Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Как разрабатывался рацион знаменитой папанинской экспедиции

0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

6 июня 1937 года официально начала свою работу первая дрейфующая станция «Северный полюс-1». В этот день льдину, на которой оставались Иван Папанин, метеоролог Евгений Федоров, радист Эрнст Кренкель и океанограф Петр Ширшов, покинули самолеты, доставившие полярников еще в 20-х числах мая. Период обустройства был завершен, станция перешла в автономный режим, в котором ей предстояло просуществовать еще около полутора лет.

Это был первый подобный опыт в мире — состав экспедиции не предполагал ни наличия врача, ни наличия повара, — и начальник экспедиции, Иван Папанин, готовился к ней тщательно. С просьбой разработать особое, «полярное» меню он обратился в Институт инженеров питания.

Подготовка к Северному полюсу

Всерьез о создании дрейфующей станции на полюсе заговорили в 1936 году — в феврале известный русский полярник Отто Шмидт предложил доставить зимовщиков к «шапке мира» силами авиации. За время длительной зимовки на дрейфующей льдине полярники должны были провести до сих пор не осуществлявшиеся в таком объеме комплексные исследования метеорологической обстановки и течений в районе полюса.

Сталин одобрил доклад, начался длительный процесс подготовки: пока под руководством Шмидта, отвечавшего за организацию экспедиции, полярные летчики занимались разведкой на Севере, подыскивая площадку для создания промежуточной базы, будущие папанинцы готовили собственную экипировку.

Радист Кренкель собственноручно следил за конструированием двух радиостанций — основной и резервной, а Папанин руководил созданием утепленной палатки на гагачьем пуху и занимался вопросами пропитания.

«Обеспечьте нас обедом на два года»

24 мая 1937 года, когда самолеты с папанинцами как раз подлетали к будущему месту дрейфа, в «Известиях» вышел материал «Меню папанинской группы». Директор Института инженеров общественного питания Михаил Беляков рассказал, как почти за год до этого по просьбе начальника экспедиции его сотрудники приступили к разработке специального пайка.

«Обеспечьте нас обедом на два года», — по воспоминаниям Белякова, сказал инженерам питания Папанин, впервые появившись в институте.

Требования к питанию были жесткие — в сутки каждый житель Северного полюса должен был потреблять около 7 тыс. калорий, при этом еда должна была содержать в себе достаточное количество витаминов и в первую очередь витамина C. До середины 1930-х годов и советские, и заграничные полярники в первую очередь полагались на привычный сухой паек: в него входили шоколад, консервы и копчености. Однако такой рацион быстро приедался — во время своих предыдущих экспедиций, например, радист СП-1 Кренкель предлагал прибывавшим с Большой земли полярникам обменять свой «шоколадный» паек на фунт картофеля.

Иван Папанин попросил разработать для его группы, которой предстояло пробыть в полностью автономном режиме не один год, меню из концентратов, которые на тот момент только-только начали испытывать в условиях экспедиций и дальних перелетов.

Солоноватый шоколад с примесью мясного порошка

Всего для экспедиции «Северный полюс-1» инженеры питания создали около 40 видов концентратов — каждый из них требовалось лишь опустить в кипящую воду на 3–5 минут. За временем, которое требовалось на приготовление концентрата, Иван Папанин в лабораториях института лично следил с хронометром.

В основном это были вполне традиционные блюда — борщи, щи, каши, компоты, мясные и куриные котлеты. Были даже концентраты, которые должны были заменить собой свежие овощи, а на десерт, помимо привычного шоколада, полярники могли получить, например, рисовый пудинг.

Однако ориентируясь на специфические запросы людей, живущих в арктических условиях, инженеры питания создали и совершенно новые блюда. Так, на станцию с папанинцами отправились сдобные сухарики, на 23% состоявшие из мяса, и «солоноватый шоколад с примесью мясного и куриного порошка». Имелись в запасе и обязательные витаминные конфеты, и таблетки.

Чтобы понять, какие из уже существующих продуктов лучше всего подходят под поставленные задачи, был проведен целый ряд экспериментов — один из них, в частности, показал, что из всех сыров лучше всего к северным условиям приспособлен плавленый.

Примерное меню папаницев в первый день пребывания на станции

Рацион разрабатывался из расчета, что каждый из четырех участников экспедиции будет питаться 3–4 раза в день.

«Завтрак, обед, полдник и ужин каждого зимовщика состоят из 3–4 блюд. Приведем для примера меню первого дня пребывания на полюсе. На завтрак — кофе, паюсная икра, натуральный омлет и сухари белого хлеба с мясом. На обед — борщ с копченой грудинкой, котлеты мясные с горошком, фруктовый компот и хлеб. Между обедом и ужином — полдник. Он состоит из чая с витаминными конфетами, сухарей и свиного сала. На ужин жители Северного полюса получат бефстроганов, рисовый пудинг, шоколад и сухари с мясом», — писал Михаил Беляков.

К моменту отправки на полюс весной 1937 года общий вес запасов, подготовленный для папанинцев инженерами питания, составил около 5 т.

Проложившие дорогу на полюс

Перелет из Москвы на Северный полюс занял почти два месяца — самолеты, покинувшие столицу в марте 1937 года, достигли своей цели лишь 24 мая. Последним, уже 5 июня, на льдину доставили пятого участника экспедиции — пса по кличке Веселый, которому предстояло продолжить дрейф вместе с полярниками.

6 июня на льдине состоялся торжественный митинг: присутствующие спели «Интернационал», после чего над полюсом впервые в истории был поднят флаг СССР. Вскоре после этого пилоты, в том числе легендарный полярный летчик Михаил Водопьянов, подняли самолеты в воздух и легли на обратный курс. Оставшиеся на льдине приступили к выполнению задач, поставленных перед ними Шмидтом. Одной из первых стало обеспечение метеорологическими данными Валерия Чкалова и Михаила Громова, летчиков, совершивших исторические перелеты из СССР в Северную Америку.

Иван Папанин и участники его экспедиции, после поисковой операции, за которой следил весь Союз, были сняты со льдины 19 февраля 1938 года. К этому момента льдина, на которой находилась палатка станции, прошла свыше 2 тыс. км.

Благодаря опыту папанинцев концепция дрейфующих станций получила признание — в 1950-х годах последовала экспедиция «Северный полюс-2», а вскоре такие зимовки стали постоянными.

История спасения и встречи полярников — в фотогалерее «Известий»: 

 

Прямой эфир