Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Территориальная целостность или право наций на самоопределение? — Ответ на этот вопрос и отношение к нему иногда сближает, а порой и разделяет целые государства и народы.

Но что, если одно государство захочет выторговать международно-правовое признание у другого, отплатив той же монетой? Ведь теоретически страны могут заключить настоящую сделку. С таким предложением выступил профессор турецкого университета Малтепе Хасан Унал. Он предложил России «возглавить движение по признанию» Турецкой Республики Северного Кипра (ТРСК). Взамен Турция могла бы признать Крым российской территорией, отметил он в одном из интервью.

На первый взгляд, идея вполне под стать предприимчивой линии турецких властей по решению политических вопросов. Способности торговаться у них не отнимешь. В конце концов, даже в Сирии у Москвы и Анкары получилось развязать гордиев узел противоречий в Астанинском формате, соотнести интересы друг друга, которые ранее казались несовместимыми. Позднее нечто похожее произошло осенью 2020 года в Карабахе — сторонам снова удалось чудом договориться, избежать столкновения.

Более того, в Турции есть политическая сила, которая выступает на всех возможных площадках за российско-турецкий союз. Она же продвигает сделку, которую можно условно обозначить «Крым на Северный Кипр» — партия «Родина» (тур. «Ватан»). Принадлежащая ей газета Aydınlık со ссылкой на мнение турецких экспертов писала: «У Турции в руках крымский козырь. Ведь эквивалентом признания Крыма Турцией является признание Россией ТРСК». Чем скорее Анкара признает Крым в составе России, тем скорее Москва признает Северный Кипр участником международного общения, уверены респонденты.

Судя по всему, для турок весьма чувствителен вопрос признания независимости Северного Кипра. Они болезненно воспринимают тот факт, что ни один член международного сообщества до сих пор (прошло уже почти полвека с момента турецкой оккупации части острова) так и не признал ТРСК, которой Турция неизменно покровительствует с 1974 года. Тогда турецкая армия высадилась и захватила северную часть Республики Кипр под предлогом защиты местного населения — турок-киприотов от межэтнических конфликтов с греками-киприотами. В 1983 году первые в одностороннем порядке объявили о создании своей республики.

С тех пор Северный Кипр находится в международной изоляции. Новое государство не признал даже стратегический союзник Турции — США, не говоря о странах Европы. В результате признанное лишь Анкарой государство не имеет возможности легально заниматься торговлей с соседями, несмотря на свое выгодное географическое положение. ТРСК также не может самостоятельно разрабатывать, добывать и экспортировать энергоресурсы.

В 2011 году на кипрском шельфе открыли месторождение голубого топлива Афродита (230 млрд кубометров газа). Другие залежи Восточного Средиземноморья, которые были обнаружены неподалеку, Тамар, Левиафан и Зохр — считаются не менее крупными. Их разделил Израиль и Египет. Крупнейшие нефтяные компании Noble Energy, Total, Eni и ExxonMobil подключились к разработке шельфа. К 2024–2025 году должны начаться поставки газа из Израиля в Европу по магистральному Восточно-средиземноморскому трубопроводу EastMed.

Возможно, именно этот энергетический фактор заставил турецкого лидера Реджепа Тайипа Эрдогана снова посетить Северный Кипр в 20-х числах июня, сделав ряд громких заявлений, которые буквально шокировали ЕС, но расставили точки над i. «Турки-киприоты требуют признания их статуса как независимого государства — это их основное условие на переговорах. Другие идеи утратили свою актуальность. Для признания мировым сообществом турок-киприотов Турцией будут предприняты все необходимые действия», — подчеркнул глава государства, не взирая на все резолюции Совбеза ООН, предусматривавшие создание федерации на острове.

Выходит, что после такого на признание Северного Кипра Западом Эрдоган уже всерьез не рассчитывает. Из великих держав он мог бы надеяться только на Россию, возможно, на Китай. Есть, конечно, и союзники Турции международного калибра поменьше — Пакистан, Катар, Азербайджан.

Возвращаясь к сделке с Россией, надо отметить, что наши официальные лица отреагировали на идею сдержанно и с осторожностью. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заметил по этому поводу, что российские регионы «не могут быть и не будут предметом каких-либо сделок». Обсуждать предложение по существу можно только теоретически, поскольку его инициатор не представляет Турецкую Республику, считает сенатор Сергей Цеков.

Реакция официальных лиц на такую «сделку», кто бы ни был ее автором, — логична, учитывая принципиальный отказ России торговать своей землей и рассматривать Крым как разменную монету. Москва исходит из того, что признание Республики Крым — неотъемлемое условие сотрудничества с Россией любого международного игрока, в том числе и Турции.

Тем не менее, допустим, что это заявление устами профессора прозвучало как турецкий «пробный шар», а его цель — уточнить мнение российского общества на такое предложение, «прощупать почву». Тем более что турецкое руководство ранее неоднократно прибегало к таким методам в отношениях со всеми странами, когда не осмеливалось сказать что-то им напрямую. Для этого у них есть толпа прикормленных экспертов и медиа, которые помогут распространить любую информацию.

Но турки не могут не догадываться, что сделка невозможна в силу ряда причин. Прежде всего из-за их тесных военных контактов с Украиной и нежелания отказываться от них. В частности, речь идет о продаже беспилотных летательных аппаратов Киеву. Вместе с тем турецкий лидер Эрдоган неоднократно заявлял, что Анкара никогда не признает Крым в составе России, а в апреле он же приветствовал создание «Крымской платформы», в рамках которой 23 августа некоторые государства собираются обсуждать статус полуострова, а точнее, способы его «возвращения». Мало того, администрация президента Турции не исключала личного участия лидера страны в этом антироссийском международном формате.

К слову, упомянутая выше партия «Ватан» считается маргинальной в Турции. Она не представлена в парламенте и еще ни разу не получила уверенного результата ни на одних выборах, даже на региональных. Интересно, что появляется эта партия с успокаивающими для России заявлениями по поводу признания Крыма строго тогда, когда Эрдоган встречается с президентом Украины Владимиром Зеленским или договаривается с Киевом о чем-либо.

Поэтому, скорее всего, такие информационные вбросы могут по факту служить двум целям. Во-первых, Турция пытается испугать Запад, допуская саму возможность признать Крым в составе России, чтобы тем самым выбить для себя выгодные условия на любом треке. Во-вторых, Анкара делает всё возможное, чтобы Северный Кипр признали хотя бы ее союзники — Баку, Исламабад и Доха. Для этого турки должны показать друзьям, насколько далеко они готовы пойти ради Кипра. В-третьих, нужно задобрить Москву, «бросив ей кость» хотя бы в виде обсуждения теоретического признания возвращения полуострова в состав России. Поскольку увязывание одного признания с другим откладывает вопрос на неопределенный срок, усложняет процесс, тогда обсуждать будут уже не отказ турецких властей признать волеизъявление крымчан, а российскую готовность или неготовность признать Северный Кипр.

Автор — директор Центра изучения новой Турции

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир