Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Происшествия
Ракетную опасность объявили в Белгороде, Белгородском районе и Шебекино
Общество
Дело возбудили после травмирования детей из-за сорвавшейся кровли школы в Краснодаре
Армия
В Кремле заявили об отсутствии потребности в мобилизации
Мир
Глава минфина США оценила ход переговоров по замороженным активам России
Туризм
Россияне стали бронировать отели Камчатки летом больше в 2,5 раза
Мир
Глава МВД Баварии призвал отменить соцвыплаты украинцам призывного возраста
Мир
Президент Эстонии заявил об отсутствии планов закрывать границу с РФ
Общество
В Коми спасли попавших в водную ловушку оленеводов
Мир
Путин в ходе визита в Минск пригласил Лукашенко в гости
Мир
Более 300 человек находятся под завалами после схода оползня в Папуа — Новой Гвинее
Мир
МВД Финляндии заявило о намерении выдворять прибывающих через границу РФ беженцев
Армия
Украинский пленный заявил о нежелании военных оборонять Харьков
Общество
Москвичам пообещали аномальную жару до +29 градусов на следующей неделе
Армия
ВС России освободили населенный пункт Архангельское в ДНР
Мир
Румыния намерена стать основным производителем боеприпасов для Abrams
Общество
Один ребенок остается в больнице после падения кровли в школе Краснодара
Недвижимость
Эксперт не исключила роста стоимости новостроек в России в ближайшие полгода

«Оздоровление отрасли — шанс для качественного онлайн-образования зайти на новые рынки»

Руководитель Ассоциации развития онлайн-образования Крестина Сергеева о необходимости изменений в отрасли
0
Фото: РИА Новости/Кирилл Каллиников
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Российское онлайн-образование нуждается в оздоровлении, благодаря которому оно может получить необходимое регулирование в России и завоевать новые рынки, уверена руководитель Ассоциации развития онлайн-образования, адвокат в сфере онлайн-образования и IT Крестина Сергеева. Почему важно учить онлайн-школы общаться с госструктурами, как легализация индустрии поможет российскому просвещению охватить зарубежные рынки и каким образом Ассоциация выстраивает GR-стратегию, читайте в интервью «Известиям».


Инновации и коллаборация


— Чем занимается Ассоциация развития онлайн-образования, какие задачи ставит перед собой?

— В июне 2023 года мы с партнерами создали площадку для диалога между бизнесом и государством. Фактически мы выступаем переводчиками. С одной стороны, объясняем индустрии, как работать с гоcструктурами, помогаем школам и экспертам ориентироваться в правовом поле. С другой, защищаем репутацию и отстаиваем права участников отрасли.

Нам важно показать и рассказать, как можно делать честный, прозрачный, полностью легальный образовательный бизнес. В этом и есть наша цель. Участники Ассоциации могут рассчитывать на юридические консультации, финансовую диагностику, GR и PR-поддержку от наших партнеров.

Если говорить про конкретные задачи, то, во-первых, мы помогаем создавать и внедрять инновационные методы в образование, в том числе в государственном секторе. Во-вторых, мы содействуем улучшениям в законодательном регулировании отрасли. Наконец, мы поддерживаем экспорт российского образования.

— Как именно ассоциация помогает созданию и внедрению инноваций?

— Маленькие, но гибкие и быстрые онлайн-школы постоянно генерируют новые идеи. Это касается как контента, так и образовательных методик. Более того, такие инновации быстро внедряются, и иногда они дают фантастические результаты, о которых классическое образование может только мечтать.

На этом этапе наша задача как Ассоциации помочь школам и экспертам выстроить внешний контур — все, что касается юридического сопровождения, финансового аудита и так далее. У предпринимателей освобождаются ресурсы для творческих задач, появляются время и силы на развитие.

— Эти идеи востребованы за пределами онлайн-обучения?

— Я сопровождаю онлайн-школы и онлайн-проекты десять лет, до этого тесно работала с офлайн-сегментом. Как адвокат и как преподаватель я хорошо знаю контекст академического образования. В онлайн-проектах много крутых продуктов и новых методик, которых нет в государственной системе образования.

Мы поставили себе задачу помочь вузам и онлайн-школам создавать коллаборации. К нам приходят участники рынка с классным продуктом и говорят «хотим сотрудничать с вузом». Мы помогаем им наладить диалог, в результате рождаются совместные образовательные программы. Среди наших партнеров топовые вузы, которые открыты к новым решениям.

При этом со стороны онлайн-школ часто работают отличные эксперты и даже профессиональные преподаватели, у которых, например, был долгий перерыв в академической карьере.


Вопросы регулирования


— Какие еще есть варианты сотрудничества вузов и онлайн-школ?

— Расскажу на примере Российского государственного социального университета, с которым мы сейчас тесно работаем. Наша идея была в том, чтобы привлекать вузы к оценке онлайн-курсов по программам дополнительного и дополнительного профессионального образования по примеру международных оценок MBA.

Вместе с РГСУ мы разработали методику оценки из четырех блоков: достижения студентов, качество и условия обучения, результаты. Стандартная аккредитация предлагает только соответствие формальным критериям. Наша идея в том, чтобы смотреть еще и на содержание программы: чему именно учат и как это повлияет на студентов.

— Получается, что существующая система аккредитации программ ДПО отчасти формальность?

— Да, сейчас подход к аккредитации и сертификации образовательных программ не урегулирован. Чтобы получить лицензию, образовательным проектам достаточно выполнить ряд простых условий: учебный план, материально-техническая база, преподаватель с педагогическим образованием, выдача сертификата.

Представьте себе школу таро, в которой занятия ведет, например, учитель химии, который увлекся эзотерикой. Может такое быть? Может. Подгон под формальные критерии позволяет таким «школам» выдавать дипломы установленного образца.

В сфере дополнительного образования (ДО) вовсе нет процесса аккредитации, только лицензирование в Рособрнадзоре.

— Кстати о таро, как, по вашему мнению, можно решить проблему засилья эзотерического контента в нише инфобизнеса?

— Бороться с самим желанием людей прикоснуться к мистике бессмысленно. Люди всегда ищут опору, особенно в сложные времена. Но можно вывести такие курсы из категории образования в категорию просветительской деятельности — с более мягким регулированием.

Для этого важно изменить подход к аккредитации онлайн-курсов, сделать его не формальным, а содержательным, на законодательном уровне. Именно для этого мы совместно с РГСУ разработали свою методику. Мы хотим сотрудничать и с другими вузами, потому что считаем, что методику нужно масштабировать на уровне рынка.

— И как это реализовать?

— У нас есть идеи, которые уже получили поддержку от представителей парламента. Так, 14 февраля мы провели рабочую встречу, на которой были представители ключевых отраслевых ассоциаций, наших коллег по образованию, просвещению и информационному бизнесу. На встрече были участники от Министерства просвещения, Роспотребнадзора, Федеральной налоговой службы и Федеральной антимонопольной службы.

На этой площадке мы представили, кроме пилотного проекта по аккредитации, и другие наши инициативы, направленные на оздоровление сферы онлайн-образования.


Образование и просвещение


— А что конкретно нужно менять в этой сфере?

— Сейчас часто возникает путаница между двумя явлениями, которые сваливают в одну категорию «онлайн-образование».

Первое — это обычные программы ДПО, профессиональная подготовка или повышение квалификации. С ними все понятно: есть профстандарт, все то же самое, но занятия проходят дистанционно. Это обучение регулируется законом «Об образовании», а между учеником и организацией заключается договор об оказании образовательных услуг.

Сложности возникают, когда мы говорим про так называемый «информационный бизнес», «просвещение». Под этими терминами скрываются коучи, тьюторы и наставники, которые проводят марафоны, курсы и тренинги. Проблема в том, что учить они могут всему — от растяжки до маникюра, от лепки пельменей до посадки кабачков.

— Почему это проблема? Что не так с курсами по садоводству и маникюру?

— Проблема в том, что предприниматели, которые работают в этой нише, находятся в подвешенном состоянии. С одной стороны, они не относятся к образованию, потому что их продукты не связаны с классической учебой. С другой, законодательство в сфере просвещения не оформлено так, чтобы дать им конкретику.

Я считаю, что нужно создать договор о просветительской деятельности. В образовании действует своя форма, и она работает. Создание типовой формы договора для просвещения поможет мягко вывести игроков рынка инфопродуктов в правовое поле, при этом не смешивая их с образованием.


Четкое разделение


— Что еще нужно менять в индустрии, на ваш взгляд?

— Другое направление работы, которое мы считаем важным, — создание реестра образовательных продуктов с четким разделением по нишам. Последнее крайне важно. Создатели контента должны понимать, к чему относится их продукт, и не важно, делают ли они курсы по математике или марафон по растяжке. Сюда же относятся профессии, у которых нет профстандарта, например, SMM-специалист.

Каждый курс, каждый продукт должен найти в реестре свою нишу. Но речь вовсе не о стандартизации, а как раз наоборот — нужно создать максимально полную классификацию ниш инфопродуктов, чтобы предпринимателям не приходилось ломать голову, как подогнать тот или иной курс под подходящие стандарты. Очевидно, что реестр и новый договор о просветительской деятельности в комплексе оздоровят рынок инфопродуктов.

— Но ведь, с точки зрения обычного пользователя, реестры и аккредитации часто не аргумент. Многие покупают упаковку.

— Мы разработали предложение по поправкам в законопроект «О рекламе». Наше предложение — маркировать рекламу инфопродуктов, ставить дисклеймеры. Зарубежные коучи и тренеры давно ставят пометку, что их высказывания — это не индивидуальная рекомендация. Нам тоже нужно приучить индустрию к этому.

В конце концов, это пойдет на пользу бизнесу. Уже на этапе маркетинга отсеются клиенты с нереалистичными ожиданиями, они просто не будут покупать инфопродукты. Качество аудитории вырастет, градус конфликтов снизится.

— Как вы планируете реализовывать ваши инициативы?

— На базе Ассоциации мы создали Центр компетенций в сфере законотворчества. Мы обратились к представителям органов власти, чтобы объединить усилия, в том числе вместе разрабатывать проекты законов, которые будут работать в интересах рынка онлайн-образования.

Но важно не только менять законы, но и учить рынок работать с ними. Потому что предприниматели не читают законы, не слушают юристов. Нужна комплексная работа. Прямо сейчас центр работает над Единым методическим пособием для предпринимателей. Мы хотим объяснить рынку, как нужно вести отчетность и платить налоги, почему важно учитывать права потребителей, какие тонкости есть в законах «О рекламе» и «Об образовании». Это далеко не полный перечень тем, которые мы затрагиваем.

Сейчас мы пытаемся привлечь к разработке пособия профильные ведомства. Как минимум, чтобы каждый из них верифицировал свой раздел пособия.


В диалоге с государством


— Сейчас отрасль онлайн-образования усиливает GR-направление. Как это направление развивается у вас в ассоциации?

— Мы уже давно работаем с государственными структурами, поэтому участникам нашей Ассоциации не пришлось судорожно искать каналы коммуникации. Можно сказать, что мы представляем интересы не только отдельных школ, но и всей отрасли. Я уже говорила, что мы нашли поддержку своих инициатив у представителей Государственной Думы и Совета Федерации.

В марте 2024 года мы хотим организовать большое офлайн-мероприятие с представителями отрасли и профильных ведомств. Если получится это сделать, то такое мероприятие станет большим шагом к взаимодействию государства и рынка.

— Почему налаживание диалога с государством так важно сейчас для отрасли?

— Мы можем создать условия, когда образованию будет проще расти, с минимальным сопротивлением внешней среды. Камень преткновения — это НДС. Многие школы не могут позволить себе дорастить бизнес до масштаба, когда нужно будет платить этот налог.

Моя идея создать особую экономическую зону для онлайн-образования в 2023 году получила поддержку Агентства стратегических инициатив. Такие масштабные проекты очень важны для индустрии, но без поддержки государства реализовать их невозможно.

— Кроме развития и оздоровления внутреннего рынка, какие еще направления в сфере интересов ассоциации?

— Оздоровление отрасли — это шанс для качественного онлайн-образования зайти на новые рынки с фундаментальными продуктами, найти новых партнеров как в России, так и в дружественных странах.

Я также верю, что сильные GR-связи помогут онлайн-образованию увеличить масштаб. Мы как Ассоциация участвовали в саммите БРИКС и видели, какой интерес в мире вызывает российский опыт дистанционного обучения. Мы понимаем, что в других странах есть запрос на наши продукты, у наших партнеров уже идут переговоры, например, с китайскими университетами о создании совместных программ.

— Практика показывает, что попытки российского EdTech-бизнеса выйти на зарубежные рынки не всегда были удачными.

— Не думаю, что было бы корректно обобщать. Российские игроки очень сильны, они хорошо адаптируются к новым условиям. Но предпринимателям не всегда хватает знаний о местной специфике. Например, в ряде стран-партнеров очень важен административный ресурс.

В июне 2023 на международном форуме «Формируя будущее» в Казани я общалась с министрами образования со всего мира. Всем им интересен наш опыт работы в онлайне, они все хотят получать российское образование. Административная поддержка на местах и консультации местных экспертов — то, чего не хватало российскому образованию за рубежом. А где российский бизнес, там и российские идеи.

С появлением нейросетей уходит в прошлое языковой барьер, и есть шанс зайти на самые специфические рынки без огромных вложений. Сейчас в это мало кто верит, но у российского образования есть огромный потенциал в мировом масштабе.

Прямой эфир