Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Политика
Власти Крыма предупредили Киев о крахе из-за идеи отторжения полуострова от РФ
Экономика
Пушков не нашел причин возобновлять поставки газа «недружественной» Болгарии
Экономика
Bloomberg назвало Россию победителем на энергетических рынках
Общество
Парламентарии предложили повысить МРОТ до 30 тыс. рублей
Армия
Российские десантники осуществили захват опорного пункта ВФУ
Мир
Южная Корея опровергла обвинения КНДР в распространении коронавируса
Экономика
Каждый восьмой россиянин намерен накопить на пенсию не менее 1 млрд рублей
Армия
Опубликованы кадры работы вертолетов Ми-28 в ходе спецоперации РФ
Мир
ВСУ выпустили десять снарядов по двум поселкам под Горловкой
Общество
Вильфанд объяснил причину умеренной погоды в Москве на фоне жары в Европе
Мир
Жители Херсонской области начали возвращаться с Украины
Мир
Германии предсказали проблемы из-за пересохшего Рейна

Вбросить в бой

Военный эксперт Владислав Шурыгин — об итогах первых месяцев операции на Украине и о беспрецедентной информационной войне против России
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

С начала специальной военной операции прошло уже два с половиной месяца. Битва за Донбасс в самом разгаре, и ее исход прямо сейчас решается на полях сражений. Однако общий ход событий последних месяцев уже позволяет подвести некоторые предварительные итоги и ответить на важные вопросы. В частности — насколько подготовлена российская армия, как проходили бои и почему важнейшей составляющей нынешнего конфликта стали различные информационные операции и вбросы.

По своим масштабам и напряжению спецоперация беспрецедентна: фактически страны НАТО пытаются нанести нам военное поражение на территории Украины с помощью ВСУ, ставших, по сути, колониальной армией Запада. Против России ведут прокси-войну — на чужой территории и чужими руками.

В качестве плацдарма Украина была выбрана не случайно. С середины 1990-х велось планомерное втягивание ее в американское поле притяжения, Украину активно вовлекали в военную структуру НАТО. А после 2014 года военное строительство ВСУ было полностью взято под американский контроль, о чем теперь, не скрывая, заявляют в Вашингтоне. Восемь лет украинские армию и общество усиленно готовили к войне с Россией.

Снова и снова, отвечая себе на вопрос, была ли у России возможность решить миром конфликт с Киевом, мы понимаем: такой возможности не было. США гнали Украину на убой, не оставляя никаких шансов для мирного разрешения противоречий. Украина готовилась к войне, и начатая нами военная операция стала вынужденным ответом, на упреждение.

У военной операции есть зримые результаты. От украинских нацистов освобождены обширные территории: Луганская Народная Республика, Херсонская область, часть Харьковской области и Запорожья. Каждый день под контроль ВС РФ переходят новые населенные пункты. В них организуется мирная жизнь, а население в основном поддерживает политику РФ. Успешно уничтожаются отборные силы нацистов (около 5 тыс. только в Мариуполе), а общие потери ВСУ превысили 50 тыс. человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести. Чтобы покрыть потери, Киеву приходится проводить всё новые и новые волны мобилизации, фактически уже охотясь на своих граждан по городам и селам.

Убыль в личном составе приходится компенсировать переброской батальонов территориальной обороны — по сути необученной милиции, которая в боях несет огромные потери. Как следствие, моральный уровень личного состава ВСУ резко снизился.

Ни о какой современной тактике применительно к ВСУ речи не идет. Всё то, что их кураторы из Вашингтона считают для своих войск обязательным — высокая мобильность, возможность вести дистанционную войну, сбережение личного состава, — для украинской армии отброшено. Фактически сейчас США на Украине пытаются навязать России масштабную войну на истощение образца первой половины ХХ века. Восточные области Украины стремительно превращают в новую «линию Мажино». Подконтрольное США украинское руководство, не считаясь с жертвами среди гражданского населения, в нарушение норм и правил ведения боевых действий приняло по подсказке Запада практику создания так называемых «фестунгов». Это германский термин, означающий использование крупных городов в качестве естественных крепостей, а их населения — как своего рода «живой щит». Это приводит как к огромным военным потерям, так и к гибели мирного населения, которое из «фестунгов» просто не выпускают. На этом фоне расширение военно-технических поставок США имеет своей целью максимально затянуть конфликт. Ни один из видов оружия и техники, отправляемых сегодня американцами на Украину, не способен изменить сам ход и характер боевых действий, но лишь продлит их на недели и месяцы и увеличит количество погибших.

При этом Россия сохраняет инициативу и ведет высокоманевренные действия, перемещая группировки войск для максимально эффективного решения поставленных задач. Российское военное руководство продемонстрировало гибкий подход к тактике ведения боевых действий, адаптивное планирование, перестраивание планов в зависимости от развития обстановки. К примеру, после того как российские подразделения выполнили задачу по сковыванию в районе Киева крупной группировки ВСУ, а военная операция перешла на второй этап, войска были отведены от украинской столицы. Во-первых, из гуманитарных соображений и, во-вторых, как официально было заявлено, — в качестве жеста доброй воли для создания благоприятной атмосферы для переговорного процесса.

Для России характер нынешнего военного конфликта по-прежнему носит масштаб «специальной военной операции». Это предполагает ведение боевых действий со значительными ограничениями. Российское руководство не рассматривает украинских граждан в качестве врагов, а само украинское государство — в качестве врага экзистенциального. В этом оно исходит из глубоких исторических и тесных личных связей жителей наших стран.

Поэтому Вооруженные Силы РФ действуют так, чтобы исключить масштабные жертвы среди мирного населения. Россия использует высокоточное оружие, не прибегая к «ковровым» бомбардировкам и артиллерийскому огню «по площадям». Кстати говоря, в этом российская тактика радикально отличается от той, который придерживаются США. Они стирают с лица земли целые города, как, например, иракский Мосул в 2016 году или сирийскую Ракку в 2017-м, что вынуждены признавать и сами украинцы. Россия придерживается тактики, которая рассчитана на то, чтобы склонить противника к сдаче в плен, а не американского принципа «выжженной земли». При этом военно-политическому руководству РФ удается сохранить ограниченный характер операции, не прибегая к мобилизации и не выходя за рамки военного бюджета. Россия воюет не числом, а умением.

Конечно, США и их союзники не могут позволить себе признать вышесказанное. Поэтому в мировом информационном пространстве развернута самая масштабная за последние десятилетия информационно-пропагандистская кампания по дискредитации РФ и военной операции, которую она проводит. СМИ глушат обывателя давно набившими оскомину пропагандистскими штампами времен «холодной войны», которые не имеют ничего общего с реальной информацией о ходе боевых действий.

Западные специалисты по информационным операциям пытаются спровоцировать взаимное ожесточение сторон. Издевательства над российскими военнопленными, бессудные казни, кадры которых публикуются в интернете, «вбросы» на тему «зверств российских военных» имеют только одну цель — ожесточить солдат по обе стороны фронта. Одновременно мы видим попытки «раскачать» внутреннее российское информационное пространство. Одним из главных направлений провокаций стали регулярные «вбросы» в отношении высшего военно-политического руководства России. Постоянно тиражируются слухи о министре обороны и начальнике Генштаба — то они «исчезли», то у них «проблемы со здоровьем», то их, «возможно, скоро отстранят» от исполнения служебных обязанностей. Особенно стараются информационные ресурсы так называемой «несистемной оппозиции».

Нельзя не сказать и о том, что порой фактором напряженности становятся и заявления, которые делают некоторые вполне лояльные политики, общественные деятели, лидеры общественного мнения с репутацией патриотов. Не имея достаточных компетенций и полноты информации о реальном положении дел, они выступают с необоснованной критикой и такими же необоснованными инициативами. В некоторых случаях это приводит к тому, что патриотично настроенная аудитория начинает требовать неприемлемых радикальных методов ведения военных действий.

За последнее десятилетие ВС России прошли через серьезные качественные изменения. После нескольких попыток проведения военной реформы в 2012 году началась комплексная модернизация. Ее целью было формирование компактной профессиональной армии, оснащенной современными образцами вооружений. Эта работа велась планово и последовательно, открыто, под гласным парламентским и общественным контролем. Были четко определены параметры будущих Вооруженных сил, включая их численность, организацию, долю современных вооружений и другие показатели. Задача была подготовить наши вооруженные силы к конфликтам XXI века.

Сегодня РФ ведет освободительную превентивную операцию нового типа. Российские военнослужащие проявляют мужество и героизм, сохраняя гуманное отношение к противнику. Особенности нынешней операции, как и других военных конфликтов, где были задействованы российские силы, — внимание к гуманитарным вопросам и защита гражданского населения, с определенной точки зрения, контртеррористический характер.

И у нас есть все ресурсы и решимость довести эту операцию до победы.

Автор — военный эксперт

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Реклама
Прямой эфир