», «Оттепель», «Адвокат», «Уголь» и др.

Прямой эфир