Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Выгодное вместо

Аналитик Александр Фролов — о том, как будет работать договоренность между Россией и Турцией о закупках газа в рублях
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В начале августа прошли переговоры президентов России и Турции, в ходе которых, среди прочего, была достигнута принципиальная договоренность о частичном переводе оплаты российского газа на рубли. Теперь же министр энергетики и природных ресурсов Турции Фатих Донмез сообщил о возможности оплаты некоторой части транзита российского газа в турецких лирах.

Турция — один из крупнейших покупателей российского голубого топлива. При этом спрос на газ в этой республике колеблется в широком диапазоне — в зависимости от экономической ситуации. По данным BP, в 2011 году этот показатель составил 41,8 млрд кубометров, в 2017-м он достиг 51,6 млрд, а в 2018-м сократился до 47,2 млрд.

В зависимости от суммарного потребления менялись и объемы закупки российского сырья. Наибольший провал поставок из России в Турцию пришелся на 2020-й, когда в первом полугодии республике было выгоднее минимизировать закупки у «Газпрома» и всеми силами наращивать объемы с иных направлений. Но происходило это на фоне переизбытка предложения и катастрофически обвалившихся биржевых котировок. Иными словами, Анкаре было выгодно не отбирать российское голубое топливо, выплачивая неустойку, и при этом закупать сжиженный природный газ (СПГ) по бросовым ценам.

В прошлом году потребление газа в Турции достигло рекордной отметки — 57,3 млрд кубометров. И поставки из России приблизились к максимальным отметкам прошлых лет, составив порядка 26,5 млрд.

В целом, газ — важная составляющая стратегии развития турецкой энергетики. Республика не отказывается от планов наращивать закупки, если не помешают очередные экономические трудности.

Конечно, Россия — не единственный поставщик. Выше уже был упомянут СПГ, которого в прошлом году Анкара закупила в объеме 13,9 млрд кубометров (наиболее заметный поставщик в этом сегменте — Алжир). Также Турция получает голубое топливо из Ирана и Азербайджана. Но всё же наша страна — крупнейший источник газа на этом рынке. И, что особенно важно, только она обладает достаточными производственными и транспортными мощностями, чтобы удовлетворить потенциальный рост спроса со стороны республики.

В перспективы наших газовых отношений с Турцией вмешивается текущая, до крайней степени специфическая ситуация. В конце марта президент России Владимир Путин подписал указ, согласно которому «Газпром» не имеет права поставлять газ компаниям из недружественных стран, не использующим рублевую схему оплаты. Да, Турция не вошла в список недружественных стран. Но здесь начинает действовать процесс, который влияет на многие крупные экономики мира. Этот процесс — регионализация, сопровождающаяся ростом доли национальных валют в международной торговле. Многие страны стараются снизить посредническую роль доллара (и евро). Тем более, что это посредничество оказалось весьма ненадежным. Поэтому отказ от долларов и евро в торговле газом между Россией и Турцией — это в первую очередь вопрос финансовой безопасности.

В этом же контексте стоит воспринимать и предложение об использовании турецкой лиры для частичной оплаты транзита российского газа через территорию республики.

Из России в Турцию проложены два газопровода — «Голубой поток» (16 млрд кубометров в год) и «Турецкий поток» (31,5 млрд), который, конечно же, не в полной мере предназначен для местного рынка. Как минимум половина мощности второго газопровода нацелена на снабжение Балканского полуострова и ряда прилегающих стран. Большая их часть продолжает вполне благополучно покупать российское голубое топливо. Через Балканы организована поставка примерно половины газа, который у России закупает Венгрия. То есть вопрос транзита через Турцию более чем актуален.

По всей видимости, для оплаты в национальных валютах может быть использована та же хорошо себя зарекомендовавшая рублевая схема.

К сожалению, сейчас невозможно прогнозировать объем российских газовых поставок в страны Европы на ближайшие два-три года. Проблема даже не в санкционном конфликте, а в обвале спроса на голубое топливо со стороны европейских потребителей. Неизвестно, где то дно, которого в итоге достигнет этот показатель. Также неразрешенным пока остается вопрос технического обеспечения прокачки российского газа — «Северный поток» работает всего на 20% от мощности.

Зато позиция Анкары вполне однозначно говорит о готовности продолжать сотрудничество в газовой сфере. Также вполне удачно, что значительная часть государств, не использующих антироссийскую риторику и стремящихся сохранить поставки энергоносителей из РФ, может получать газ через Турцию. По крайней мере эта часть поставок на западном направлении находится в относительной безопасности.

Автор — заместитель генерального директора Института национальной энергетики

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Реклама
Прямой эфир