Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Заработать на Дубровке

0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

23 октября исполняется три года с того дня, как банда чеченского террориста Мовсара Бараева захватила <A style="COLOR: blue" href="http://iz.ru/nordost/article40130&quot; target="_blank">Дворец культуры на Дубровке</A>. Накануне годовщины трагедии корреспондент "Известий" побывал в этом ДК. Оказалось, владельцы здания (ЗАО "Дворец культуры") очень хотят, чтобы о теракте все как можно скорее забыли. Потому что эта память мешает им зарабатывать деньги. А руководители ДК жалуются, что им не удается сдавать зал под корпоративные вечеринки и новогодние елки. <BR><BR>Площадка перед зданием ДК шарикоподшипникового завода - теперь, может быть, самое безопасное место в Москве: уже три года, сменяясь дважды в день, здесь круглосуточно дежурят милицейские наряды на "Газелях". Директор ДК Михаил Запылаев объясняет, зачем нужна милиция:<BR><BR>- Это только кажется, что снаряды дважды в одно место не попадают. После штурма нам постоянно кто-то звонил, говорили, что здание заминировано. Еще чеченцы какие-то звонили, обещали отомстить. Нам после штурма в ФСБ сразу сказали - будьте осторожны, поменяйте номера мобильных. Нервозная обстановка, в общем. С милицией хоть как-то спокойнее.<BR><BR><B class=t11>"Наш ДК не имеет никакого отношения к терроризму"</B><BR><BR>Дворец культуры на улице Мельникова теперь снова называется Дворцом культуры. <BR><BR>Когда сюда пришел "Норд-Ост", администрация дворца согласилась с предложением продюсеров мюзикла Алексея Иващенко и Георгия Васильева переименовать ДК в Театральный центр на Дубровке - сочетание "дворец культуры", по их мнению, звучало слишком провинциально. Новое название просуществовало до 26 октября 2003 года. После этого в официальных документах здание снова стали называть Дворцом культуры. А в прошлом году у ДК сменился собственник - здание перешло с баланса ОАО "Московский подшипник" на баланс ЗАО "Дворец культуры". Правда, оба акционерных общества принадлежат "Европейской подшипниковой корпорации", и смена собственника стала не более чем формальностью, но таким образом старое название ДК закрепилось наконец за этим объектом юридически. <BR><BR>Гендиректором ЗАО "Дворец культуры" стал представитель корпорации Евгений Митяков, а Михаил Запылаев, оставшись фактическим руководителем Дворца культуры, стал заместителем гендиректора. <BR><BR>Чтобы вести фотосъемку в здании, нужно было разрешение Митякова. Он фотографировать не разрешил.<BR><BR>- Приходите в ноябре, или весной, или летом, но только не в октябре, - говорит гендиректор. - Почему, как только начинается октябрь, так сразу все к нам идут фотографировать? О терроризме пишете? Наш ДК не имеет никакого отношения к терроризму. Никакого отношения, запомните.<BR><BR>После того как в феврале 2003 года закончился ремонт здания, все работники ДК тщательно - пожалуй, даже слишком тщательно, - стараются забыть о том, что происходило на Дубровке в октябре 2002 года. В начале ремонта представители московского правительства (оно выделило на реконструкцию здания $4 млн) предлагали оставить нетронутой одну из стен в фойе первого этажа - там во время штурма была наиболее ожесточенная стрельба, и в стене осталось много следов от пуль и осколков. Но администрация ДК категорически отказалась от этого предложения.<BR><BR>- А как вы это себе представляете? - возмущается Михаил Запылаев. - Люди приходят веселиться, а тут мемориал. Как людям на него реагировать? Или не веселиться и уходить, или чувствовать себя бессовестными. Зачем это нужно.<BR><BR><B class=t11>"Пусть люди забудут о нас"</B><BR><BR>В ДК на Дубровке еще надеются, что люди придут сюда веселиться. Пока ничего не получается - разве что артисты мюзикла "Веселые ребята" репетировали здесь, но устраивать премьеру на сцене ДК не решились, предпочли Международный дом музыки.<BR><BR>- У нас очень невыигрышное место, - жалуется Михаил Запылаев. - Вот ДК "Меридиан" на Профсоюзной - там вокруг огромные жилые массивы, поэтому люди к ним ходят. А к нам просто идти некому, и события здесь ни при чем.<BR><BR>Когда стало понятно, что ни концертов, ни спектаклей на Дубровке не будет, руководство ДК попыталось сдавать зал для проведения корпоративных вечеринок. Тоже неудачно.<BR><BR>- В этом году перед 8 Марта от заявок отбоя не было, все хотели праздновать у нас - банки, предприятия, организации разные, - рассказывает заместитель директора ДК Тамара Чернявская. - Но в каждом случае на самом последнем этапе люди отказывались. Замдиректора с нами договаривается, потом об этом узнает директор, начинает ругаться: вы, мол, с ума сошли - в таком месте праздник устраивать! И отказываются, все отказываются. И с елками новогодними так было. Я понимаю этих людей. Мы ничем не можем им возразить. У нас вся надежда на то, что эта история забудется. Может быть, вы не будете про нас писать? Нас не существует, пусть люди забудут о нас.<BR><BR>Пока люди помнят о том, что здесь происходило три года назад, в здании ДК неприлично низкая плата за аренду помещений - $250-300 за квадратный метр в год, в зависимости от общей арендуемой площади. Продуктовый магазин, находящийся через дорогу, платит за аренду $450. <BR><BR>Арендаторов в ДК немного. Звукозаписывающая студия "Полифон", модельное агентство и камерный хор Владимира Минина, арендовавшие площади в ДК еще до появления "Норд-Оста", остались в здании и после теракта. Правое крыло дворца арендует учреждение под названием Институт человека - последователи целителя Мирзакарима Норбекова, который, как сказано на афише его творческого вечера в ДК на Дубровке, "вернул миллионам людей радость жизни". Второй источник заработков ДК - платные занятия для школьников из окрестных кварталов. По вечерам их учат бальным танцам (занятия проходят в фойе второго этажа, сильно пострадавшем после штурма), в спортзале занимаются спортивные секции, в специальном классе репетирует ансамбль ирландского танца, также существовавший еще до теракта. Из старого состава ансамбля, оказавшегося в заложниках, здесь уже никого не осталось - пришли новые танцоры.<BR><BR><B class=t11>Самолет сдали в металлолом</B><BR><BR>От "Норд-Оста" в здании остались только потолок фойе второго этажа, декорированный картой звездного неба, и декорации, упакованные в ящики, сложенные в глубине пустующей три года сцены.<BR><BR>- Тут еще самолет валялся, - говорит Михаил Запылаев. - Помните, в спектакле каждый вечер на сцену садился самолет в настоящую величину? Вот он здесь валялся, очень мешал. Мы его выбросили. Ну, не на помойку. В металлолом сдали.<BR><BR>Во время штурма зал практически не пострадал. Но когда здание ремонтировали, было решено перестроить и зал - красные кресла, в которых умирали заложники, поменяли на синие, заменили панели обшивки стен, полностью перестроили оркестровую яму, служившую заложникам туалетом. Не помогло - яма все равно пустует, ее будут застраивать специальным подиумом, продолжающим сцену.<BR><BR>- Сама сцена осталась норд-остовская, - продолжает Запылаев. - Вот видите, тут она поднималась, и из-под нее в финале выходил корабль "Святая Мария". Сейчас это отверстие заклеено, не нужно оно больше.<BR><BR>У бокового выхода из зала - старый кабинет директора. Рядом - туалет. <BR><BR>- Сразу после штурма, когда нас пустили в здание, я забежал в кабинет проверить, как там мои вещи. Ну и в туалет тоже зашел. А там убитый чеченец лежит. С тех пор стараюсь сюда не заходить, - признается директор.