Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Наука и техника
Госдума ратифицировала соглашение с КНР о Международной лунной станции
Мир
Глава МАГАТЭ назвал невозможным перезапуск Запорожской АЭС на данный момент
Мир
Генерал ФСБ Кулишов уличил Финляндию в провоцировании миграционного кризиса
Политика
Песков сообщил о разговоре Путина и Мирзиёева в формате «тет-а-тет»
Мир
Испания и Норвегия официально признали Палестину суверенным государством
Мир
Глава «Росатома» назвал обстрелы Киева единственной реальной угрозой для ЗАЭС
Происшествия
СМИ сообщили о погибшей в Анталье российской туристке
Армия
В МО сообщили о продвижении ВС РФ вглубь обороны ВСУ в Харьковской области
Наука и техника
Грузовой корабль «Прогресс МС-25» отстыковался от МКС
Армия
Российские средства ПВО сбили украинский Миг-29 в зоне спецоперации
Мир
Песков указал на разногласия Запада в вопросе ударов Киева по РФ оружием союзников
Общество
Правительство выделит 3,3 млрд рублей на программу переселения из аварийного жилья
Общество
Фигурант дела главного кадровика Минобороны Мартиросян обжаловал арест
Авто
Марка Lancia объявила о возвращении в автоспорт с моделью Ypsilon
Армия
В Авдеевке нашли схрон ВСУ с западным оружием
Происшествия
На Кубани задержали подозреваемых в краже из ТЦ сейфа с 5 млн рублей
Общество
Аэропорт Элисты возобновил работу после временного закрытия

30-летний бег на месте

Проректор Дипакадемии МИД РФ Олег Карпович и ведущий научный сотрудник ИАМП Дипломатической академии МИД России Антон Гришанов — об отмирании старых форматов сотрудничества РФ и Запада и зарождении новых
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В политическом плане 2022 год богат на знаковые юбилейные даты. Увы, многие из них в текущих условиях приобрели печальный оттенок. Например, недавняя четвертьвековая годовщина Основополагающего акта Россия – НАТО «отмечалась» на фоне повсеместной констатации окончательного краха попыток Москвы и Североатлантического альянса наладить диалог. Нельзя назвать позитивным и контекст, в котором исполняется 30 лет прорывному, как когда-то казалось, Хельсинкскому саммиту Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, ставшему важной вехой на пути к возникновению на его базе полноценной Организации.

А ведь тогда, в июле 1992 года, государства — участники саммита были преисполнены оптимизма, которым пропитана и его декларация — «Вызов времени перемен». В ней, помимо прочего, подчеркивалась «центральная роль СБСЕ в содействии процессу перемен в нашем регионе и управлении этим процессом». Создавалось ощущение, что на фоне падения железного занавеса отказавшиеся от наследия прошлого страны Европы и Евразии, а также примкнувшие к ним США и Канада смогут — по крайней мере, в своих границах — обеспечить стабильное бесконфликтное развитие и заживление старых геополитических ран. Эти прекраснодушные мечтания, однако, так и не выдержали испытания временем.

Сегодняшняя ОБСЕ — формально единственная на евро-атлантическом пространстве международная структура, объединяющая Россию и так называемый коллективный Запад. Теоретически, именно у нее есть самый существенный потенциал для того, чтобы стать площадкой диалога между двумя сторонами новой холодной войны и поиска неких компромиссных выходов из тупика. За исключением ООН, все остальные каналы конструктивного обмена мнениями, будь то Совет Россия – НАТО или Совет Европы, канули в Лету — де-факто или даже де-юре. Но наши бывшие западные партнеры явно не стремятся воспользоваться шансом хотя бы попытаться активизировать данный институт для прекращения украинского кризиса. Наоборот, делается всё для того, чтобы и этот формат окончательно выхолостить, сделав взаимодействие на базе организации бессмысленным.

