Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Разрыв отношений по-арабски

Изоляция Катара сразу семью странами связана с противостоянием Дохи и Эр-Рияда
0
Фото: Global Look Press/Meng Tao
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

То, что в эти дни происходит на Ближнем Востоке, многие эксперты уже назвали арабским цунами. Разрыв Саудовской Аравией и еще несколькими государствами дипотношений с Катаром намечался давно. Теперь это свершившийся факт, который может изменить геополитическую ситуацию в регионе. И если о военных действиях речи пока не идет, то политическая изоляция одной из самых богатых и влиятельных стран мира уже произошла. При этом, как отмечают российские дипломатические источники «Известий», во время визита наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Сальмана в Москву вопрос будущих отношений с Дохой был на повестке дня.

Бахрейн, Египет, ОАЭ, Саудовская Аравия, а следом Йемен, временное правительство Ливии, штаб-квартира которого находится на востоке страны, и Мальдивы объявили в понедельник о разрыве дипломатических отношений с Катаром. После это они прервали авиасообщение и проинформировали о выдворении всех катарских подданных и дипломатов. В их совместном заявлении было сказано, что Доха поддерживает «Братьев-мусульман» и занимается распространением идеологии «Аль-Каиды» и ИГИЛ (все три группировки запрещены в РФ). Реакция России на дипломатический раскол среди арабских государств последовала незамедлительно. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что Москва дорожит отношениями с регионом Персидского залива в целом и с каждой страной в отдельности.

Однако вмешиваться в ситуацию Москва не собирается. По словам председателя комитета по международным делам Совета Федерации Константина Косачева, это вопрос внутренних отношений арабских стран.

— Известно, что Катар и Саудовская Аравия соревнуются за влияние в арабском мире. И, на мой взгляд, сейчас Саудовская Аравия делает очередной ход в этом многолетнем соперничестве, консолидируя часть арабских государств вокруг себя. Обратите внимание, что далеко не все страны арабского мира поддержали Эр-Рияд. Мы будем наблюдать за тем, как этот конфликт будет развиваться. И самое главное, чтобы он не оказал отрицательного влияния на задачи антитеррористической кампании в регионе, а также на сотрудничество в сфере энергетической безопасности, — сказал сенатор «Известиям».

Дипломатическому демаршу Саудовской Аравии и других арабских государств предшествовала неделя информационных войн. Отношения между Эр-Риядом и Дохой обострились 23 мая, когда катарское информационное агентство QNA опубликовало слова эмира Катара шейха Тамима бен Хамада Аль Тани, который объявил о намерении отозвать посла из соседней страны. Кроме того, он якобы высказывался в позитивном ключе об Иране и ливанском шиитском движении «Хезболла» — двух главных недругах Саудовской Аравии. На следующий день в Катаре заявили, что все эти сообщения стали следствием хакерской атаки. Однако Эр-Рияд такое объяснение не устроило, и он заблокировал сайт катарского телеканала «Аль-Джазира». Примеру саудовцев последовали власти ОАЭ, Бахрейна и Египта.

В Каире после скандала зазвучали даже обвинения в адрес Катара о его якобы причастности к трагедии 2016 года с российским лайнером в небе над Синаем. В Бахрейне уже давно говорят о том, что ближневосточный сосед финансирует запрещенные группировки и раскачивает ситуацию в Персидском заливе. В Эр-Рияде же звучат более серьезные обвинения.

— Саудовская Аравия не раз обращала внимание катарского руководства на недопустимость спонсирования и поддержки таких организаций, как ИГИЛ, «Аль-Каида» и «Братья-мусульмане». Кроме того, в Эр-Рияде фиксировали налаживание связей между Дохой с одной стороны и Ираном, [ливанским] движением «Хезболла» и [иракским шиитским ополчением] «Аль-Хашд аш-Шааби» — с другой. Для Саудовской Аравии это было неприемлемо, а все призывы скорректировать курс Катар оставил без внимания, — сказал «Известиям» саудовский политолог Халед Батарфи.

Не последнюю роль в эскалации конфликта сыграл визит американского президента Дональда Трампа в Эр-Рияд в конце мая, где он подписал контракт более чем на $115 млрд на поставки в Саудовскую Аравию американского вооружения. Этим политическая роль Катара в регионе была заметно понижена, ведь Вашингтон назвал Эр-Рияд своим главным союзником в арабском мире.

Если, будучи в Москве 30 мая, наследный принц Саудовской Аравии поднимал вопрос о будущих отношениях с Дохой, то, вероятнее всего, ранее успел обсудить это и с Дональдом Трампом в Эр-Рияде. 

Дипломатический скандал в Персидском заливе зрел на протяжении последних нескольких лет. Проблема не только в связях с террористическими группировками, но и в борьбе за лидерство Дохи и Эр-Рияда. Если раньше в геополитическом плане Саудовская Аравия была локомотивом стран региона, то в последнее время Катар со своими финансовыми возможностями и запасами газа и нефти стал выходить на первый план, не оглядываясь на партнеров. Как отметил в разговоре с «Известиями» саудовский генерал в отставке, директор Центра стратегических и правовых исследований Ближнего Востока Анвар Эшки, единственным решением конфликта может послужить посредничество мировых держав. Последствия конфликта могут быть непредсказуемыми — начиная от ситуации в нефтяной отрасли и заканчивая геополитикой.

 

Прямой эфир