<BR><BR>- А я, когда Михаил Николаевич мне про этого чеченца стал рассказывать, его перебила и говорю: не надо, а то мне и так страшно, - говорит Галина Заплатина, администратор спортзала. 23 октября 2002 года после работы она решила сходить посмотреть "Норд-Ост". Три дня просидела на балконе зрительного зала рядом с шахидкой, потом долго лежала в больнице. Когда выздоровела, вернулась на работу в ДК.<BR><BR>- Выбора большого по работе у меня нет, - говорит она. - Куда мне в моем возрасте устраиваться? Работаю здесь, но в то крыло, где зал, вообще не хожу. Страшно.<BR><BR>Один из авторов и продюсеров "Норд-Оста" - Георгий Васильев, который тоже был заложником, на Дубровке бывать не боится - последние несколько месяцев он регулярно ездил в находящуюся в ДК студию перезаписывать главные партии мюзикла для очередного диска. Но сам спектакль на Дубровку, по его словам, не вернется.<BR><BR>- Мы честно попытались восстановить его на прежней сцене, - объясняет Васильев. - С февраля по май 2003 года спектакли шли на Дубровке. Зрители покупали билеты - может быть, не так активно, как раньше, но покупали. Многие не могли туда идти, физически боялись оказываться в том зале, да и нам там было не очень уютно, но спектакль мы восстановили.<BR><BR>Единственной причиной, по которой представления на Дубровке закончились через три месяца после восстановления спектакля, Васильев считает то, что власти не компенсировали владельцам мюзикла косвенные расходы - около $1 млн. Эту сумму, по словам Васильева, собрать уже удалось в виде пожертвований, но восстанавливать мюзикл именно на Дубровке его продюсеры все равно не планируют.<BR><BR><B class=t11>"Немного, но зарабатываем"</B><BR><BR>Несмотря на неудачи, мыслей о продаже здания у владельцев ДК нет.<BR><BR>- Давайте честно: а кто его может купить? - спрашивает Михаил Запылаев. - Любой новый владелец столкнется с теми же проблемами, что и мы. Да и цена будет соответствующая. К тому же мы не получаем никаких дотаций от подшипникового завода, зарабатываем сами. Немного, но зарабатываем. Конечно, пока полноценной жизнь дворца назвать нельзя, но это все-таки ненадолго, я уверен. С тех пор и так столько всего было - взрывы в метро, самолеты, Беслан. Рано или поздно дворец перестанет ассоциироваться с терактом. Надо только подождать.<BR><BR><B class=t11>Хроника теракта на Дубровке</B><BR><BR>23 октября 2002 года во время представления мюзикла "Норд-ост" в Театральном центре на Дубровке в зал, где находилось более 900 зрителей и артистов, ворвалась группа вооруженных людей во главе с чеченским полевым командиром Мовсаром Бараевым. Банда Бараева удерживала заложников в здании до утра 26 октября, когда силами спецподразделений был проведен штурм здания, в ходе которого были уничтожены все бандиты (по официальной версии - 40 человек), а также погибли 129 заложников. Следствие по делу о захвате заложников продолжалось более двух лет и было закрыто в декабре 2004 года в связи с гибелью обвиняемых. Единственным осужденным по делу "Норд-оста" был сотрудник паспортного стола ОВД "Нижегородский" Игорь Алямкин, которого в феврале 2004 года Лефортовский суд Москвы приговорил к 7 годам колонии общего режима за то, что Алямкин оформил одной из террористок бланк регистрации в Москве.<BR><BR>23 октября 2004 года, в первую годовщину захвата ДК на Дубровке, перед зданием Дворца культуры был открыт памятник жертвам терроризма, а на фасаде здания ДК - мемориальная доска с именами погибших заложников.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...