Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Общество
Москалькова сравнила обмен Бута на Грайнер с новогодним подарком
Происшествия
Мэр Донецка сообщил о погибшем при обстреле ВСУ мирном жителе
Мир
На Украине отменили воздушную тревогу
Общество
Самолет с Виктором Бутом приземлится в московском аэропорту Внуково
Общество
Шереметьево рекомендует добираться в аэропорт на аэроэкспрессах из-за снегопада
Мир
Ушаков заявил об обсуждении идеи газового союза с Узбекистаном и Казахстаном
Авто
О существовании еОСАГО не знает более 40% российских водителей
Мир
Страны ЕС согласились включить Хорватию в зону Шенгена
Мир
Беженка с Украины напала с ножом на сотрудницу банка в Польше
Мир
American Thinker заявил о союзе администрации Байдена с «настоящими нацистами» ВСУ
Наука
Канадские ученые заявили о риске развития заболеваний из-за шумных соседей
Мир
Селин Дион отменила концерты из-за редкого заболевания

За линией фронта

Историк Александр Макушин — о том, как СССР встретил 2 млн пленных немцев
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

2 февраля 1943 года завершилась Сталинградская битва — крупнейшее из генеральных сражений Второй мировой войны. Победа советских солдат не только обеспечила перелом в ходе Великой Отечественной войны. В распоряжении Красной армии оказались богатые трофеи, а в плену — 91 тыс. человек. Национал-социалистическая пропаганда рисовала образ СССР как страны, где к европейцам относятся со звериной жестокостью. Но действительность оказалась другой: военнопленные удивлялись тому, с какой жалостью простые люди относились к бывшим захватчикам.

В наиболее подробном и фундаментальном труде советского времени «Великая победа на Волге» под редакцией Константина Рокоссовского приводятся детальные цифры о количестве вооружения и техники, оказавшихся в распоряжении советской армии — вплоть до 397 км телефонного кабеля и 13 787 повозок. Согласно этой книге, в плену оказалась 91 тыс. человек. Эти же цифры использует и Алексей Исаев в книге «Сталинград. За Волгой для нас земли нет».

А всего после Сталинграда и до Дня Победы Красная армия взяла в плен граждан разных европейских стран, которые оказались в одном строю с немцами. «Итак, немцы — 2 389 560, венгры — 513 767, румыны — 187 370, австрийцы — 156 682, чехи и словаки — 69 977, поляки — 60 280, итальянцы — 48 957, французы — 23 136, хорваты — 21 822, молдаване — 14 129, евреи — 10 173, голландцы — 4729, финны — 2377, бельгийцы — 2010, люксембуржцы — 1652, датчане — 457, испанцы — 452, цыгане — 383, норвежцы — 101, шведы — 72», — пишет Исаев.

Немецкая пропаганда рисовала образ СССР как страны, где пленных ждет смерть. Немцы боялись советского плена, ожидая справедливого ответа за совершенные ими преступления. Однако, по статистике немцев, в советском плену погибло не более 15%, а военнослужащих СССР в фашистских застенках — как минимум 40%. В 1942 году московское издательство «Воениздат» выпустило в свет сборник материалов «Зверства немцев над пленными красноармейцами». В этой книге содержались свидетельства очевидцев трагических событий начала Великой Отечественной войны, документы и факты, рассказывающие о жестоких расправах нацистов над военнослужащими РККА.

Конечно, немецким военнопленным пришлось несладко. В 1943-м, после Сталинградской битвы, около 70 тыс. захваченных немцев были в ужасающем состоянии. Обморожения, гангрена, тиф, педикулез, дистрофия — все это способствовало тому, что многие из пленных скончались еще при переходе к местам заключения. Позже это назовут «маршем смерти». Суровая атмосфера царила и в лагерях того периода. На то были свои причины. Провианта не хватало даже гражданскому населению, все отправлялось на фронт. Что уж говорить о пленных фашистах.

В СССР за внесудебные расправы над пленными и мирным населением освобожденных территорий применялось самое суровое наказание. Единичные случаи расправ были, но в основном к военнопленным относились очень мягко.

После военной разрухи и колоссальных потерь мужского населения использование труда миллионов военнопленных реально способствовало восстановлению народного хозяйства. Труд пленных использовался широко — на стройках, заводах, лесоповалах и в колхозах. К числу крупнейших строек, на которых были заняты пленные, относятся Куйбышевская и Каховская ГЭС, Владимирский тракторный завод, Челябинский металлургический комбинат, трубопрокатные заводы в Азербайджане и Свердловской области, Каракумский канал.

Немцы восстанавливали и расширяли шахты Донбасса, заводы «Запорожсталь» и «Азовсталь», теплотрассы и газопроводы. В Москве пленные участвовали в строительстве МГУ и Курчатовского института, стадиона «Динамо». Построили автострады Москва — Харьков — Симферополь и Москва — Минск. В подмосковном Красногорске немцы построили школу, архивохранилище, городской стадион «Зенит», дома для рабочих завода и новый жилой благоустроенный городок с домом культуры.

В конце 1940-х годов только в Вологодской и Архангельской областях известны восемь случаев официально зарегистрированных браков советских женщин с бывшими военнослужащими вермахта. Также интересным фактом является то, что в Горьковской области, где пленные немцы строили ядерный закрытый город Арзамас-16 (Саров), в 1950-е годы увеличилось число немецких фамилий.

В 1955 году Верховный Совет СССР принял указ о досрочном освобождении осужденных военных преступников. Последняя партия пленных была передана властям Германии в январе 1956 года. В СССР остались считаные единицы немецких военнопленных.

Поразительные факты доброты граждан СССР содержатся в мемуарах многих военнослужащих вермахта, вернувшихся на родину из плена. Большинство мемуаристов высказывались о русских в положительном ключе: бывшие пленные припоминали случаи проявления настоящего человеколюбия со стороны как охранников, так и простых жителей. После войны многие жалели пленных, старались их подкармливать — воспоминания пестрят рассказами о сердобольных старушках, которые приносили заключенным хлеб, соленые огурцы и др. Также вспоминают бывшие военнопленные и о том, что их не выгоняли работать в сильные морозы, а рацион питания практически не отличался от пайки охранников.

Бывший пленный Ганс Моэзер оставил воспоминания о еврейском враче, боровшемся за жизнь каждого тяжелобольного пленного. Хорст Герлах в своей книге «В сибирских лагерях. Воспоминания немецкого пленного. 1945–1946 гг.» рассказал, как русская повариха тайком покормила его, несмотря на то, что автора мемуаров оставили без обеда в качестве наказания. Он упомянул знакомство с мюнхенским профессором Гербертом Фольгером, который тоже побывал в плену. «Разве ты не помнишь, что простые люди почти всегда жалели нас?» — сказал немецкий ученый своему собеседнику о жителях СССР.

Ситуация плена всегда драматична, но то, что довелось пережить бывшим солдатам вермахта, не шло ни в какое сравнение с трагедией советских военнопленных в фашистских застенках.

Автор — эксперт Российского военно-исторического общества, сопредседатель фонда «Ист-Патриотика».

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора.

Читайте также
Реклама
Прямой эфир