Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
В ходе протестов в Перу погибли 58 человек
Общество
СК возбудил дело после избиения подростка на квесте в Москве
Экономика
Доверие россиян к банкам подскочило до рекордных 82%
Мир
СМИ сообщили о возможной смене позиции Ирана по Украине
Мир
Ельцин называл Украину главным дестабилизирующим фактором
Мир
США отправили более 60 БМП Bradley на Украину в рамках военной помощи
Общество
Учебные самолеты Минобороны предложили передать гражданским авиакомпаниям
Мир
Замглавы МИД РФ обсудил с послом Японии вопросы двусторонних отношений
Мир
FT сообщила о подаче Болсонару заявки на визу в США на полгода
Мир
Байден заявил об отсутствии планов поставлять истребители F-16 Украине
Мир
Санкции против российских банков ударили по большинству немецких компаний
Мир
Амстердам заявил о готовности рассмотреть запрос на самолеты для Киева

Счет бы то ни было

Обозреватель «Известий» Анна Каледина — о том, почему зависла реформа пенсионных накоплений
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Иногда они возвращаются. Не только ужасы из прошлого, но и новости в повестку. Скажем, на прошлой неделе вновь всплыла тема накоплений на достойную старость. Не то чтобы специально. Просто во время обсуждения пенсионного вопроса в Совете Федерации первый зампред ЦБ Сергей Швецов традиционно излишне прямолинейно высказался о задачах государства в обеспечении благополучия пожилых людей. Он заявил, что, по его личному мнению, «помогать пенсионерам немножко поздно». А поддерживать надо граждан в период активной жизни, чтобы они смогли сформировать хороший пенсионный пакет.

Ничего особенного и принципиально нового он не сказал. Естественно, что копят в трудоспособном периоде, когда имеются заработки, позволяющие инвестировать в свое будущее. При этом государство должно создавать надежные механизмы и инструменты для того, чтобы эти средства не пропали, не растворились в пучине очередных бесчисленных реформ. Однако любое заявление, которое затрагивает пенсии, чрезвычайно чувствительно и вызывает мощный общественный резонанс, сила которого превосходит логику и отметает попытку вникнуть в смысл сказанного.

В понедельник пенсионная тема, касающаяся накоплений, вновь всплыла в информационном поле. Как сообщили источники «Коммерсанта», в пятницу она обсуждалась на совещании в Минфине. Совпадение? Вы так думаете? Не могу утверждать со стопроцентной уверенностью, но есть подозрение, что два факта взаимосвязаны. Властям пришлось снова вернуться к теме пенсионных накоплений (ПН) в рамках обязательного пенсионного страхования (ОПС), которая на длительный период оказалась «замороженной» в преддверии выборов в Госдуму. Откопали, как говорится, стюардессу под волатильность общественного мнения.

Годы идут, караван идет, собаки лают, а проблема с ПН остается все там же и на том же уровне решения. Ее основа была заложена в 2014 году, когда объявили мораторий на перевод 6% от страховых взносов, уплачиваемых работодателем, на формирование пенсионных накоплений. С этого момента все средства поступают в бюджет Пенсионного фонда и выплачиваются людям на заслуженном отдыхе. Поток поступлений в систему прекратился, но остались средства, которые уже были сформированы. Их рост обеспечивается только за счет инвестирования негосударственными пенсионными фондами (НПФ) и управляющими компаниями, в том числе государственным управляющим, коим является ВЭБ.

По итогам второго квартала 2021-го объем пенсионных накоплений достиг 5 трлн рублей. Это достаточно большая сумма для чемодана без ручки, коим для государства сейчас являются эти средства. С одной стороны, нести тяжело, поскольку сам факт существования ПН — напоминание о том, что когда-то они формировались. С другой — эти деньги практически никак не влияют на увеличение пенсий граждан, поскольку новых поступлений в систему нет, а средний счет застрахованного лица составляет менее 70 тыс. рублей. Это настолько мало, что никоим образом не поспособствует увеличению выплат на заслуженном отдыхе. В основном эти деньги люди получат, как это принято говорить — на руки, после оформления накопительной пенсии.

Минфин и ЦБ с 2016 года неоднократно предлагали решение проблемы. Сначала в виде квазидобровольного перевода пенсионных накоплений из ОПС в систему Негосударственного пенсионного обеспечения (НПО) с добавлением ряда «плюшек» в виде налоговых льгот для граждан и работодателей, у которых есть пенсионные программы для сотрудников. Однако повышение пенсионного возраста повлияло на общественный фон. Опросы неоднократно показывали, что люди крайне негативно относятся к любым реформам, имеющим в своем составе понятие «пенсионные». Сошлись на добровольном формате трансформации, который практически лишал затею смысла, поскольку в лучшем случае самостоятельно копить на пенсию будет не более 10% граждан, оценивали эксперты.

Не буду перечислять все варианты пенсионной реформы и названия (при желании можно углубиться в чудный мир ИПК, ГПП, ГПК). И вот «мочало, мочало, начинаем сначала». Как сообщил в понедельник «Коммерсант» со ссылкой на свои источники, Минфин поддержал идею трансформации накопительной компоненты ОПС в добровольную стандартизированную схему. По желанию, то есть добровольно, а также с элементами софинансирования и налоговых льгот. Как говорится, найди 10 отличий. Или хотя бы два. В общем, по сравнению с той концепцией, которую то же финансовое ведомство уже вносило в правительство (вряд ли без собственного одобрения) и получило на него многостраничный отрицательный отзыв, особых изменений не наблюдается.

По-прежнему остаются одни сплошные вопросы. Например, как государство будет мотивировать переводить свои средства из ОПС в НПО с учетом того, что суммы небольшие, а одними налоговыми льготами не заманишь? Ведь помимо «переводного капитала» придется вносить живые средства, отрывая от личного бюджета. В этом смысле показателен пример с так называемым бегством граждан на фондовый рынок, в том числе и через индивидуальные инвестиционные счета (ИИС), для которых предусмотрены налоговые льготы.

Все тот же Сергей Швецов недавно разоблачил миф о буме физлиц на фондовом рынке. По данным ЦБ, сейчас в России примерно у 14,8 млн граждан открыты брокерские счета, но только у 5,6 млн человек они не нулевые. Как предположил первый зампред Центробанка, скорее всего, многие даже не знают, что у них открыт брокерский счет, поскольку это делали за них банковские сотрудники для повышения своей эффективности. А ранее регулятор публиковал исследование, которое показало, что у большинства людей остаток на счете не превышает 10 тыс. рублей, то есть, грубо говоря, «пробы пера».

Еще один вопрос — собственно налоговых льгот. Будут ли они соответствовать тем, что есть для тех же ИИС? Какие льготы будут распространяться на работодателей, которые развивают корпоративные программы? Ведь именно корпоративный путь видится максимально реалистичным, поскольку у крупных компаний есть и желание, и средства для мотивации сотрудников. Самостоятельно же, как показывают опросы, копить не могут 70% граждан по простой причине отсутствия для этого средств.

И тут уже возникает принципиальный и фундаментальный вопрос о повышении доходов населения, чтобы у граждан оставались средства для формирования достойного пенсионного пакета. Взаимосвязь, как всем понятно, тут элементарная: чтобы завтра иметь хорошую пенсию, сегодня нужна хорошая зарплата, а способность копить определяется не только желанием, но и возможностью.

Опять же важен вопрос: а не проще ли сначала распространить льготы на НПО, провести кампанию по информированию граждан, в том числе с вовлечением работодателей, а уже потом выходить на перевод накоплений в добровольную форму? Ведь технически такая трансформация сложности не вызывает, а больше имеет психологическую подоплеку. Людям после огромного количества реформ, которые затронули накопления, уже трудно поверить, что следующие перемены будут направлены им во благо, а не для того, чтобы снова отнять и «заморозить». Формирование доверия — вот база для таких перемен.

И, пожалуй, последнее. Возможно, выскажу революционную мысль, но если исходить из цели повышения благосостояния граждан, а не попытки избавиться от чемодана без ручки в виде накоплений в ОПС, то не имеет ли смысл исходить из реальных потребностей населения? Сейчас много говорят и пишут о закредитованности граждан, для многих из которых обязательства уже стали неподъемными. Почему бы не использовать ПН для погашения кредитов или в качестве части первоначального взноса по ипотеке? Причем технически это можно сделать даже без перевода активов в кэш. Фонды и управляющие могли бы просто передавать банкам ликвидные активы, по стоимости соответствующие имеющимся накоплениям. Благо, большая часть инвестирована в надежные государственные и корпоративные облигации. Наверное, это потребует небольших законодательных корректировок, но в целом вполне рабочая схема, которая позволила бы избежать вероятных колебаний на финансовых рынках.

Как мне думается, если один план претерпел множество косметических переделок, но по сути так и не изменился в части перспектив реализации, то, может, как в старом анекдоте про парикмахера? Не получилось, так не стоит упорствовать, множить сущности, окончательно запутывая население и вызывая недоверие. Лучше абстрагироваться от старой концепции и родить совершенно новую. Ибо упрямство, как свидетельствует народная мудрость, — это признак слабой воли. А в вопросе пенсий необходима сильная воля, политическая.

Автор — журналист, обозреватель газеты «Известия»

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Реклама
Прямой эфир