Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сегодня президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обсудил по телефону со своим российским коллегой Владимиром Путиным Сирию, Ливию, ситуацию в Закавказье, а также Украину.

Своими соображениями по украинскому урегулированию турецкие официальные лица делятся не впервой.

Ранее на саммите глав дипломатических ведомств стран НАТО в Риге турецкий министр Мевлют Чавушоглу заявил, что Турция «не верит» в то, что очередные антироссийские санкции приведут к нужному для альянса результату на Украине. Дипломат отметил в этом контексте, что еще не было прецедентов, когда бы рестрикции способствовали выходу из кризиса где-либо.

Недавно и президент республики Реджеп Тайип Эрдоган предложил Москве и Киеву посреднические услуги своей страны. «Мы стремимся к тому, чтобы вопрос разрешился в положительном ключе. С этой целью турецкая сторона готова к посредничеству и обсуждению вопроса с Россией и Украиной. Вместе с тем мы желаем поддерживать диалог как с украинскими, так и с российским властями», — заявил глава государства.

Приветствуя в целом эти намерения, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, а также министр иностранных дел Сергей Лавров напомнили Анкаре и другим игрокам, что Москва не является стороной конфликта, а ключ к разрешению внутриукраинских противоречий следует искать в этой же стране.

Для многих аналитиков, СМИ и, в принципе, для наших граждан представленная турецкая позиция по Украине была некоторым откровением, если не сказать сюрпризом. Уже позабылся и тот факт, что с 2014 года Турция, не признавая Крым российским, тем временем выступала столь же последовательно и против антироссийских санкций коллективного Запада.

Казалось, что спорные региональные вопросы в Сирии, Ливии, Карабахе едва ли оставляли шансы на то, чтобы страны поддерживали друг друга перед лицом стран НАТО или США на тех или иных международных площадках. Во всяком случае, бескорыстно. Ведь ясно, что сухого расчета даже в военно-техническом сотрудничестве Москвы и Анкары по вопросу ЗРК С-400 «Триумф» или строительстве АЭС «Аккую» было немало. Всё это выгодно России, но одновременно усиливало и усиливает международную значимость Турции.

Более того, тесная кооперация Анкары с украинскими партнерами при продаже последним БЛА Bayraktar TB2, совместные учения сторон, о которых то и дело становится известно, также оставляли мало сомнений в том, что Турция разделяет западное мнение по украинской проблематике. В октябре хакерская группа Beregini опубликовала документ за подписью украинских военных, в котором содержались сведения о совместных учениях в Турции. В частности, речь шла и о «курсе ведения боевых действий в условиях города», который турки должны были прочесть украинским силовикам.

А совсем недавно шведский ресурс Nordic Monitor обращал внимание на секретную записку для главы Генштаба Турции Хулуси Акара от 2016 года, из которой следовало, что командование сил турецкого спецназа назначило советников для работы с ВСУ.

Но так или иначе, вне зависимости от того, что здесь «ложь», а что «намек», вопрос о том, зачем турецкие власти всё же решили поддержать Россию именно сейчас, требует уточнения.

Его, как ни странно, уже дали сами турецкие официальные лица. На встрече в Риге министр Чавушоглу заявил дословно следующее: «В Турции не верят, что санкции решат проблемы. В прошлом санкции применялись в отношении того или иного государства, но не привели к результату. Ранее поднимались и вопросы санкций в отношении самой Турции. Однако факт в том, что санкции не решают проблем».

Таким образом всё встало на свои места. Турки прекрасно понимают, что их политика на Ближнем Востоке, на Южном Кавказе, в Африке и в Восточном Средиземноморье вызывает серьезную аллергию у стран Запада, включая прежде всего США. Если раньше западные политики и подконтрольная им пресса пугали всех «российской угрозой», то теперь всё чаще пишут о «турецкой угрозе» и так далее. Можно даже сказать, что в известном смысле мы оказались «братьями по несчастью».

Турецкий истеблишмент опасается санкций за свой политический курс, который воспринимается в Североатлантическом альянсе как нелояльность и нарушение внутриблоковой дисциплины. Именно поэтому еще администрация президента Дональда Трампа решила исключить Турецкую Республику (в отместку за покупку российских С-400) из программы по совместному производству истребителя-бомбардировщика пятого поколения F-35 Lightning II (Lockheed Martin), а Белый дом при новом американском лидере Джо Байдене лишь подтвердил это решение.

При этом стол президента США буквально по каждому случаю завален коллективными обращениями конгрессменов, требующих самым радикальным образом пересмотреть двусторонние американо-турецкие отношения вплоть до разрыва любого военно-технического сотрудничества.

Парламентарии, которые открытым текстом называют Турцию угрозой национальной безопасности США и их союзников, категорически возражают в том числе и против продажи вместо F-35 устаревающих самолетов F-16. Хотя Анкара подчеркивает, что это последний шанс исправить отношения, которые скатываются в пике. Ведь Турция ранее заплатила за покупку F-35 $1,4 млрд. Мало того, турецкая сторона участвовала в производстве комплектующих для самолетов пятого поколения. Исключение страны из технологических цепочек ставит перед Анкарой необходимость выбора новых партнеров.

Соответственно, если турецкие власти будут публично поддерживать и подписываться под санкционным давлением на Россию, это будет автоматически для них и для всех означать их безусловную готовность следовать правилам и дисциплине, которую продиктуют из-за океана. О своих планах в обозначенных регионах при таком раскладе им придется забыть.

Итак, поддержка российской позиции хотя бы в вопросе неприятия санкций равносильна для турок поддержке самих себя. Так что никаких сюрпризов и откровений здесь нет. Пан или пропал.

Автор — директор Центра изучения новой Турции

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир