Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Голос кочевников» прозвучал в Бурятии

Международный фестиваль под Улан-Удэ объединил корневую музыку и современные технологии
0
Фото: пресс-служба фестиваля «Голос кочевников»
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Под Улан-Удэ состоялся международный музыкальный фестиваль «Голос кочевников». Форум проводился силами местной филармонии в девятый раз. Начавшись как локальный смотр монголо-бурятско-тувинской песни, проходивший в улан-удинском оперном театре и этнографическом музее народов Забайкалья, он постепенно сменил место дислокации и формат. 

Термин «опен эйр» прижился не сразу, зато слово «пикник» быстро вошло в оборот наряду с этнофутуризмом и событийным туризмом, о которых здесь говорят как об одних из главных движущих сил в развитии региона.

— На нашем фестивале сходятся национальная корневая музыка и современные технологии, — сообщила «Известиям» арт-директор фестиваля Наталия Уланова. — У нас нет ограничений, разве что не должно быть попсы, но даже самые жесткие жанры вроде «хеви-метал», если они сочетаются с народной традицией, всегда будут у нас желанными гостями.

Старенькая, но комфортная маршрутка стрелой разрезала 50 км степи и высадила публику у ворот туристического комплекса «Степной кочевник» возле села Ацагат, где ее и встретили гостеприимные буряты в национальных костюмах и важно поглядывающий на всё происходящее веселый верблюд.

Со сцены уже доносились заводные ритмы бурятских System Of A Down — молодой местной команды «Сагаан Турлааг». Начало, по-настоящему бодрое, задающее тон всему мероприятию, подобраться к которому нужно было, преодолев ряды с изделиями местных мастеров и кафешки с изысканных яствами местных поваров.

Вторым на сцену поднялся тувинский дуэт «Ят-Ха» в составе Альберт Кувезин — Шолбан Монгуш. Легендарного Кувезина здесь хорошо знают и любят, он платит тем же, рассыпая между песнями шутки: «Со мной на сцене Шолбан Монгуш, он играет на эгиле, инструменте, официально разрешенном в России».

Акустическая программа «Ят-Ха» настроила на позитив, который немедленно подхватил проект «Звук. Восток». В него входят певица Бадма Ханда Аюшева, композитор Денис Хоров и альтист Владимир Ткаченко — ученик Юрия Башмета и главный дирижер Бурятской филармонии. Их программа, поначалу четкая и академическая, плавно перетекла в электронную плоскость, визуализированную московским проектом Struttura. Ну а когда на сцену поднялась неподражаемая Намгар Лхасаранова, фестивальное поле и вовсе закрутилось в трансовых хороводах.

Восторг вызвало выступление классика олдскульного бурятского рэпа Сергея Биликтуева — лидера группы «Хатхур Зу». Своей «читке» Сергей учился на номерах группы 5 Nizza. Один из ее участников, Андрей Запорожец, был заявлен хедлайнером первого дня.

Завершали дневную программу уже сольным выступлением Struttura. Жесткое, энергичное техно, переходящее в нойз, прозвучало как четкий финальный удар, анонсирующий завтрашний, не менее важный день. Ночная программа была отдана Baikal Nomands DJ’s, и оставшиеся на поле получили свою порцию танцев в обрамлении изысканной электроники.

Второй день фестиваля оказался еще более насыщенным как за счет публики, так и почетных гостей и артистов. В тот момент, когда испанцы Давид Сорроче и Мария Бертос выдавали яркое, хотя и немного однообразное фламенко, на поле прибыл исполняющий обязанности главы Бурятии Алексей Цыденов. В беседе с «Известиями» он рассказал, что музыку любит, предпочтение отдает тяжелым командам вроде Metallica и Iron Maiden, а на фестивале «музыка действительно стала связующим фактором для создания общего настроения». После чего обещал оказывать «кочевникам» посильную помощь.

Бразильская Casuarina вонзила зажигательной, но в принципе предсказуемой самбой, возможно, несильно удивив публику, но четко настроив ее на, пожалуй, одно из главных выступлений — сет Намгар, чья программа строится на песнях с разными мелодиями, но с похожей тематикой. Общее настроение от вгоняющего в транс ритма до хороводных песнопений в итоге выливается в сумасшедшее по накалу действо, в которое вовлечен каждый зритель в радиусе сотен метров.

Бурятку Намгар сменила московская VOLGA, на последней песне к ней присоединился импровизированный состав. Поддержать москвичей кроме Намгар вышли Бадма-Ханда, Сергей Биликтуев, басист Евгений Золотарев и выступление завершилось грандиозным джемом. Перехватить такой накал идущему следом «Калинову Мосту» не удалось, тем не менее почти земляк забайкалец Дмитрий Ревякин, любимый здесь именно за свои тягучие баллады, был принят тепло. Ну а гимн Бурятии, исполненный «Мостом» под финал сета, отношения закрепил.

В это же время на маленькой сцене священнодействовала японско-бурятская музыкально-поэтическая театральная лаборатория Джуна Кавасаки — удивительный авангардно-акустический проект, случайно заехавший на фестиваль и тут же получивший добро на пускай и локальное, но очень яркое выступление, обозначенное как «Евразийский оперный проект в Сибири».

Наверное, самым ярким открытием фестиваля стало выступление пост-роковой корейской группы Jambinai. Брутальная электроника, совмещенная со звучанием народных инструментов пири и комунги и роковых гитар, — очередное подтверждение тому, что спасение унылому современному року придет только в сочетании привычных ходов с world music.

Прямой эфир