Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Дебаты политических партий в преддверии выборов депутатов Госдумы — в самом разгаре. Однако, судя по данным социологов, эта часть предвыборной кампании почти не интересует избирателей. Всего 17% опрошенных россиян рассказали, что видели нынешние дебаты. И даже этот крайне невысокий показатель (во время президентской кампании в 2018 году дебаты за две недели до выборов видели 59% респондентов) социологи считают завышенным. Вероятнее всего, дело в том, что участники опроса могут путать дебаты партий с отдельными выступлениями кандидатов и политическими ток-шоу.

В числе самых ярких дебатеров можно выделить Олега Морозова и Петра Толстого из «Единой России», у справороссов отличились Валерий Гартунг и Сергей Миронов. У ЛДПР это традиционно Владимир Жириновский. Правда, стоит заметить, что лидер либерал-демократов участвует в этой дебатной кампании без прежнего огня и напора. Атаки оппонентов Жириновский по-прежнему умело отбивает, но делает это непривычно скромно: он почти никого не перебивает, не кричит, активно не жестикулирует. КПРФ к подбору участников дебатов подошла, мягко скажем, своеобразно. Больше половины дебатов уже позади, а вспомнить хоть кого-то из коммунистов, кто выступил бы более или менее ярко, не представляется возможным. Все кандидаты от Компартии выступают шаблонно и безэмоционально. Любопытно, что лидер КПРФ Геннадий Зюганов так и не принял участия пока ни в одних дебатах. До дискуссий в эфире федеральных госканалов и радиостанций пока не был допущен и блогер-коммунист Николай Бондаренко, так громко заявивший о себе в начале избирательной кампании и исчезнувший из нее на пике.

Среди новичков наиболее заметными в дебатах стали Татьяна Буцкая («Единая Россия»), Ксения Безуглова («Партия роста»), Сардана Авксентьева («Новые люди») и Максим Шевченко (РПСС). Шевченко обладает опытом профессиональной работы на телевидении. Буцкая более 10 лет была главным редактором журнала, почти пять лет занимается общественными проектами, в ее Instagram — 1,7 млн подписчиков, публичные выступления давно стали частью ее профессиональной деятельности. Безуглова и Авксентьева — также активные пользователи Instagram: они регулярно общаются со своей аудиторией, в том числе и в прямом эфире.

Однако выступления того же Шевченко, привлекающие столько внимания СМИ и пользователей соцсетей, зачастую весьма неоднозначные и совершенно пустые по смыслу. Например, когда в эфире «Первого канала» Шевченко пренебрежительно называет подачками выплаты гражданам от государства, политик демонстрирует лишь одно — свою максимальную оторванность, в том числе и финансовую, от населения. Шевченко требовал в ходе дебатов «вернуть нам социальные права», видимо, забыв, что в программе РПСС о «социальном» нет почти ни слова. И эту содержательную пустоту Шевченко изо всех сил старается прикрыть яркими, иногда скандальными заявлениями и своим провокационным внешним видом. Визит в студию в футболке с надписью «Я/Мы Сергей Фургал» со стороны Шевченко — нелепая попытка перехватить повестку у ЛДПР, а пламенная речь с требованием отпустить из колонии Алексея Навального — бессмысленное заигрывание с его сторонниками, которые, впрочем, и не скрывают, что считают партию Шевченко спойлерской.

Выступления Максима Шевченко на дебатах могут оказать краткосрочное положительное влияние на его персональный рейтинг, причем не как политика, а исключительно как медийного персонажа. Поэтому дебаты Шевченко — это про капитализацию его личного бренда, но уж точно не про работу на рейтинг РПСС перед выборами.

Совсем иначе на дебатах себя ведет Сардана Авксентьева. Она, очевидно, (в меру сил и способностей) готовится к дебатам, уверенно владеет программой «Новых людей», легко ее цитирует. Вся ее работа направлена на повышение рейтинга «НЛ», в центре ее выступлений — не она сама, а партия. Правда, заявления Авксентьевой о том, что, будучи мэром Якутска, она смогла сэкономить N-ю сумму в бюджете, а значит, сможет сделать то же самое и на федеральном уровне, выглядели наивными и популистскими. И если во время дебатов на «России 1» Авксентьевой повезло с соперниками (никто в отличие от нее не знал, сколько в бюджете заложено на образование и здравоохранение), то дебаты на «Первом канале» с главой думского комитета по бюджету Андреем Макаровым расставили все точки над i. Макаров уверенно перечислил приоритеты бюджетной политики по версии «Единой России». Ответ Авксентьевой был капитуляцией: «Все сказано верно, приоритеты расставлены верно». После этого дебаты в принципе можно было бы завершать. За столом были не соперники, на дебатах встретились опытный политик, реально знающий бюджет и разбирающийся в нем, и политик, который делает только первые шаги в его изучении. Интересно, что Макаров был готов не только по теме дебатов, он изучил и опыт работы Авксентьевой на посту мэра Якутска, которым она так гордится. Когда Макаров напомнил сопернице, что власти Якутска, ссылаясь на нехватку денег, решили реже убирать дороги от снега, но деньги на пиар мэра все же нашлись, Авксентьева обвинила Макарова в недостойном поведении. А затем начала оправдываться, что, конечно же, было ошибкой — такая реакция на критику оппонента сразу считывается аудиторией как слабость.

Вообще, что касается содержательной части дебатов, то она примерно такая же, как и всегда: «Единая Россия» выступает с достаточно сбалансированной программой, которая позволяет кандидатам по каждой из заявленных тем привести конкретные примеры того, что уже было сделано, и рассказать о планах на будущее, причем практически реализуемых. Все остальные партии работают по уже избитому сценарию: они либо ситуативно объединяются против ЕР по одному лишь только основанию, что во всех бедах по определению виноваты могут быть только единороссы, либо соревнуются друг с другом в популизме. Однако справедливым будет отметить, что содержание дебатов в значительной степени определяется все-таки их формой.

Дебаты партий сегодня — это дебаты всех со всеми, причем партии не сами определяют, с кем будут дискутировать, это решает жребий. При этом в политике, как и в спорте очень важна квалификация. Футбольные клубы высшей лиги должны соревноваться с клубами высшей лиги. А когда на поле встречаются дворовая команда и коллектив из высшего дивизиона, результат матча заведомо предсказуем. Игра в этом случае может быть забавной, милой, но никогда не будет зрелищной, не соберет у экранов большого количества зрителей. Игроки опытной команды в такой ситуации неизбежно начнут скучать, а их соперникам, которые не в состоянии забить гол, ничего не остается, кроме как бегать по полю за более сильными игроками в попытке их хотя бы ущипнуть. Поэтому в дебатах, как и в спорте, должен соблюдаться принцип сомасштабности.

Кроме того, одновременное участие в дебатах от четырех до семи партий не позволяет зрителям запомнить позиции всех участников. Когда начинает выступать пятый кандидат, зритель уже и не помнит, что сказал первый. В выгодную сторону отличается в этом сезоне формат дебатов на «Первом канале», наиболее близкий к классическому противостоянию один на один, ведь, когда в студии встречаются два кандидата, есть куда больше шансов, что между ними возникнет реальное состязание. Да, и внимание зрителя не успевает рассеяться.

В этом смысле очень показательны дебаты политиков в США, которые нередко напрямую влияли на исход выборов. Достаточно вспомнить 2000 год, когда фаворитом президентской гонки до последнего считался демократ Эл Гор, но ситуация кардинально изменилась после его дебатов с Джорджем Бушем-младшим. Тогда во время выступления Буша-младшего Гор резко встал и подошел к нему так близко, что могло создаться впечатление, будто в студии произойдет драка. Буш-младший, заметив приближающегося Гора, лишь усмехнулся и кивнул, после чего продолжил общаться с аудиторией, а Гор оказался в неловком положении. По итогам тех выборов президентом США стал Джордж Буш-младший.

Поэтому сейчас можно говорить, что дебаты в России в том виде, в каком они есть сейчас, вряд ли всерьез повлияют на электоральные предпочтения российских избирателей в целом, хотя, безусловно, подарят несколько ярких моментов, которые дают представление о том, какие возможности на самом деле скрыты в таком инструменте, как открытая дискуссия участников выборов в студии ведущих телеканалов страны.

Автор — глава Фонда развития гражданского общества

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир