Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Туманно на Альбионе

Эксперт клуба «Валдай» Елена Ананьева — о развитии политического кризиса в Великобритании после ухода Бориса Джонсона
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Внутриполитический кризис в Британии достиг апогея — добровольный уход в отставку министра финансов Риши Сунака и министра здравоохранения Саджида Джавида стали соломинкой, переломившей хребет верблюду. Тянувшиеся за Борисом Джонсоном и депутатами от правящей партии скандалы и особенно его циничные попытки эти скандалы замять вызывали острое неприятие не только в стане оппозиции, но и в парламентской фракции консерваторов. Помимо политических неурядиц экономическая ситуация, воплотившаяся в кризисе уровня жизни (cost of living crisis) и самой высокой инфляции из стран «большой семерки», ставила под вопрос вероятность победы партии тори на следующих выборах.

В результате очередная ложь Джонсона относительно Криса Пинчера, заместителя партийного координатора парламентской фракции тори, уличенного в сексуальных домогательствах, привела к обвальному уходу в отставку министров и чиновников правительства — 60 человек за два дня. После известия о предстоящем уходе Джонсона курс фунта стерлингов поднялся.

Объявляя о своей вынужденной отставке (под давлением министров кабинета), Джонсон не преминул саркастически отметить, что к подобному исходу привело «стадное чувство в Вестминстере» (а вовсе не его неудачное правление) и «блистательная дарвиновская система» позволит избрать нового лидера партии. Джонсон имел в виду предстоящую острую внутрипартийную борьбу. Сам он намеревается остаться на посту лидера партии и премьер-министра до избрания преемника. Так, собственно, и бывало, достаточно вспомнить отставку Дэвида Кэмерона после поражения на референдуме о членстве Британии в ЕС (2016 год) и отставку Терезы Мэй из-за паралича парламента, неспособного договориться по Соглашению Британии с ЕС (2019 год). Оба они оставались в должности до избрания преемника. Однако раздражение в отношении Джонсона столь велико, что в парламентской фракции обсуждают вопрос о назначении временного исполняющего обязанности, «смотрителя», то есть о немедленном отстранении Джонсона. Дело в том, что порядок избрания нового лидера — процедура многоступенчатая и может занять до двух-трех месяцев. Терпеть Джонсона столь долго многие в партии не желают.

На следующей неделе должны состояться выборы исполнительного органа Комитета 1922 года — объединения рядовых депутатов-консерваторов. Комитет определяет порядок избрания лидера партии, и вероятно изменение порядка выборов лидера, сокращение его сроков или назначение «смотрителя». Им должен быть политический деятель, пользующийся доверием парламентской фракции и парламента в целом. Последнее обстоятельство важно, поскольку отставка формально завершается визитом премьер-министра к монарху с предложением конкретной кандидатуры, которая пользуется доверием парламента. Тогда и происходит переход власти.

Таким образом, последует некий период неопределенности. Сначала проходит выдвижение кандидатур из депутатского корпуса консерваторов. В результате последовательного голосования парламентской фракции останутся два претендента, за которых и будут голосовать члены партии.

Консерваторы регулярно составляют рейтинги своих видных деятелей. На сегодня фаворитом выступает министр обороны Бен Уоллес, потеснивший министра иностранных дел Лиз Трасс и теперь уже бывшего министра финансов Риши Сунака. В начале июля рейтинг Уоллеса составлял 85,6%, а Джонсона — минус 21%. Ближайшие соперники Уоллеса — Надим Захави (55,6%) и Лиз Трасс (49,4%).

Однако политические предпочтения членов партии тори могут не совпадать с популярностью политиков в общественном мнении. Консерваторы отстают от лейбористов с декабря 2021 года, когда стали разворачиваться скандалы в правящей партии. На день отставки Джонсона наименьшей непопулярностью обладал Бен Уоллес (минус 4%), за ним следовал Саджид Джавид (минус 15%), Надим Захави (минус 17%), а у недавней фаворитки консерваторов Лиз Трасс минус 27%. Отметим, что рейтинг Сунака резко возрос с его уходом в отставку до минус 17% (с минус 44% в апреле в связи со штрафом за вечеринки в период локдауна и другими просчетами).

Таким образом, пока компромиссной фигурой выступает Бен Уолллес, если не вмешаются какие-либо привходящие обстоятельства.

Однако кто бы ни стал преемником Джонсона, тем более Уоллес, внешнеполитический курс Британии не изменится. Сохранится союз с США, активность в НАТО, противоречивые отношения с Евросоюзом, поддержка киевского режима. Если раньше можно было говорить о взлетах и падениях в российско-британских отношениях, то с 2013 года (попытки Дэвида Кэмерона играть роль посредника в отношениях между Россией и США по сирийскому вопросу) отношения шли по нисходящей без потепления или улучшения.

Антироссийская направленность сохранится — Соединенное Королевство ее последовательно воплощает на основании доктринальных документов. В последней стратегии национальной безопасности «Глобальная Британия» Россия названа «острой и прямой угрозой». Недавно Бен Уоллес просил Джонсона повысить расходы на оборону на 10% в связи с высокой инфляцией. Джонсон отказал. Очевидно, что, если министр обороны станет премьером, эти расходы будут увеличены.

Автор — руководитель Центра британских исследований Института Европы РАН, эксперт Международного дискуссионного клуба «Валдай»

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Реклама
Прямой эфир