Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Генсек НАТО выразил сожаление из-за ухудшения диалога с Россией
Происшествия
В Екатеринбурге вспыхнул сильный пожар в промзоне
Авто
Дилеры Renault начали получать запчасти через «дочку» «АвтоВАЗа»
Общество
Бизнес увидел риски мошенничества с жильем из-за закрытия ЕГРН
Мир
Финляндия и Швеция могут войти в НАТО к июню 2023 года
Спорт
Команда Черчесова «Ференцварош» проиграла «Карабаху» и покинула ЛЧ
Экономика
Вступил в силу полный запрет на импорт российского угля в Евросоюз
Мир
В Гренландии выявили первые два случая заражения оспой обезьян
Экономика
В Минпромторге заявили об обеспечении металлургической отрасли комплектующими
Экономика
«Укртранснафта» остановила прокачку нефти из РФ по «Дружбе» в сторону Венгрии
Мир
Китайский дипломат предупредила США о последствиях конфликта с РФ и КНР
Экономика
Глава регулятора ФРГ призвал страны ЕС экономить газ для стабилизации цен

Цифра на продажу

IT-эксперт Лев Матвеев — об экспортном потенциале российского ПО и скорости бега
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Говорят, рынок изменился, и это надолго. И хотя из-за возросшего спроса на импортозамещение разработчикам отечественного программного обеспечения (ПО) хватает работы внутри страны, российские вендоры не собираются отказываться и от экспортных амбиций. Ситуация сейчас непростая, но есть факторы, которые играют на пользу российским производителям ПО.

Я представляю компанию, специализирующуюся на продуктах для информационной безопасности (ИБ). Российский ИБ-сегмент рынка информационных технологий едва ли не с самого начала был ограничен в своих экспортных экспериментах. Рынки США и ЕС для нас давно закрыты, но остается еще добрая половина мира, которую мы, как IТ-держава, только начали осваивать.

Азиатский рынок крайне привлекателен для российских продуктов — здесь есть интерес к разработкам в сфере искусственного интеллекта и защиты данных. У нас много схожего на уровне менталитета и культуры — в этих странах также хотят иметь альтернативы западным продуктам и не зависеть от геополитической ситуации.

Мы сами в Азии наиболее активны в пяти странах: Индонезии, Таиланде, Малайзии, Вьетнаме, Турции. В каждой есть свои особенности — культурные, ментальные. Где-то (в Малайзии, Вьетнаме) сложно работать без партнера, где-то — без помощи отечественных государственных институтов.

В Индонезии и Таиланде помимо культурных различий появляется и еще один барьер — языковой. Английский там не сильно распространен, местные население на нем почти не говорит. Потому для коммерческого успеха там лучше нанять местных специалистов — «проводников».

Турция — самая простая и доступная для продвижения российских продуктов страна: у турок хороший уровень английского и коммуникация строится гораздо проще. Кроме того, ментально они не так далеки от нас. Сейчас мы делаем ставку именно на эту страну.

Конечно, препятствий хватает. Например, со времен пандемии не восстановились перелеты, а офлайн-переговоры для нашей сферы критически важны. Сложно принять деньги на российские счета от иностранных покупателей. Несмотря на эти сложности мы продолжаем работу. Надеюсь, что и новые компании не побоятся выйти на экспортный рынок. Но в этом им потребуется поддержка государства.

В первые годы за рубежом такая помощь особенно необходима: нужно выполнить ряд четких действий – оплатить услуги исследовательских компаний, вложиться в аренду офисных помещений и колл-центров, нанять местных специалистов со знанием языка, развернуть комплексную PR- и маркетинговую активность. Это минимальный обязательный набор, чтобы тебя заметили. Именно на это и должен быть направлен фокус государства при формировании мер поддержки.

По нашему опыту знаю, что все описанные выше задачи помогли бы решить IT-хабы для российских производителей в самых приоритетных для государства странах. Это должны быть комплексы из дата-центров, офисов, прочей материальной и организационной инфраструктуры, которая бы помогала российским компаниям быстрее стартовать за границей.

Что нужно компаниям-экспортерам для развития на новом рынке? Из инфраструктуры — офисы, колл-центр, конференц-залы для проведения встреч и мероприятий. Кроме прочего, администрация IT-кластера могла бы отбирать и рекомендовать проверенных местных подрядчиков: PR- и маркетинговые агентства, типографии и других поставщиков. Экспортеры могли бы пользоваться их услугами, будучи уверенными в качестве, получая коллективную скидку и т.п. Вся эта деятельность может поддерживаться на уровне государства — администрироваться Российским экспортным центром (РЭЦ), региональными МЭЦ, ПЭЦ и другими подобными структурами.

В итоге, уверен, такой подход в перспективе принесет гораздо больше пользы экспортерам: компании сэкономят деньги, нервы и время на подборе офисов, надежных и эффективных подрядчиков. Они будут меньше тратить на множество командировок — ведь значительную часть подготовительной работы сделает государство. В результате же и государство окажется в плюсе: больше уплаченных в казну налогов, повышение благосостояния людей, занятых в IT-секторе, и главное — создание бренда России как страны информационных технологий.

Еще одна мера поддержки — создание института «цифровых атташе». Решение об их появлении в 17 странах мира уже принято. Дело за грамотной реализацией. Важно, чтобы эти атташе были по сути хорошими корпоративными «сейлами» — разбирались в том, что продают. В идеале, нужно дать возможность бизнесу участвовать в отборе кандидатов и проверять, достаточна ли их квалификация для этой работы.

Важно наделить атташе достаточными полномочиями — не ниже заместителя посла РФ. А для хорошей отдачи, нужно людей мотивировать не только высокими лозунгами. Я, как представитель частного бизнеса, верю в деньги, поэтому предложил бы давать им определенный процент от подписанного контракта. Тогда на эту должность будет конкурс.

Во время IТ-завтрака на ПМЭФ мы услышали, что Минцифры поддерживает эти предложения, и это очень хорошая новость для отрасли.

Другая наша опора — это лояльные России профессионалы, выпускники советских и российских вузов. Это люди, которые любят нашу страну и благодаря хорошему образованию занимают высокие должности и посты. Это неизрасходованный потенциал отношений, которые связывают нас с другими странами. Государство может создавать реестр таких специалистов и налаживать с ними деловые контакты.

И последнее, что хотелось бы сказать. Несмотря на весь объем мер, поддержка IТ — это до сих пор не профильная деятельность для РЭЦ и других подобных институтов. На ПМЭФ министр говорил, что необходимо совместно с отраслью решить этот вопрос. Возможно, именно игроки рынка должны предложить своего кандидата в РЭЦ, который занялся бы вопросами экспорта IТ и ПО как основной своей деятельностью.

Зачем же государству тратить силы на экспорт, если и внутри страны достаточно IТ-задач? Еще год назад аргумент был один: IТ — это золотая жила, потенциал которой за рубежом использован не полностью. Сейчас, год спустя у меня появился еще один аргумент. В новых условиях мировой экономики возможности для продвижения отечественных разработок сильно сократились. Уже сейчас, чтобы оставаться на месте нужно бежать в два раза быстрее, а если остановимся — все заработанные очки и вовсе «превратятся в тыкву». Усилий придется предпринимать в разы больше — и компаниям, и государству. Комплексной же своевременной поддержкой государство продвинет не отдельных разработчиков, а целую отрасль. Это выгодно и компаниям, и государству.

Автор — председатель совета директоров компании «СёрчИнформ»

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Реклама
Прямой эфир