Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

По сообщениям СМИ, несколько стран Европы начали использовать запасы из подземных хранилищ газа (ПХГ). В среду, 13 октября, расходы впервые за текущий сезон превысили закачку на 70%. Критично ли это для Европы и насколько она может быть уверена в стабильном прохождении отопительного сезона?

К настоящему моменту европейские ПХГ заполнены на 77%. Емкость хранилищ составляет порядка 104 млрд куб. м. Соответственно, закачано на данный момент около 81 млрд куб. м. Все эти бесконечно убедительные цифры мало о чем говорят без должного контекста.

Если мы сравниваем уровень заполненности ПХГ Европы в 2021 году с аналогичным показателем прошлых двух лет, то неминуемо замечаем довольно существенное расхождение — порядка 18,02 млрд куб. м. Но если взять 2018 год, то разница будет меньше — около 9,5 млрд куб. м.

А если мы возьмем более широкий временной горизонт, то обнаружим, что еще 10 лет назад совокупная мощность европейских подземных хранилищ газа была меньше нынешнего накопленного объема. Так, в 2011 году этот показатель составлял порядка 64 млрд куб. м. А в 2012-м он вырос до 78 млрд куб. м. При этом Европа каким-то образом проходила отопительный период.

Процесс увеличения мощности ПХГ был не в последнюю очередь вызван событиями начала 2009 года, когда произошел газовый конфликт между Москвой и Киевом, в ходе которого «Газпром» был вынужден прервать прокачку через территорию Украины. Притом позже сам «Газпром» принимал самое активное участие в расширении европейских мощностей хранения газа, что должно было повысить стабильность прохождения отопительного периода в Европе. Российская сторона принимала участие в расширении мощностей хранения как у таких крупных потребителей, как Германия, так и на территории куда меньше потребляющей газ Сербии.

Из вышесказанного можно сделать следующий вывод: закачанный в европейские ПХГ газ — это подушка безопасности, которая упрощает прохождение периода максимального спроса на голубое топливо. Чем этого газа больше, тем меньше рисков.

Но отбор отличается в зависимости от погодных условий. Если зима теплая — отбор из ПХГ меньше, если холодная — больше. При текущем уровне накопленных запасов у Европы есть прекрасные шансы спокойно пережить зиму. Если, конечно, зима будет такой, как два года назад, или немногим холоднее. Притом важно, чтобы морозы не ударили в феврале и марте, когда заполненность хранилищ будет находиться на минимальных отметках.

Тот факт, что отбор из европейских ПХГ начал превышать закачку в середине октября, пока не свидетельствует ни о чем. Это событие нельзя назвать чем-то экстраординарным, подобное уже происходило в прошлые годы. Хотя, конечно, бывало, что отбор начинался в конце месяца.

Но в нынешнем году есть ряд рисков, нехарактерных для прошлых лет. Во-первых, в мировом масштабе наблюдается нехватка предложения газа при повышенном спросе. Это в конечном итоге приводит к высоким ценам на голубое топливо в Европе, Азии, США и на других рынках. Притом цены в АТР до сих пор выше европейских (более $1000 на спотовых площадках), что делает этот регион более привлекательным для сжиженного природного газа (СПГ).

Если эта ситуация сохранится (а тем более усугубится) зимой, то в случае резкого роста спроса на энергоносители со стороны Евросоюза может не найтись дополнительных объемов СПГ, которые могли бы этот спрос удовлетворить. И тут не имеет смысла кивать на Россию, так как трубопроводные поставки осуществляются далеко не во все страны Старого Света. К примеру, Испания и Португалия вынуждены опираться на заморские поставки. Стоит ли тут напоминать, какая ситуация возникла в Испании этой зимой?

Во-вторых, обостряется межтопливная конкуренция — в электрогенерации уголь теснит газ. Но не все государства ЕС имеют возможность заместить голубое топливо, так как они ранее закрыли свои угольные электростанции. И для таких государств приближающаяся зима должна выглядеть вдвойне тревожно.

В-третьих, в 2021 году наблюдалось падение производства электроэнергии на ветровых электростанциях. Опять же, если эта ситуация сохранится или обострится, то газа и угля потребуется больше, чем в 2019–2020 годах даже при сопоставимых температурах.

И здесь мы приходим к неутешительному для Европы выводу: пока не разрешится текущий энергетический кризис, у нее нет никаких гарантий на безболезненное прохождение отопительного сезона.

Впрочем, возможно с 1 ноября какие-то дополнительные объемы голубого топлива могут поступить из нашей страны. Если не ударят холода.

Автор — заместитель генерального директора Института национальной энергетики

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир