Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Совет Евросоюза утвердил 13-й пакет санкций в отношении России
Общество
Жители Чувашии поблагодарили Путина за развитие региона
Общество
Первые российские паспорта вручили жителям освобожденной Авдеевки
Мир
Додон обвинил Санду в создании спецгруппы судей для давления на оппозицию
Мир
ЗАЭС выразила беспокойство из-за долгого ремонта 330 кВ украинской стороной
Мир
После пожара в доме в Валенсии четыре человека погибли и до 15 пропали без вести
Армия
Российские бойцы на багги ушли от дрона-камикадзе в Авдеевке
Мир
Неизвестные вновь высыпали украинское зерно на железнодорожной станции в Польше
Происшествия
В Горловке при обстреле ВФУ пострадали мирные граждане
Мир
Немецкий журналист указал на драматическую ситуацию для ВСУ на фронте
Мир
Белый дом подтвердил введение 500 новых антироссийских санкций
Мир
Орбан указал на отсутствие у Украины возможности победить Россию
Мир
Лавров обсудил с президентом Бразилии ситуацию вокруг Украины
Мир
СМИ сообщили о взрывах в Николаеве на юге Украины
Общество
МВД показало кадры задержания организаторов убийства водителя адвоката

Эрмитаж представил уникальный фотоархив братьев Хенкиных

Снимки 1920–1930-х годов создают непривычный образ Советского Союза и Третьего рейха
0
Фото: пресс-служба Эрмитажа
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Отдел современного искусства Эрмитажа представил публике очередной эксклюзив — чудом сохранившийся семейный фотоархив, освещающий неофициальную жизнь Ленинграда и Берлина 1920–1930-х годов. Выставка «2Хенкин2» открывает России и миру имена братьев Хенкиных. И, судя по всему, их творчество займет свою нишу в истории фотографии.

Судьба Евгения (1900–1938) и Якова (1903–1941) Хенкиных отразила трагедию эпохи. Уроженцы Ростова-на-Дону после Октябрьской революции расстались: Яков переехал в Ленинград, Евгений — в Берлин. В 1936 году Евгений тоже приезжает в город на Неве, а уже в 1937-м его арестовали и в начале 1938-го расстреляли. Судьба Якова оказалась не менее трагичной: он ушел добровольцем на фронт и погиб в первый год войны.

Удивительно, что архив братьев из 7000 негативов сохранился, это цепь счастливых случайностей, — рассказал «Известиям» Денис Маслов, правнук Якова Хенкина. — Во-первых, Евгению удалось вывезти свои негативы из Германии в СССР. Во-вторых, эти материалы не были конфискованы НКВД. В-третьих, во время блокады квартира, где они хранились, не была разбомблена или разграблена. И позже, когда семья переезжала из одной квартиры в другую, негативы не выбросили — сохранили.

Зал Главного штаба, где проходит выставка, кураторы превратили в фотолабораторию. В ней непривычно темно для музея; свет, как будто пропущенный через красный фильтр, обостряет тревожно-символическое восприятие фотографий. Из 7000 негативов отобрано 142; какие-то из них еще в лотках с водой, какие-то — развешаны на веревках, «сушатся».

На снимках зрители видят Ленинград, который скоро окажется в блокаде, и Берлин, оплот Третьего рейха, куда в 1945-м победно войдут советские войска. Глядишь на младенца в коляске, на беззаботных девушек и парней — и мурашки по коже: что им предстоит? А пока жители обоих городов улыбаются, обедают, танцуют, флиртуют, играют в футбол. Но, например, на песчаном самолетике, в котором сидят немецкие мальчишки, едва различима надпись: Hitler.

Возникает соблазн — в духе нынешней публицистики — прочесть в идее экспозиции параллель между гитлеровским и сталинским режимами. Такие рифмы напрашиваются: нацистский парад дан встык с праздничными демонстрациями в Ленинграде, а мраморный Аполлон, к которому в Летнем саду прильнула молодая женщина, напоминает об античных образах Лени Рифеншталь. Но имей выставка политическую «сверхзадачу», подобный монтаж был бы острее. Здесь же акцент на иное — на приватно «выхваченную» действительность, какой она никак не могла предстать в официальной прессе.

Вот явно западное ню: девушка с обнаженной грудью. Читаешь подпись — нет, место действия Ленинград. Вот счастливо обнимающаяся ленинградская же парочка, застигнутая фотографом в листве. А здесь женщина показывает камере язык. Смелость во взгляде, грациозная красота, внутренняя раскованность советских людей на снимках противоречат нынешним шаблонным представлениям об эпохе.

При всех страшных параллелях в истории двух государств тут, думается, постановка проблемы более универсальная. От трагических перипетий, переламывающих жизнь простых людей, никто не застрахован. Ни в прошлые, ни в нынешнюю эпохи.

 

Прямой эфир