Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Если это кого-нибудь напрягает, значит, с проектом что-то не так»

Глава Общественной палаты Валерий Фадеев — о контроле ОП за расходованием средств НКО-грантополучателей и возобновлении допуска в парламент и министерства
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Михаил Терещенко
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Победителями первого конкурса на предоставление грантов президента РФ в этом году стали 970 некоммерческих организаций из 79 регионов. НКО, получившие финансирование, впервые будут отчитываться о расходовании средств перед Общественной палатой и ее региональными отделениями. О том, как будет выстроен этот процесс, об инициативе Госдумы о допуске членов ОП в здание на Охотном Ряду, а также о новых полномочиях по «принуждению» чиновников к диалогу с общественниками и поддержке президента «Известиям» рассказал глава Общественной палаты РФ Валерий Фадеев.

 Общественная палата договорилась с Фондом президентских грантов о том, чтобы НКО публично отчитывались перед общественниками о расходовании средств. Если это федеральные проекты — то на площадке ОП РФ, если региональные — соответственно, в региональных палатах. Есть ли уже ясность, как будут выглядеть эти «отчеты»?

— Эта тема еще в работе. В регионах, где я бывал, не все с восторгом восприняли эту идею. Некоторые грантополучатели спрашивали, зачем нам надо считать деньги в чужом кармане. Но ведь это не частные деньги, а общественные, и эффективность их расходования правильно будет проверить. Если проект сделан хорошо и людям есть чем гордиться — они сами с удовольствием придут на площадку ОП и расскажут о результатах. А вот если это кого-нибудь напрягает, значит, скорее всего, с проектом что-то не так — или он некачественный, или работать не умеют.

 И что вы будете делать, если НКО начнут отказываться от публичных отчетов?

— Мы уже взаимодействуем с Фондом президентских грантов, с его гендиректором Ильей Чукалиным. Уже понятно, что есть ряд профессиональных грантополучателей, а есть недобросовестные. Несомненно, тот, кто не захочет участвовать в совместной работе с ОП, как мы предполагаем, будет терять шансы на получение следующих грантов. 

 Сработал ли, на ваш взгляд, новый подход к распределению грантов? По итогам первого конкурса среди победителей оказались правозащитники, НКО-иноагенты — раньше ситуация обстояла иначе...

— Оценивается не наличие статуса, а сами проекты. Иноагенты — тоже российские организации, и их статус говорит лишь о том, что они получают иностранные деньги. Общество должно об этом знать и ничего больше. Если такая НКО предъявляет хороший социальный проект, она имеет шанс получить грант, что и произошло. Всё по-честному. С приходом Сергея Кириенко (первый замглавы администрации президента. — «Известия») выстроена новая система, и, я уверен, она будет эффективной. У него большой опыт, и команду пригласили на это дело серьезную. Эффективно сработала система экспертного отбора. Видно, что административное влияние невелико. В предыдущие годы можно было видеть, как значительно вмешивалась бюрократия. Сейчас этого вмешательства гораздо меньше. Электронная система облегчила механизм подачи заявок — всё открыто, можно проверить.

— Более 80% победителей первого этапа конкурса — региональные НКО, московских не так много. С чем это связано?

— Это нормальное распределение. Страна огромная, и в регионах проблем больше, чем в столице. Здесь люди недовольны тем, что трудно проехать, потому что ремонтируют тротуары, а во многих регионах проблемы будут потяжелее. Они были бы счастливы, появись у них деньги на ремонт тротуаров. 

Доступ в парламент и министерства

 По итогам встречи с членами ОП в начале лета Владимир Путин утвердил перечень поручений, в числе которых — обеспечить общественникам беспрепятственный доступ в здания Госдумы и Совета Федерации. Сейчас у вас такой возможности нет?

— Члены ОП и раньше имели возможность заходить в Госдуму, в Совет Федерации и в министерства по своим удостоверениям. Но в какой-то момент произошел бюрократический сбой. Сейчас бессмысленно разбираться, когда и почему, надо будет просто восстановить прежний режим. Никакой политической подоплеки в этом нет. Мы восстановим ранее существовавший порядок и в министерствах — несомненно, и там добьемся пропусков. 

 А чья эта была инициатива — восстановить возможность посещать парламент для членов ОП?

— Инициатива исходила от членов Общественной палаты. Госдума — это общественное место, и очень странно, что член ОП не может туда войти. И все понимают, что это странно, и я уверен, что препятствий тут никаких не будет. Эта тема прозвучала на встрече с президентом 20 июня и потом появилось поручение.

 Ранее вы говорили, что ОП начнет активно работать с регионами...

— Это одно из наших главных направлений — помощь регионам. И мы уже начали ее оказывать. Хотим под эгидой региональных общественных палат собирать клубы, куда будут приходить активисты, журналисты, чиновники, бизнесмены и решать там актуальные проблемы. Активисты очень хорошо  откликаются на эту инициативу. Важно, чтобы на этих площадках люди — и в первую очередь чиновники — не боялись обсуждать самые острые вопросы. Чтобы они не шарахались от трудностей. Там, где они не шарахаются, и возникает продуктивный контакт между гражданскими активистами и чиновниками. В Рязани такой масштабный проект уже запущен. Это же делаем сейчас в Ярославле и в Великом Новгороде. 

 Заинтересованность активистов понятна. А как реагируют чиновники?

— По-разному. Например, в рязанской Солотче начали строить многоэтажные жилые дома и коттеджные поселки. Мы обсудили эту тему с врио губернатора Николаем Любимовым на первом заседании клуба. Выяснилось, что и общественники, и власть — за развитие Солотчи и против ее застройки. Из нее можно сделать туристическое место и привлечь москвичей. Обсудили, как быть со старыми советскими санаториями и пионерлагерями. Именно в таких диалогах появляются конструктивные подходы.

 А если чиновники не хотят ничего обсуждать с общественниками?

— Для этого, кроме убеждения, есть мера принуждения. Пока не применяли, но если потребуется — не побрезгуем.

Поддержка президента

 На встрече с главой государства ставились ли перед ОП новые задачи? Может, вы обсуждали, чем палата должна заниматься в первую очередь?

— Общественная палата же вне политики. Президентское видение и роль палаты — совпадают. Владимир Путин упорно и настойчиво, много раз и в разных местах говорил о важности развития гражданского общества. Мы видим поддержку президента, и нам большего не надо.

— Значит ли это, что ОП, например, может заняться наблюдением на президентских выборах?

— У нас на днях была создана рабочая группа по контролю за соблюдением избирательных прав граждан. Такие же появятся в регионах, а в Москве разместим колл-центр. Работать начнем уже сейчас, не дожидаясь президентских выборов.

 После нападения на корреспондента НТВ в день ВДВ ваш первый заместитель Вячеслав Бочаров заявил, что палата займется защитой прав журналистов. Как именно ОП планирует защищать представителей СМИ?

— Жалко, что наш коллега оказался более хлипким, чем нападавший. Надо было ему тоже в глаз дать хорошенько и самому защитить свои права. А мы обсудим, чем со своей стороны мы сможем помогать журналистам в будущем.

Прямой эфир