Причем методы используются самые примитивные. Так, в мае делегации Общественной палаты России отказали в участии во втором Дополнительном совещании в области человеческого измерения в Вене. А на днях пришла новость о том, что российским депутатам и сенаторам банально не выдали виз для посещения юбилейной сессии Парламентской ассамблеи ОБСЕ в Лондоне. Такое поведение возмутительно, но закономерно. Еще на заре кризиса американский представитель в организации, близкий соратник президента США Майкл Карпентер, известный своими откровенно русофобскими взглядами, открыто обозначил курс на превращение структур ОБСЕ в пространство для шельмования России и Белоруссии. На тех мероприятиях, где российские представители всё же получают возможность присутствовать, соответствующие вашингтонские установки дисциплинированно воплощаются в жизнь. Возникает впечатление, что Москву буквально подталкивают к громкому демаршу и добровольному выходу из Хельсинкского процесса, у истоков которого она стояла полвека назад.

Стоит ли держаться за членство в ОБСЕ? На первый взгляд может показаться, что она действительно стала рудиментом и уже отжила свое. Урегулирование региональных конфликтов, которое изначально было основной миссией организации, оказалось провалено буквально по всем направлениям. За минувшие с момента окончания холодной войны 30 лет ни один кризис в Европе не был предотвращен или остановлен при ее деятельном участии. На Балканах с подачи Вашингтона и Брюсселя уже в 1990-е годы возобладало «право сильного», а на постсоветском пространстве основные конфликты были банально заморожены, пока не начали поочередно переходить в горячую фазу. При этом ОБСЕ по инерции продолжала привлекаться к переговорному и мониторинговому процессу — при заключении, например, Минских соглашений ей отводилась крайне значимая роль, — но результат раз за разом оказывался всё более плачевным. Не сумела организация и проявить себя в сбережении системы договоров по контролю над стратегическими вооружениями, коллапс которой предвосхитил окончательное обрушение фундамента европейской безопасности.

Всю деятельность ОБСЕ в публичном пространстве западные страны пытались свести либо к бюрократической возне, недавно на время даже оставившей ее без руководства, либо к заполнению повестки дня правочеловеческой тематикой. При этом даже работа в рамках так называемой третьей корзины (человеческое измерение) в основном строилась по принципу «все государства-члены равны, но некоторые равнее других». Подавляющее большинство претензий адресовалось России и ее союзникам, тогда как проблемы в других странах (даже в Прибалтике, где поначалу ОБСЕ уделяла некоторое внимание правам русскоязычного населения) банально игнорировались. Сначала через БДИПЧ и Парламентскую ассамблею, а затем и по линии других институтов западные представители начали небезуспешно трансформировать организацию в некий аналог Совета Европы. Неудивительно, что в тот момент, когда у ОБСЕ, казалось бы, появился исторический шанс оправдать свое существование — в январе 2022 года, после направления в адрес США и НАТО российских предложений по гарантиям безопасности, диалог на этой площадке вышел наименее субстантивным и осмысленным. Карета, что называется, окончательно превратилась в тыкву.

При всем этом ОБСЕ, как представляется, рано окончательно списывать со счетов. Во-первых, опыт членства нашей страны в данной организации крайне важен в контексте реформирования уже не региональной, а глобальной системы международных отношений. То же пресловутое «общее пространство от Лиссабона до Владивостока» — не изолированная вещь в себе, как это могло показаться 30 лет назад подписантам декларации «Вызов времени перемен». Поддержание безопасности на этой территории немыслимо без обеспечения мирного и гармоничного развития в граничащих с ней регионах, в диапазоне от Ближнего Востока и Африки до АТР и Латинской Америки. И во-вторых, присутствие России в ОБСЕ можно продолжить в выжидательном режиме, с надеждой на приход к власти в западных странах более прагматичных политиков, которым понадобится проверенная площадка для возобновления контактов с Москвой.

Так или иначе, но с годами европейским странам и их американскому «старшему брату» придется вернуться к обсуждению архитектуры региональной безопасности, от которого они столь долго в ущерб себе отказывались. Даже если речь пойдет о неких новых формах работы, начинать этот диалог с нуля будет намного сложнее, нежели использовать для его запуска наработки, возникшие за долгие годы Хельсинкского процесса. В конце концов, и ООН создавалась не на ровном месте, а на фундаменте провалившейся Лиги наций. Главное только, чтобы на пути к рождению ОБСЕ-2 ее будущим участникам не пришлось пройти через столь же трагичные и драматичные события.

Авторы - Проректор и ведущий научный сотрудник Дипакадемии МИД РФ Олег Карпович и ведущий научный сотрудник ИАМП Дипломатической академии МИД России Антон Гришанов

Позиция редакции может не совпадать с мнением авторов

Прямой эфир