Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Не все спокойно в военном королевстве

Эксперт ИМИ МГИМО Егор Спирин — о промышленных проблемах американского ВПК
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Американские производители вооружений обеспокоились проблемами перезапуска производственных линий и ограниченных запасов материалов для выпуска «Стингеров». Эти озабоченности во многом отражают серьезные проблемы в промышленной базе, с которыми сталкивается американский ВПК.

Последние несколько месяцев США и их союзники наращивают поставки вооружений для Украины. С точки зрения коммерческих интересов американских кампаний затягивание конфликта через подобные поставки выглядит крайне привлекательным предприятием. Прежде всего по причине получения контрактов на поставки таких вооружений, как «Стингер» (компания Raytheon) и «Джавелин» (Raytheon/Lockheed Martin), к середине апреля США отправили более 1,4 тыс. «Стингеров» и 5,5 тыс. «Джавелинов». Не менее важными доходными статьями станут государственные программы, такие как USAI и FMF, которые в том числе направлены на финансирование закупок американского вооружения и общий рост расходов на оборону (в том числе в Европе). Значительным фактором являются и ассигнования. По оценкам американских экспертов, «более половины из $6,5 млрд, выделенных Пентагону в рамках пакета чрезвычайных ассигнований для Украины, предназначены просто для пополнения запасов министерства обороны».

На первый взгляд, ситуация представляется беспроигрышной для американских военных подрядчиков, которые получают выгоду как от поставки вооружений, так и от вложений, нацеленных на восполнение запасов. Однако, перефразируя Шекспира, не всё спокойно в военно-промышленном королевстве. Во время слушаний в комитете сената по вооруженным силам экс-замминистра обороны Эллен Лорд отметила, что США передали Украине «четверть наших запасов [«Стингеров»]» и «не можем в ближайшие пару лет производить больше, потому что у нас есть проблема с тем, что правительство не платит за поддержание производственных мощностей». По ее словам, длительные перерывы или крайне низкие темпы производства приводят к сбоям в «инспектировании» оборудования, что, в свою очередь, приводит к его поломкам и устареванию, а также нарушению в цепочках поставок.

Бывший помощник министра обороны США по логистике и материально-технической готовности Дэвид Берто, который сегодня руководит торговой группой государственных технологических компаний Professional Services Council отмечает, что, «хотя обсуждения ведутся, Пентагон не заключил ни одного контракта, чтобы начать пополнять запасы боеприпасов и других материалов, которые сокращаются из-за конфликта на Украине». Для восполнения запасов необходимо создание промышленного потенциала, работать над которым нужно в тесной связке с Пентагоном. На практике это должно выражаться в виде промышленной политики, нацеленной на инвестиции в инфраструктуру, а их отсутствие, по мнению Эллен Лорд, создало ситуацию, в которой американская оборонка находится сейчас.

По оценке Американского общества инженеров-строителей, которое на регулярной основе составляет «отчетные карты» о состоянии инфраструктуры США, в стране наблюдается дефицит инвестиций в инфраструктуру размером порядка $2,6 трлн. Такой дефицит при отсутствии должных мер может обойтись Америке в $10 трлн в виде потерянного ВВП к 2039 году, что не обходит стороной и ВПК.

Это обстоятельство усугубляется рядом других общих проблем, с которыми сталкивается американский ВПК на современном этапе. Вошедшая в мейнстрим на фоне пандемии COVID-19 проблема с цепочками поставок отразилась и на военной промышленности. Еще в 2018 году Пентагон опубликовал доклад, в котором указывалась «хрупкость» снабженческой способности американских ВС. Эксперты впоследствии отмечали, что «многие производственные мощности принадлежат компаниям, которые финансово уязвимы и подвержены высокому риску закрытия. Часть риска связана с ограниченными производственными возможностями. Например, минометные трубы производятся только на одной производственной линии, а некоторые детали для морской авиации производятся только одной компанией, которая недавно подала заявление о банкротстве».

В докладе американского министерства обороны от февраля 2022 года авторы отмечают, что «риски срыва растут одновременно с увеличением сложности цепочек поставок оборонной продукции США. Средняя американская аэрокосмическая компания полагается примерно на 200 поставщиков первого уровня. Второй и третий уровни насчитывают более 12 тыс. компаний. С глобализацией цепочек поставок эти поставщики и их товары поступают из самых разных мест. Некоторые основополагающие промышленные цепочки поставок, такие как оптические приборы, механические шестерни, сварочное оборудование и печатные платы, поставляют значительную часть своих компонентов из-за пределов Северной Америки.

Среди факторов, обуславливающих «хрупкость» рынка стратегически значимых материалов отмечаются: концентрация поставок; поставки из одного источника; ценовые шоки; нехватка человеческого капитала. Наблюдается и наличие зависимости от поставок со стороны стран, которые США считают своими противниками. Так, в ранее упомянутом отчете 2018 года замечалось, что «Китай является одним из немногих или единственным поставщиком ряда специальных химикатов, используемых в боеприпасах и ракетах». К слову, Россия в данном отношении также имеет некоторые рычаги воздействия, которые по иронии задействовали сами американцы, проводя политику санкционного давления. Так, по словам главного исполнительного директора Raytheon Грегори Хейса, в связи с антироссийскими санкциями и прекращением взаимодействия с поставщиками из РФ «компания ищет новые источники титановой губки, литья и поковок».

Такая ситуация вновь указывает на ставший трюизмом факт, гласящий, что сторона, вводящая санкции, также испытывает сложности из-за такой основанной на эмоциях политики. Подытоживая анализ проблемы цепочек поставок, можно сказать, что во многом риторика Трампа образца 2016 года, нацеленная на проблематизацию вопросов офшоринга производства и упадка промышленности, не была пустой, а проблемы, которые обозначал 45-й президент США, имеют свое отражение и в столь значимой области, как оборонная промышленность.

Отмеченный в контексте цепочек поставок вопрос концентрации имеет и «самоличное» значение. Так, по оценкам, изложенным в отчете Пентагона о промышленных возможностях, утверждается, что «одним из изменений, которое всё же произошло, стала радикальная консолидация крупнейших оборонных подрядчиков с 15 до пяти, что, среди прочего, снизило конкуренцию за контракты, что ранее являлось ключевым фактором контроля над расходами и стимулирования инноваций». Такая ситуация отчетливо наблюдается, например, в аэрокосмической отрасли.

Американские аналитики отмечают диспропорцию затрат и результата, выражающуюся как в количественных (снижается количество военных кораблей и самолетов стоящих на вооружении), так и в качественных показателях. Среди проблем качества особо выделяются такие образцы, как F-35 и Littoral Combat Ship. В обобщенном виде проблемы диспропорции можно сформулировать словами старшего советника в Институте Куинси Келли Влахос, утверждающей, что, «вместо того чтобы направлять ресурсы и энергию на поддержание боеготовности, Вашингтон сегодня в основном бросает деньги на новые блестящие объекты: дорогостоящие системы вооружений, корабли и самолеты, которые либо строятся годами, либо устаревают, либо не работают». Этот вывод в целом подтверждается трудностями в производстве ПЗРК.

Современное состояние американской оборонной промышленности сложно назвать безупречным, что по большей степени объясняется общим системным дизайном, нацеленным на «рентоориентированное поведение». Американский ВПК — не «бумажный тигр», а сложная и мощная машина. Тем не менее и эта машина не свободна от проблем, которые особенно обнажились на фоне активной поставки вооружений на Украину.

Автор — эксперт Института международных исследований МГИМО

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Читайте также
Реклама
Прямой эфир