Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Воронежский террорист планировал еще 15 терактов

0
31 августа 2004 года. В результате теракта у станции метро "Рижская" погибли 9 человек
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Стали известны новые подробности о задержанном в Воронеже террористе, подозреваемом в организации взрывов на воронежских остановках и близ московской станции метро "Рижская". Выяснилось, что этнический русский 28-летний Максим Панарьин родился в семье военного, а ваххабитом стал под влиянием отчима-кавказца. Его взяли в одном из интернет-кафе Воронежа во время сеанса связи с его кураторами. Панарьин в одиночку совершил три подрыва в Воронеже и "держал на кнопке" смертницу, взорвавшуюся у метро "Рижская".<BR><BR>По словам сотрудников Воронежского управления ФСБ, чтобы понять, каким образом славянин стал ярым ваххабитом, воевавшим исключительно за идею, а не за деньги, нужно рассказать о его жизни. <BR><BR>- Максим Панарьин родился в 1976 году в Будапеште в семье военного, - рассказал "Известиям" сотрудник пресс-службы Воронежского управления ФСБ Роман Паневин. - Когда Максиму исполнилось 10 лет, родители развелись. Отец исчез из поля зрения, а мать переехала в одну из станиц Ставропольского края. Там нормальной работы не было, и мать начала "челночить". Максим рос в неполной семье, учился на тройки, друзей не имел. Когда он ушел в армию, мать вышла замуж за кавказца, мусульманина ваххабитского толка. По возвращении из армии Максим попал под влияние мусульман. Как он сам говорит, его насильно в ислам не тянули. Но особых друзей у него не было, а молодую энергию направить было некуда - в 1997 году он принял ислам. <BR><BR>После этого, по словам офицера, Панарьин со своим отчимом и его окружением много ездил по Кавказу и впитывал мусульманскую идеологию. Основными его наставниками были учителя из мечети в Карачаево-Черкесии, где его и благословили на джихад. В 1999 году, когда начались боевые действия в Дагестане, будущему террористу дали в руки автомат. Провоевав полтора года на стороне чеченцев, он получил ранение и был отправлен в Азербайджан на лечение. После лечения он оказался в лагере боевиков в одном из горных районов Чечни. Там Панарьин прошел обучение и стал одним из лучших специалистов-подрывников. В этом лагере, по его признанию, обучали арабские наемники. Там он познакомился с Абу Аль-Валидом и Хаттабом.<BR><BR>В 2003 году Панарьин по заданию одного из лидеров незаконных вооруженных формирований Глоова был направлен в Воронеж. Там он по одному из трех фальшивых паспортов, которые имелись у него, снял квартиру и жил в ней довольно незаметно и замкнуто. <BR><BR>- Его круг общения был крайне ограничен, потому что денег у него почти не было, - продолжает рассказывать Паневин. - И чем дальше, тем хуже, поскольку финансовые поставки боевикам прекратились, а курьер приезжал в Воронеж довольно редко. Эта мобильно-диверсионная группа карачаевского джамаата планировала провести 15 диверсионно-террористических актов по всей России. В Воронеж приезжал курьер, который доставлял компоненты для взрывных устройств и прятал их в тайники. Затем поступала команда: такого-то числа произвести теракт. Панарьин изготавливал взрывчатку, выбирал места и собственноручно подкладывал ее на остановки. <BR><BR>Следствию уже известно, что команда о теракте 19 февраля 2004 года поступила лично от Глоова, команды о двух других взрывах - 19 и 26 июля 2004 года - поступили от эмира карачаевского джамаата Николая Кипкеева. По словам сотрудников ФСБ, конспирация у них была отработана довольно серьезно. Несмотря на то что у Панарьина имелся мобильный телефон, он никогда не звонил с него, а звонил с городских переговорных пунктов либо связывался через интернет. Для этого он посещал интернет-салоны. В одном из интернет-салонов он и был задержан 8 мая. Как именно его вычислили, сыщики умолчали, сославшись на тайну следствия, однако отметили, что без помощи столичного управления ФСБ не обошлось и что на начальном этапе в разработку были взяты полторы тысячи жителей Воронежа. <BR><BR>Сразу после ареста задержанный начал давать показания. Он признался в участии в трех терактах в Воронеже, которые осуществил практически в одиночку, и выдал следствию всех своих сообщников. Кроме того, Панарьин рассказал, что после июльских взрывов в Воронеже он переехал в Москву для подготовки теракта у метро "Рижская". <BR><BR>- В его задачу входило изготовление взрывного устройства, которое должна была нести смертница, - говорит Паневин. - Кроме того, Панарьин должен был привести в действие взрывное устройство с мобильного телефона в том случае, если смертница не решится нажать кнопку сама. По замыслу террористов взрыв должен был произойти внутри метро "Рижская". Кипкеев собирался идти за смертницей только до турникета. Однако у входа в метро женщина увидела милиционера, запаниковала и нажала на кнопку раньше времени. Кипкеев погиб вместе с ней. Как признался Панарьин, женщине взрываться не хотелось. Ее насильно заставили, поскольку она была женой одного из боевиков.<BR><BR>Прокуратура Воронежской области уже предъявила Максиму Панарьину обвинения по ст. 105 и ст. 205 ("Убийство" и "Терроризм"). <BR><BR>Сразу после сообщения об аресте в Воронеже русского ваххабита появились предположения, что это <A style="COLOR: blue" target="_blank" href="http://iz.ru/conflict/article1043323">Павел Косолапов</A>. ("Известия" писали об этом террористе в номере от 21 января 2005 года.) Однако в прокуратуре эту версию не подтвердили.<BR><BR>- У нас нет данных, что Косолапов и Панарьин - одно и то же лицо, - заявила "Известиям" помощник прокурора Воронежской областной прокуратуры Галина Горшкова. <BR><BR><B class=t11>Задержаны дублеры бесланских террористов</B><BR><BR>В случае неудачи при захвате школы в Беслане боевики планировали захватить другую школу. Об этом, как передает РИА "Новости", сообщил заместитель генерального прокурора РФ Николай Шепель. По его словам, 11 боевиков под руководством Асланбека Хатуева планировали 1 сентября 2004 года захватить школу в станице Нестеровская Сунженского района Ингушетии. О планировавшемся теракте стало известно после задержания в апреле в Чечне 4 боевиков: Казбека Завлиева, Шамиля Хадисова, Мартана Хамурзаева и Резвана Ходжиева. Ходжиев учился в школе, в которой террористы планировали совершить захват заложников. По словам Шепеля, подготовкой группы занимался международный террорист Абу Дзейт. После захвата заложников в Беслане он позвонил и "дал отбой" нападению на школу в Ингушетии, "так как в Беслане все состоялось и получилось "неплохо".

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...