Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
США согласовали с Нигером дату вывода американских войск
Мир
Шор обвинил власти Молдавии в намерении завысить цены на газ в стране
Происшествия
Одиннадцать человек пострадали при обстреле ВСУ Шебекино в Белгородской области
Мир
Иранцы собрались на молитву за здоровье президента Раиси
Мир
Глава МО Британии назвал причину отказа ФРГ передать Taurus Украине
Общество
В суд поступила жалоба на продление ареста фигурантам дела о теракте в «Крокусе»
Мир
Поиски вертолета президента Ирана продолжаются в условиях темноты и дождя
Мир
Теннисистку Джорджи обвинили в краже мебели на €100 тыс. с виллы в Италии
Спорт
«Манчестер Сити» четвертый раз подряд стал чемпионом Англии по футболу
Мир
Алиев предложил Ирану помощь в связи с жесткой посадкой вертолета Раиси
Мир
СМИ сообщили о ликвидации лидера мятежников в Конго
Политика
Лавров заявил об отсутствии на Западе опирающихся на факты политиков
Спорт
Рагозина поставила на победу Папина в бою с Чилембой
Мир
Французский депутат предложил разрешить Украине наносить удары по территории РФ
Мир
В Евросоюзе заявили о наблюдении за ЧП с вертолетом президента Ирана
Мир
Обвиняемый в покушении на премьера Словакии мог действовать не один
Мир
Премьер Ирака распорядился оказать помощь в поисках вертолета Раиси

Второе пришествие Трампа

Американист Егор Торопов — об основных посылах предвыборной кампании экс-президента
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Дональд Трамп — 45-й президент США, который намерен снова оказаться в Белом доме, — по мере приближения избирательной кампании к ноябрьской кульминации выдвигает всё более амбициозные и конкретные планы на второй срок. Если в ноябре 2022 года, на старте кампании, Трамп, объявляя о выдвижении, ограничился достаточно размытыми, пусть и красноречивыми, декларациями: «Я — ваш воин. Я — ваша справедливость. И для тех, кто был обижен и предан, я — ваше возмездие», то сейчас можно констатировать, что возможный будущий 47-й президент Соединенных Штатов имеет набор конкретных политических ориентиров.

Стержнем избирательной кампании Дональда Трампа стала проблематика нелегальной иммиграции и растущая вместе с ней преступность. Для разрешения этих взаимосвязанных проблем бывший президент предлагает использовать Национальную гвардию США, фактически — армию. Более того, Трамп предлагает не только ограничить нелегальную иммиграцию, что остается общепринятой позицией как для республиканцев, так и для центристски настроенных демократов, но и возобновить действующий в его президентство и вызвавший бурные дискуссии запрет на любой — даже легальный — въезд в страну для жителей отдельных исламских стран. Дональд Трамп предлагает расширить подобного рода вето: «Я наложил запрет для беженцев из Сирии и Сомали — очень опасных мест — и из всех самых опасных мест всего мира. Во время моего второго срока мы собираемся расширить каждый из этих запретов».

Для борьбы с преступностью Трамп недвусмысленно приветствует расширение применения смертной казни — в частности, для грабителей: «Очень просто: если вы ограбили магазин, вы можете твердо рассчитывать на то, что вы будете застрелены при выходе из магазина». Бывший президент красноречиво называет криминальными притонами такие ключевые и вместе с тем контролируемые демократами города, как Нью-Йорк, Чикаго и столица США — Вашингтон. Дональд Трамп обещает, отсылая избирателя к беспорядкам 2020 года, что «одна из вещей, которые я сделал, — ждал и позволил им (мэрам демократических городов. — Ред.) самим справляться [с беспорядками], и показать всем, насколько плохо они (демократы. — Ред.) справляются. В следующий раз мы не будем ждать».

В контексте экономической политики Дональд Трамп предлагает ограничение импорта для защиты интересов американских производителей в форме введения всеобщей пошлины на ввоз в размере 10% от стоимости товара. 45-й президент, впрочем, справедливо опасается, что такого рода мера может нанести ущерб не только американскому потребителю, который давно привык к дешевым товарам из Китая, Индии, Вьетнама и других стран со сравнительно недорогим производством, но и по американскому же производителю. Трамп специально оговаривается, что она «не остановит [американский] бизнес, потому что это не так уж и много, но достаточно, чтобы мы заработали много денег».

Упор на протекционистские меры в ущерб свободной торговле и отход от традиционной республиканской экономической платформы в виде приоретизации снижения налогов, масштабной дерегуляции и введения плоской шкалы налогообложения характеризует не только Дональда Трампа лично, но и популистское, палеоконсервативное ответвление Республиканской партии, начиная с президентской кампании Пэта Бьюкенена 1992 года. 45-й лидер США оказался первым и, вероятно, не последним президентом, думающим и действующим в рамках протекционистского экономического мышления. В плане влияния повышенных торговых пошлин на экономику уместно вспомнить и период Великой депрессии в США, когда в 1930-м году Герберт Гувер, вопреки советам ведущих промышленников, да и собственным взглядам на свободные рыночные отношения, всё же подписал принятый конгрессом закон о введении заградительных пошлин для импорта из Европы. Это, однако, вылилось в падение международной торговли вдвое и усугубление экономического кризиса на обоих континентах.

В сфере социальной политики Дональд Трамп предлагает, как и в 2016 году, две ключевые вещи: замену реформы здравоохранения Барака Обамы, которая, по мнению ряда аналитиков и политиков, привела к росту стоимости медицинских страховок и снижению конкуренции за потребителя, и расформирование министерства образования. И если по вопросу здравоохранения планы Трампа не отличаются конкретикой, а в 2017 году ему не удалось провести отмену реформы Обамы через сенат, то в образовательной сфере голос 45-го президента США звучит в унисон с голосами подавляющего большинства республиканцев: «Мы положим конец образованию, исходящему из Вашингтона. Мы закроем его — все эти здания повсюду и людей, многие из которых ненавидят наших детей. Мы отправим всё это [образование] обратно, на уровень штатов». Дональд Трамп ярко выразил взгляд на образование как на сферу свободного выбора траектории и личной ответственности родителей и их детей — но не федеральных бюрократов, зачастую не только не преподающих, но и априори не учитывающих столь разнообразную индивидуальную специфику.

Автор — американист, сотрудник НИУ ВШЭ

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир