Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Самый главный вопрос, который обычно ставится перед экспертами по итогам «прямой линии», — это какой месседж посылает Владимир Путин. Правительству, губернаторам, элитам, Западу… На мой взгляд, полезно будет поменять угол зрения и посмотреть на традиционную коммуникацию главы государства, пытаясь понять: какой месседж посылает власти само общество? Ведь «прямая линия» — это прежде всего не сигналы из Москвы, а наоборот — ответы на сигналы в Москву. По характеру вопросов, которые задавались в ходе «прямой линии», можно увидеть, как изменилось восприятие гражданами себя самих и страны вокруг них.

Можно заметить, что раньше россиян волновали в основном зарплаты и пенсии, то есть сугубо материальные вещи. Президента спрашивали, как выжить, как прожить на небольшие деньги. Такие вопросы были и в этот раз, но их было меньше, зато появился новый аспект: теперь значительное внимание было уделено среде обитания в широком смысле этого слова. То есть россияне уже не воспринимают себя индивидуально со своими узко понятыми и узко сформулированными нуждами: «Сколько у меня денег в кармане? Сколько будет завтра?» Люди переходят к восприятию мира вокруг себя, во всей его целостности. По каким дорогам мы ездим? Почему под окном свалка? Можно ли дышать угольной пылью? Кажется, что это тоже «про материальное», но на самом деле тут звучит запрос более высокого порядка — на создание качественной среды, качественно иного уровня жизни.

Наблюдатели сразу заметили, что при обсуждении проблем речь всё чаще шла о конкретных регионах. На мой взгляд, это совсем не говорит о попытках федерального центра перевести все проблемы на региональный уровень. Снова меняем угол зрения: почему люди задают именно такие вопросы? Не о реформе здравоохранения в целом, а о ремонте конкретно нашей больницы — вот она стоит, полуразваленная. Не об экологии вообще, а о свалке у себя под окном или открытом вагоне с углем. Потому что именно так люди воспринимают жизнь вокруг себя: это разбитые дороги, по которым они едут мимо чудовищной свалки в неработающую больницу. Это — местный уровень, совсем не московские эмпиреи. Граждане страны от глобального взгляда на проблемы — от той же геополитики или макроэкономики — перешли к обостренному восприятию своей локальной, частной жизни. Бесспорно, это создает сложности для местных властей, но это не специальная задумка, не попытка все проблемы и ошибки переложить на муниципалитеты или области. Нет, просто люди стали внимательнее и требовательнее относиться к своей среде обитания. Во всех смыслах этого слова — от качества здравоохранения до качества экологии.

А это значит, качество жизни в целом все-таки выросло. Да, доходы за последнее время упали, о чем сказал президент. Но это не помешало обществу, жившему достаточно благополучно последние 17 лет, перейти в новое состояние и начать предъявлять принципиально новые запросы к власти. Людям нужно не выживание, а достойная жизнь. На «лишь бы не было войны» они уже не согласны — вопросы и требования усложняются.

Конечно, в сознании граждан у нас за всё отвечает президент. Пусть по Конституции он ответственен за внешнюю политику, обороноспособность и является гарантом исполнения законов властью. Но в восприятии простого человека он также отвечает за то, чтобы у нас в доме были теплые квартиры. И еще за массу вещей. Понятно, что федеральному центру было бы удобнее отвечать исключительно за внешнюю политику и обороноспособность. Но общество ему этого не позволит. Общество требует участия центральной власти в решении главной задачи — повышения качества жизни. 

Реагируя на этот запрос, президент почти не говорил о международных вопросах. Граждане страны хотят больше внимания уделить внутренней проблематике. Путин к этому готов. Сирия, Украина, США — всё это очень важно, но со свалкой и больницей, с бараком и угольным терминалом нам надо разобраться в первую очередь. 

Да и самого президента мы на этот раз увидели с другой стороны. Он, конечно, человек исторический. И люди привыкли видеть его таким: сильным лидером, ярким государственным деятелем, спортсменом и полемистом. Сегодня он рассказал, что у него, оказывается, есть внуки, вспомнил о тяжелой болезни отца... Почему именно сейчас? Да потому что именно этого хочет общество. Путин каким был, таким и остался: личностью комплексной, сложной. Поэтому, когда сегодня всем хочется заняться делами своего «малого мира», построить уютную комфортную жизнь, обрести уверенность в завтрашнем дне для своего малого социума — от семьи до региона, — Путин поворачивается к нам другой гранью своего характера. Сегодня он прежде всего — глава семьи. Наверное, в этой реакции на новый запрос общества и состояла главная новость «прямой линии».

Автор — член совета директоров Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ)

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции 

 

Прямой эфир

Загрузка...