Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Пушков заявил об отсутствии у руководства ФРГ опыта и знаний в политике
Мир
Президент Венгрии указала на важную роль РФ и выступила за мир на Украине
Мир
Пентагон объявил о готовности использовать ядерное оружие для защиты Южной Кореи
Мир
МИД Украины назвал слова президента Хорватии Милановича о Крыме неприемлемыми
Мир
Захарова указала на осознание Западом причастности США к конфликту на Украине
Армия
В Запорожской области нанесли удар по пытавшемуся прорваться отряду ВСУ
Экономика
Доля онлайн-покупок на зарубежных сайтах сократилась в три раза
Мир
Порошенко заявил о популярности Путина среди западных лидеров
Мир
Нарышкин заявил об отсутствии в Европе единой позиции по Украине
Мир
Президент Хорватии назвал безумной идею о разрыве России на части
Общество
Суд в Москве продлил домашний арест наркологу Брюну
Армия
Российские силы отразили атаки диверсантов ВСУ на краснолиманском направлении

Открытые двери

Программный координатор РСМД Константин Суховерхов — о том, почему сожжение Корана не остановит расширение НАТО
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

МИД Турции 21 января обвинил Швецию в нарушении обязательств для вступления в НАТО. Связано это с тем, что на акции перед турецким посольством в Стокгольме сожгли Коран. Это событие вызвало общественный резонанс в СМИ и общественном поле (особенно в странах с преимущественно мусульманским населением). Однако само оно маловероятно навредит процессу вступления Швеции и Финляндии в альянс.

Турция посчитала инцидент нарушением трехстороннего меморандума, подписанного в июне 2022 года в Мадриде Швецией, Финляндией и Турцией. По нему североевропейские страны обязались «предотвратить пропаганду террористических организаций», а именно Рабочей партии Курдистана (РПК), которая в Турции признана террористической организаций. К слову, в Швеции и Финляндии проживает немало курдов, которые ведут антитурецкую политическую деятельность, что, разумеется, не устраивает Анкару.

Турция выдвинула условия о выдаче ей ряда активистов РПК и сокращении связей курдов в северных странах с этой структурой. Позиция Анкары оказалась критически важной, поскольку только она изначально выразила возражение против вступления двух новых государств в НАТО. Впрочем, на то были и другие причины, не связанные исключительно с курдским вопросом. В частности, до Мадридского саммита Турцию могли не включить в проект военной мобильности PESCO, а также лишить ряда поставок вооружений из-за сотрудничества с РФ (вспомним покупку ЗРК С-400).

Тогда Анкара пошла на уступки и согласилась на подписание меморандума со Стокгольмом и Хельсинки. При этом ясно: смягчение позиции Турции наверняка связано с тем, что ей было что-то обещано взамен со стороны США. То есть Анкара разыграла свои карты и воспользовалась шансом для приобретения выгод.

При этом Турция, как и другие страны НАТО, понимает: Швеция и Финляндия — это отличные кандидаты для Североатлантического альянса. В отличие от последних расширений блока, Швеция и Финляндия станут донорами безопасности, а не реципиентами.

У Швеции небольшая, но профессиональная армия. Стокгольм обладает мощной оборонной промышленностью (достаточно упомянуть Saab — концерн, выпускающий оригинальную шведскую военную продукцию). У Финляндии нет таких производственных мощностей и оригинальной военной техники, как у Швеции, но есть Nokia (и другие технологические компании), которая занимается вопросами кибербезопасности и работает в Европе над сетями 5G. Таким образом, все понимают, что Швеция и Финляндия будут очень ценными членами НАТО, которые способны повысить его реальную обороноспособность.

Вступление Швеции и Финляндии важно для альянса еще по одной причине — это демонстрация того, что в нем работает механизм открытых дверей. Ведь после того, как они заявили о желании вступить в блок, процесс, собственно, сразу же был запущен. Разумеется, в определенной степени это можно считать несправедливым по отношению к другим желающим вступить в НАТО. Однако стоит отметить, что Стокгольм и Хельсинки удовлетворяют требованиям альянса сразу с момента подачи заявки, в отличие, например, от Черногории, которой понадобилось пройти долгий путь (с 2009 по 2017 год), прежде чем стать членом организации.

Кстати, присоединение Черногории оказалось важным элементом плана НАТО по созданию стабильности Европы, где именно территорию бывшей Югославии называют пороховой бочкой, что, собственно, подтверждают последние события в Косово. Страны блока заинтересованы в вовлечении всех балканских государств в альянс, так как это снизит риск начала боевых действий в регионе.

Что же касается других стран, желающих вступить в НАТО, то процесс расширения будет продолжаться. В связи с событиями на Украине альянс, пребывавший в некоторой фрустрации и экзистенциальном кризисе из-за потери потенциального противника в лице СССР после 1991 года, снова стал себя ощущать военно-политическим блоком, который способен исполнять изначально заложенные в него функции.

При этом прием новых членов всё равно будет тесно связан с требованиями, которые альянс предъявляет к потенциальным претендентам. Поэтому Швеция и Финляндия рано или поздно присоединятся к НАТО. 28 стран из 30 уже ратифицировали вступление Стокгольма и Хельсинки в альянс, и вряд ли Турция помешает этому. Хотя Анкара постарается еще воспользоваться моментом и выторговать для себя дополнительные «бонусы», прежде чем ратифицировать прием североевропейских стран в блок.

Автор — программный координатор Российского совета по международным делам

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Реклама
Прямой эфир