Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Хотелось бы сказать, что главное ожидание для Донбасса и Украины от предстоящего cаммита президентов РФ и США, который должен состояться 7 декабря, — это долгожданный мир. Но не сейчас. Сильно уж массированно велась медийная артподготовка последний месяц, чтобы резко конвертироваться в конкретные решения, направленные на всеобъемлющее урегулирование конфликта.

С одной стороны, для саммита тема Донбасса и Украины видимо станет центральной, однако если посмотреть шире, то, конечно, ее нельзя назвать основной для российско-американской повестки двусторонних отношений. На фоне диалога о стратегической стабильности между Россией и США, а также инициатив Владимира Путина о гарантиях безопасности, вопросы, связанные с Донбассом и Украиной, становятся частностью.

С другой стороны, за последний месяц непосредственно благодаря усилиям американских СМИ тема якобы вторжения России на Украину приобрела явно гипертрофированное и неадекватное звучание. Причем было достаточно любопытно наблюдать, как в первые дни информационной кампании украинские высшие чиновники — от президента до министра обороны и главы разведки — в унисон заявляли, что такой угрозы со стороны России нет. Но проблема в том, что не Украина определяет глобальную или даже региональную повестку, за нее это делают другие, крупные субъекты геополитики. Украина же остается объектом, которого просто используют в своих интересах «сильные мира сего».

Одной из ключевых тем предстоящего саммита точно станет обсуждение имплементации Минских соглашений. Тут сразу следует сделать оговорку, что в последние месяцы американские чиновники регулярно заявляли о необходимости всеобъемлющего выполнения минских договоренностей как основы урегулирования конфликта в Донбассе. Многие украинские политики и эксперты по этому поводу даже стали волноваться, а не решили ли американцы сдать «под шумок» Украину?

Порадуем украинских коллег: «не сдадут», просто в риторике нынешних «новых»-«старых» американских чиновников, отвечающих за Украину, Минские соглашения, это не совсем то, о чем мы думаем. Или даже правильней, совсем не то…Виктория Нуланд и ее коллеги еще при Бараке Обаме постоянно подчеркивали необходимость выполнения единственного реального мирного плана по Донбассу.

И есть надежда, что во время переговоров всё же прояснится американская позиция относительно того, что они подразумевают под всеобъемлющим выполнением Минских соглашений. Если это будут традиционные приоритеты о передаче границы Отдельных районов Донецкой и Луганской областей и России под контроль украинским пограничникам, выводе мифических российских войск, внедрении инициатив по переходному правосудию, то это будет означать одно — коллеги из США используют ситуацию вокруг Донбасса и Украины, как инструмент давления и сдерживания России.

Однако, если удивительным образом американская сторона хотя бы поднимет тему конституционной реформы на Украине, как это прописано в Минских соглашениях, или инициирует обсуждение закона об особом статусе территорий ЛДНР, это будет сигналом, что в явно затянувшейся стагнации переговорного процесса по Донбассу возможен прорыв. Конечно, только в том случае, если это будет подлинная американская позиция, и она недвусмысленно будет доведена до киевского режима.

И тут возникает вопрос, а нужна ли США стратегическая стабильность? Или, как предрекал замечательный русский философ, профессор МГУ, уроженец Донбасса Александр Панарин, ХХI век станет веком стратегической нестабильности.

Очень важный вопрос, который будет рассматриваться на саммите, касается проблемы потенциального расширения НАТО. Для России это первоочередная проблема национальной безопасности и устойчивого развития. И как бы это ни казалось удивительным, США сейчас вполне могут значительно снизить уровень напряженности в регионе, сняв этот вопрос с повестки дня. Другое дело, что любые гарантии, фиксирующие неприсоединение к Североатлантическому альянсу Украины и Грузии, могут быть обнулены за счет создания инфраструктуры НАТО на территориях этих стран, без формального вступления в блок. Это в Москве прекрасно понимают.

Безусловно, сейчас в силах лидеров двух глобальных держав как минимум снизить уровень напряженности на евразийском пространстве и наметить пути нормализации отношений. От этого, конечно, выиграют и Донбасс, и Украина. Единственный вопрос, есть ли для этого политическая воля?

С российской стороны она точно есть.

Автор — директор Института миротворческих инициатив и конфликтологии, доцент Финансового университета при правительстве РФ

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир