Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Подаренный Лукашенко Путину трактор делают по спецзаданию
Армия
Минобороны: российские ВС пресекли атаки ВСУ на купянском и краснолиманском направлениях
Происшествия
В Энергодаре прогремел взрыв в районе ТЭС
Мир
Захарова упрекнула Запад в раскручивании темы ядерного противостояния
Общество
В Петербурге отменены новогодние мероприятия
Общество
Водителя Собчак приговорили к двум годам колонии за ДТП в Сочи
Мир
Президент Киргизии Жапаров поздравил Путина с юбилеем
Мир
Российские войска пресекли попытки наступления ВСУ на трех направлениях
Авто
Правительство России утвердило изменения в ПДД для электросамокатов
Мир
Маск предложил сделать Тайвань особым административным районом Китая
Мир
На Украине вступил в силу запрет на воспроизведение российской музыки
Общество
В Энергодаре заявили о начале регламентных работ по перезапуску энергоблоков ЗАЭС

В «услуге» отказано

Общественный деятель Елена Альшанская — о том, как улучшить систему помощи кризисным семьям
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Вице-премьер Татьяна Голикова попросила профильные НКО представить в Минпросвещения, Минтруд и Минздрав предложения — как нам усовершенствовать законы, чтобы снизить уровень социального сиротства, лучше организовать работу с семьями в трудной жизненной ситуации. Это произошло на заседании Совета при Правительстве России по вопросам попечительства в социальной сфере.

Много лет мы пытаемся добиться, чтобы изменилась система помощи семьям, чьи дети оказываются в приютах и детских домах. Когда 15 лет назад мы впервые столкнулись с этими ребятами, у нас была искаженная картина в голове, что всем им надо найти хорошие приемные семьи.

Когда же мы начали по-настоящему узнавать детей, их истории, знакомиться с кровными родителям, наше представление сильно поменялось. Мы поняли, что для очень многих детей самое правильное — это возвращение в родную семью.

Однако, этого очень часто не происходит. Прежде всего потому, что семьи, чьи дети оказываются в государственных учреждениях, не справляются сами, не могут изменить и исправить ту ситуацию, из-за которой ребенка у них отобрали, либо они были вынуждены добровольно написать заявление об устройстве ребенка в организацию.

Семьям с детьми, попавшими в острую кризисную ситуацию, необходимо вовремя оказывать помощь. Для них существующая система социального обслуживания недостаточна.

Как это выглядит сегодня? Если семья не может справиться с воспитанием, с содержанием ребенка, да просто с тяжелыми жизненными обстоятельствами, она может добровольно отдать ребенка в детский дом или интернат. Но намного чаще ребенка забирают с полицией.

При этом у нас никто не обязан предоставлять семье помощь, проактивно предлагать ее, работать с ней. Если родитель добровольно отдает ребенка в связи с трудной жизненной ситуацией, то заключается соглашение между ним, органом опеки и организацией, куда попадает ребенок (дом-интернат или приют). Эта организация должна предоставить семье помощь в рамках законодательства о социальном обслуживании.

Но на практике этот процесс очень трудный — чтобы хоть какую-то социальную услугу получить, надо сначала написать заявление, собрать кучу справок, доказывающих, что ты имеешь на это право, потом комиссия будет признавать тебя нуждающимся, и только если ты этот квест прошел правильно — ты услугу можешь получить.

Большинство семей, чьи дети попадают в детские дома и приюты, не справляются с требованиями к сбору документов. Они чаще всего находятся в длительном депрессивном, потерянном состоянии, они не верят в свои силы. А если даже и справляются, какую услугу они получают, имеет ли она отношение к реальному решению твоих проблем — никому особо не важно.

Ведь в чем должна заключаться услуга социальной помощи? Это не только факт передачи ребенка в организацию, но и дальнейшая работа, чтобы этой семье помочь, создать условия для возвращения детей к их родителям. Но по факту этого не происходит — то есть, ребенка дома-интернаты и приюты забирают, но вопросами его возращения в семью не занимаются.

Для человека в реальном кризисе нужен совершенно другой подход. Нужна проактивная индивидуальная работа. Чтобы сам факт обращения с заявлением о том, чтобы разместить своего ребенка в приют или детский дом-интернат, сам факт приезда полиции с целью забрать ребенка, уже были «критерием нуждаемости». И, конечно, не в отдельных видах услуг, которые родитель должен выбрать как в магазине.

Семья — это сложная живая система, с живыми людьми, их взаимоотношениями, их представлениями о жизни, ценностями. Все это надо учитывать при работе. И задачей этой работы должно быть не «оказание услуг», а результатом не «10 000 услуг оказано», а реальные изменения: ребенок вернулся домой, там теперь безопасно и спокойно, мама справляется сама, а если что-то случится, знает теперь, куда обратиться за помощью.

Сам подход к помощи как к «услуге» не позволяет выстроить процесс так, как это должно быть. Помочь человеку выйти из трудностей, научиться справляться с вызовами жизни — это не обслуживание. Это скорее похоже на поддержку. И это всё возможно, уже работает в России, но точечно, в отдельных общественных организациях, таких как наша, в отдельных районах и даже регионах. Но этого нет как системы и это никак не закреплено на законодательном уровне.

Работа с семьей может быть выстроена как единый процесс за счет введения куратора. Он организует работу с семьей и ребенком, определяет совместно с членами семьи причины трудностей, разрабатывает план социального сопровождения, сопровождает семью, следит за своевременным получением семьей услуг (помощи), помогает в общении с другими государственными и негосударственными службами, сопровождая семью. Мы уже не один год предлагаем пересмотреть нынешний подход и ввести систему индивидуального сопровождения, курирования. Очень надеюсь, что мы, наконец, будем услышаны.

Второй очень важный вопрос, который мы поднимали на Совета по вопросам попечительства в социальной сфере — про семьи, чьи дети оказываются в детских домах из-за зависимости родителей.

Фонд Тимченко, несколько профильных НКО, в том числе наш фонд, в ряде субъектов РФ провели исследование причин временного размещения детей в государственных учреждениях. Результаты показали, что в 31–46% семей один или оба родителя страдают от алкогольной (реже — наркотической) зависимости. 49% детей из-за этого остались без попечения родителей.

Мы не просто смотрели на причины — мы прошли, по сути, путь, который прошла семья, поговорили со специалистами, работающими в системе соцзащиты, как они работают с такими семьями, поговорили с наркологами. В большинстве регионов эти системы никак не связаны. Нет никакой единой медико-социальной помощи и реабилитации. Да и в наркологию соцзащита чаще всего отправляет человека либо кодироваться, либо за справкой, что он стоит или не стоит на учете — а это чистая формальность.

Нет представления о необходимости комплексного, взаимного процесса помощи человеку. Нет взаимодействия, чтобы можно было понять, привержен ли родитель лечению, нет долговременных программ сопровождения зависимых, которые бы назначались при сопровождении в семьи.

Нужны программы длительного сопровождения и реабилитации людей с зависимостями, а также долгосрочные программы, которые были бы направлены на формирование здорового образа жизни. Мы очень хотим, чтобы это начало меняться, и сопровождение, и социальная реабилитация наконец заработали в нашей стране.

Автор — руководитель секции «Семья, материнство и детство» Совета при Правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере, президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Реклама
Прямой эфир