Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Экономика
Страхование гаджетов в России выросло на треть
Мир
Пентагон подтвердил потерю беспилотника MQ-9 у берегов Йемена
Происшествия
В Братске произошел крупный пожар в кафе
Мир
CNN сообщил о планах Байдена выставить Трампа невменяемым перед выборами
Мир
Сергей Лавров прибыл в Бразилию для участия в заседании глав МИД G20
Мир
Рогов сообщил об обустроенных СБУ пыточных в подконтрольном ВСУ Запорожье
Мир
Журналист Карлсон назвал условие Бориса Джонсона для интервью с ним
Мир
Протестующий польский фермер развернул пророссийский плакат на границе с Украиной
Мир
В годовщину признания суверенитета ДНР и ЛНР эксперт напомнил предпосылки к этому шагу
Общество
Синоптик предупредил о «зимнем» марте в России
Спорт
Овечкин забросил 838-ю шайбу в НХЛ и сократил отставание от Гретцки до 56 голов
Спорт
«Интер» с минимальным счетом победил «Атлетико» в матче Лиги чемпионов
Общество
Сергей Собянин рассказал о развитии волонтерского движения в Москве
Политика
Глава немецкой автономии в Крыму призвал к разрыву договора с Германией от 1990 года
Армия
Экипаж танка Т-72Б3 уничтожил блиндаж с боевиками ВСУ на запорожском направлении

Северный вызов

Аналитик ИМИ МГИМО Никита Липунов — о том, какие риски несет вступление Финляндии и Швеции в НАТО
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

182 голоса за, шесть против — так 27 марта завершилось голосование в венгерском парламенте по вопросу вступления Финляндии в НАТО. Решение по Швеции отложили. Ранее протоколы о присоединении к организации ратифицировали парламенты самих Финляндии и Швеции, а турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган дал добро лишь финнам. Его решение в ночь с 30 на 31 марта поддержал турецкий парламент.

Вопрос о членстве Швеции не решен по внутриполитическим причинам. Турецкий лидер стремится набрать дополнительные очки к предстоящим выборам, а Будапешт — повлиять на риторику шведских властей в отношении состояния венгерской демократии. Важно, что обе страны дали принципиальное согласие на вступление Стокгольма, однако обставили его рядом условий, чтобы извлечь внутриполитическую выгоду.

Уже более 10 месяцев финны и шведы пытаются попасть в альянс: вступить «за ночь» не удалось. Вопрос об очередном расширении на восток наглядно проявил, какие из членов НАТО еще хоть немного сохранили способность к стратегическому мышлению, и вывел на поверхность глубинные противоречия между отдельными союзниками.

Единственной страной, сумевшей извлечь реальную политическую выгоду из ситуации, стала Турция, которая решила воспользоваться моментом и начала политический торг, обвинив Стокгольм и Хельсинки в «пособничестве террористам» — поддержке курдских группировок и сторонников Фетхуллаха Гюлена — и потребовав от них сотрудничать в борьбе с РПК, экстрадировать ряд курдских деятелей, не поддерживать организацию фетхуллахистов (FETO) и внести изменения в законодательства для борьбы с терроризмом.

С самого начала финны и шведы планировали вступать в НАТО исключительно вместе и даже парой подали заявки, что вызвано тесными политическими связями между северными странами и высоким уровнем военного сотрудничества, в том числе на уровне оборонного планирования. Анкаре удалось вбить клин в эту связку, поскольку изначально у нее было меньше претензий к Хельсинки, чем к Стокгольму, — постепенно риторика на обоих берегах Балтики стала менее категоричной, и обе страны стали признавать возможность раздельного вступления.

Хотя присоединение финнов без шведов осложнит оборонное сотрудничество между странами, соображения в области безопасности и мнимые угрозы всё же оказались весомее. Не последнюю роль в этом процессе сыграл Вашингтон, который в последние годы активизировал взаимодействие с союзниками в Северной Европе и оказывает на них сильное давление по вопросам внешней политики и безопасности.

инфографика

Наиболее вероятным сценарием сейчас представляется вступление в НАТО одной Финляндии, что может произойти уже к июльскому саммиту НАТО в Вильнюсе. Из-за трудноразрешимых противоречий с Турцией, которые лишь обострились после сожжения Корана в Стокгольме в январе, процесс вступления Швеции, где курдская диаспора играет не последнюю роль во внутренней политике, затянется минимум до турецких всеобщих выборов.

Для России вступление Финляндии куда более чувствительно, чем Швеции: общая граница с альянсом увеличивается вдвое, а Балтийское море фактически становится внутренним для НАТО. При этом последующее присоединение Швеции будет уже не так важно ни для России, ни для нее самой, поскольку она и так будет «окружена» альянсом. Несмотря на убежденность финских и иных западных политиков в том, что расширение военного блока укрепит европейскую безопасность и сделает регион стабильнее, такая перспектива представляется сомнительной. Россия в ответ будет вынуждена усиливать военное присутствие на Северо-Западе, о чем Москва уже неоднократно предупреждала соседей. Всё это значительно повысит военно-политическую напряженность в Скандинавско-Балтийском регионе и в Европе в целом.

Тем не менее многое будет зависеть от конкретных шагов НАТО по размещению военной инфраструктуры на территории новых членов. Они уже и так достигли максимального уровня интеграции с альянсом, оставаясь лишь за пределами действия пятой статьи о коллективной обороне.

Финляндия, по замечанию западных экспертов, станет для НАТО не «бременем», а «проводником безопасности», поскольку важна для блока не только в силу геостратегического положения, но и с точки зрения оборонного потенциала. Во-первых, ее армия обладает значительным кадровым резервом в 900 тыс. человек в запасе, из которых 280 тыс. готовы к размещению в военное время, что усиливается мощной системой гражданской обороны. Во-вторых, у Финляндии значительный технологический потенциал: Nokia — один из мировых лидеров в области технологий 5G, а в стране выстроена эффективная система противодействия киберугрозам. Наконец, финская артиллерия считается одной из лучших в Европе. Таким образом, вкладом Финляндии в коллективную оборону и главной задачей будет поддержание собственной обороноспособности, содействие операциям НАТО и союзников в Северной Европе, а также участие в них.

Поскольку финны присоединяются к НАТО без оговорок и исключений, в обозримой перспективе сохраняется ряд рисков для безопасности России. Наиболее вероятным представляется размещение в Финляндии военного контингента альянса по программе «Расширенного передового присутствия» на восточном фланге блока. Во-вторых, возможно предоставление США доступа к финской военной инфраструктуре по аналогии с военными аэродромами в Норвегии. Наконец, Финляндия присоединяется к ядерному блоку, поэтому не стоит исключать риск появления таких вооружений на территории страны, пусть он пока крайне мал. В ноябре президент Саули Нийнистё заявил, что страна не намерена размещать у себя ядерное оружие. В любом случае Хельсинки придется адаптировать свою политику в этой области, поскольку исторически страна активно отстаивала принципы ядерного нераспространения.

Динамика процесса показывает, что в своей политике сдерживания Запад, тестируя российские «красные линии», всё же стремится к управляемой конфронтации. Дальнейшее развитие ситуации на северо-восточном фланге НАТО будет определяться раскладом на юго-востоке, однако в прямом столкновении не заинтересован никто.

Автор — аналитик ИМИ МГИМО

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир