Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Трехсторонние переговоры российского лидера Владимира Путина с премьером Армении Николом Пашиняном и президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым, прошедшие 26 ноября в Сочи, однозначно укрепили карабахское урегулирование. Собственно, и приурочены они были к первой годовщине подписания Ереваном и Баку при посредничестве Москвы заявления о прекращении огня в зоне конфликта — 9 ноября.

По итогам саммита Владимир Путин заявил, что участникам удалось договориться о создании механизмов демаркации и делимитации границы между двумя государствами до конца года. В этом контексте он отметил важность первого шага в развитии экономических связей — разблокирование транспортных коридоров. Речь шла о железной дороге и автомобильном сообщении.

Изначально и предполагалось, что предметом обсуждения сторон станет процесс реализации ранее достигнутых договоренностей. В целом восемь пунктов из девяти успешно выполнены при активной и постоянной поддержке России. Боевые действия в зоне конфликта были прекращены, график возвращения Баку ряда территорий соблюдался, российский миротворческий контингент вдоль Лачинского коридора развернут, начал работу миротворческий центр по контролю за прекращением огня и так далее.

Главным камнем преткновения пока остается именно девятый пункт о «разблокировке всех экономических и транспортных связей в регионе». Он предусматривает, что армянская сторона гарантирует безопасность транспортного сообщения между западными районами Азербайджана и его эксклавом Нахичеванской Автономной Республикой для «организации беспрепятственного движения граждан, транспортных средств и грузов в обоих направлениях». При этом, считаясь с позицией Армении как союзника в Закавказье, Кремль предусмотрел еще в 2020 году, что контроль за этим сообщением будет вести именно погранслужба ФСБ России. Указанный пункт недвусмысленно об этом гласит. В Баку его называют Зангезурским коридором, в Ереване предпочитают говорить о «транспортных коммуникациях через Сюникскую область».

В документе также содержится указание на то, что речь должна идти о «строительстве новых транспортных коммуникаций».

Так или иначе, несмотря на кажущуюся очевидной пользу от разблокировки транспортных артерий в регионе, некоторые политические силы в Армении поставили под сомнение целесообразность такого шага. Они обосновали свою позицию неприятием и недоверием к формулировке, которую используют в Баку и в Анкаре, — «коридор». Премьер-министр страны Никол Пашинян на этой неделе также заявил, что в подписанном заявлении нет слова «коридор», а акцент делается на «транспортных коммуникациях».

Для Еревана принципиальная разница состоит в том, что открытие коридора, на котором настаивает Баку, означает открытие ж/д путей через Мегри без разблокировки остальных транспортных артерий, которые были в СССР. Вице-премьер Мгер Григорян в одном из своих заявлений отмечал, что разблокировка всех коммуникаций намного больше отвечает интересам его страны, так как позволит наладить железнодорожное сообщение с Россией и Ираном.

Пресс-служба президента России уточнила, что проблемам «восстановления и развития торгово-экономических и транспортных связей» в Сочи уделяется «особое внимание».

По данным ряда СМИ, азербайджанцы в перспективе готовы учесть пожелания своих армянских соседей. Ключевой аспект здесь — снова вопрос доверия, так как железнодорожное сообщение Армении с Россией возможно географически только через территорию Азербайджана.

В интересах России — «взаимно-интегрированный» Южный Кавказ. Армения изолирована от своих соседей по причине территориальных проблем — такое положение республики не позволяет российским проектам в регионе полноценно использовать транспортные пути. А в новом и процветающем Кавказе Москва заинтересована иметь даже больше военного присутствия — к 102-й базе в Гюмри и миротворческим силам в Азербайджане добавится контингент пограничной службы ФСБ России в Сюникской области Армении.

Вместе с тем недавние события на армяно-азербайджанской границе показали, что, с одной стороны, поддержка российских военных нужна Еревану, а с другой — ясно, что армянские ВС значительно утратили свой боевой потенциал после 44-дневной войны, чтобы защищаться в случае любой угрозы самостоятельно.

Попытки внерегиональных игроков (прежде всего США и Франции) вмешиваться в карабахскую проблему бесплодны и бесперспективны.

Если кому и удается оперативно решать проблемы и пользоваться заслуженным доверием Азербайджана и Армении, так это России. Это еще раз продемонстрировал звонок главы Минобороны Сергея Шойгу своим коллегам во время обострения конфликта на прошлой неделе.

Автор — директор Центра изучения новой Турции

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир