Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В эту субботу вечером (17 июля) наступает самый траурный день иудейского календаря — 9 Ава. Полные сутки 9 Ава, а точнее чуть больше 25 часов, длится строжайший пост, во время которого запрещено пить, есть, носить кожаную обувь, мыться, испытывать какую-либо радость. Более того, приписывается создать себе дополнительный дискомфорт, как во время личного траура: сидеть на полу или на низких стульях, не приветствовать друг друга, в некоторых общинах есть обычай не спать на кровати в эту ночь.

Пост 9 Ава установлен в память о разрушении Первого и Второго Иерусалимских храмов. Это единственный суточный пост, установленный мудрецами, а не Торой. 9 Ава также запрещено учить Тору, так как она веселит сердце, но положено читать Кинот, или «плачи» по разрушенным святыням, Свиток Эйха, предсказания пророков, святые тексты, в которых непосредственно рассказывается о событиях разрушения Храма, о человеческой печали и покаянии (например, Книгу Иова).

Среди установленных Торой праздников три тесно связаны с Храмом: в такие дни предполагалось паломничество в Иерусалимский Храм. Это Песах, Шавуот и Суккот. Все они относятся к истории исхода из Египта, обретению физической и духовной свободы. В память о разрушении Храма мудрецы установили четыре поста — три дневных и один суточный. В этих траурных датах заключен потенциал будущего освобождения, и оно сильнее предыдущего. Согласно традиции, 9 Ава, в день, когда произошло наибольшее количество трагических событий, родится Мошиах и будут дарованы уже неразрушимая святость и всеобщее освобождение.

Несмотря на то что праздники продолжительнее постов, число трагических дат, знаменующих изгнание, больше, чем тех, что говорят об освобождении. Зачем понадобилось мудрецам вводить отдельные посты в память о четырех основных этапах разрушения Храма: гибели Гедальи, проломе городской стены, проломе Храмовой стены и уничтожении Храма? Безусловно, каждое из этих событий имеет колоссальное духовное значение и указывает на необходимое исправление качеств души. Мы также обязаны помнить о них, так как это повлияло на ход нашей истории, видоизменило иудаизм как религию. Если исход из Египта и дарование Торы сформировали нас как народ, то изгнание из Израиля, прекращение храмовой службы и перенесение центра духовной жизни из Храма в бейт-мидраши — потенциал будущего освобождения, и оно сильнее предыдущего. Дома учения являются основой современной истории иудаизма.

Более того, в скорби заключается важнейший мировоззренческий код или даже одно из обязательных условий нашей веры. Согласно Талмуду, именно скорбь и плач по Иерусалиму смогут привести к его восстановлению: «Каждый, кто скорбит о Иерусалиме, удостоится увидеть его в радости». В этом высказывании Талмуда прочитываются две стороны скорби. Первая часть намекает на произошедшую в прошлом трагедию, на ее масштаб, затрагивающий абсолютно всех без исключения. Вторая же в какой-то степени утверждает, что полноценная радость до сих пор не наступила, и она возможна только после того, как все без исключения смогут осознать глубину потери.

В данной формулировке мы видим прямую взаимосвязь трагических событий со счастливыми, печали с радостью, греха со святостью или, если говорить в философском ключе, тьмы со светом.

Из Торы мы знаем, что первоочередной и преобладающей является тьма: и то, что свет — это хорошо, мы также узнаем благодаря тьме. В самом начале первой Книги Пятикнижия Берешит (Бытие) в рассказе о сотворении мира мы читаем: «Земля же была смятение и пустынность, и тьма над пучиною, и дуновение Б-жье витает над водами. И сказал Б-г: да будет свет! И был свет. И увидел Б-г свет, что он хорош, и отделил Б-г свет от тьмы». Можно сказать, что Б-г создал физический и духовный прецедент отделения света от тьмы. И Он также с самого начала творения показал нам, что тьма — это не конечная субстанция, тьма является потенциалом для появления света. Но чтобы захотеть извлечь свет, достичь его, необходимо сперва осознать свою потребность в нем.

Сотни поколений скорбят о разрушении Храма, не имея даже малой возможности представить, каковы были ощущения от пребывания там. Храм, как явление особого духовного служения, трудно сопоставить с чем-либо. Если рассматривать историю и традиции праздников, то в них всегда присутствует метафора, позволяющая нам на простом человеческом уровне понять их значение. Песах — праздник освобождения из рабства — говорит об освобождении от физических и духовных ограничений. Шавуот — о заключении союза, то есть свадьбы. Рош а-Шана и Йом Кипур — это суд. Установленные мудрецами Ханука и Пурим рассказывают о грандиозных, но объяснимых событиях — победе в военном восстании и избавлении от геноцида. Разрушение же Храма невозможно сравнить ни с чем — ведь речь не о физическом уничтожении стен, а о том, что было возможно уничтожение религиозной основы иудаизма того времени.

Возникает вопрос: как человек может скорбеть о непредставимом, неизведанном явлении, как он может ощущать потерю того, чего у него никогда не было? Но чувство потери не всегда возникает от физического, материального лишения. Так, например, человек ищет свою любовь, мечтает создать семью. Он испытывает нехватку того, чего у него никогда не было. Молодая девушка мечтает стать матерью и глубоко переживает, если этого не происходит, не имея малейшего представления о том, что такое в действительности вынашивание и рождение ребенка. Эти стремления заложены в общечеловеческой основе. Но есть в нашей душе вещи, которые заставляют нас, с одной стороны, чувствовать дискомфорт, а с другой — стремиться к состоянию гармонии. Поиск ответов в небытовой плоскости приводит людей в религию, вдохновляет на моральные и нравственные подвиги. Понятия высшей справедливости, абсолютного бескорыстия, безграничной доброты скорее абстракция, нежели нечто реальное и физически ощутимое, но всё же на протяжении истории эти понятия ориентируют человеческую душу. Может меняться идеология, могут появляться веяния, заглушающие естественные стремления человека, навязывающие ему культ одиночества, идеализирующие дисгармонию. Но человечество всегда возвращается к базовым ценностям и понятиям. Эти качели истории даже необходимы для духовного роста, для еще большего утверждения нравственных ориентиров.

Каждое утро мы читаем «Шма Исраэль» — главную молитву, которая не несет никакой просьбы, но является нашим постулатом, утверждением того, что божественные заповеди сопровождают нас на всем жизненном пути. Этой молитве предшествует благословение «Йоцер ор» — «Создающий свет». Полный текст благословения звучит так: «Создающий свет и творящий тьму, устанавливающий мир и творящий всё». Почему мы предваряем важнейшую молитву благословением Всевышнего не только за добро и свет, но и за тьму?

Ответ в самом тексте «Шма» и в том, что говорилось ранее: эта молитва сопровождает нас на всем жизненном пути, мы читаем ее, «ложась и вставая», как в благополучии («и соберешь ты свой хлеб, и вино свое, и масло олив своих»), и в моменты невзгод и бед («и замкнет небеса, и не будет дождя, и земля не станет приносить свои плоды»). То есть мужчина, женщина, ребенок с момента, как начинает говорить, произносят с одинаковым смирением слова благословения и слова проклятия. Слова о свете и слова о возможной тьме изгнания. Промысел Б-га — во всех явлениях. Мы не можем разделять произошедшее с нами: как хорошее, так и плохое исходит от Б-га, как бы тяжело ни было порой принимать эту мысль. Всё происходящее является своего рода практическим экзаменом, эмпирическим процессом воспитания и развития души. В самые трагические моменты, связанные с потерей и смертью, мы говорим: «Благословен справедливый судья». Это никак не отменяет и не умаляет наших личных чувств и переживаний, но обязывает принять этот приговор, даже если нам не дано осознать его значение здесь и сейчас.

9 Ава — день, наполненный колоссальной духовной силой, призванный не столько опустошить нас мраком трагедии и скорби, сколько вдохновить на стремление к свету и истинной духовной радости.

Желаю всем легкого поста. Пусть наши сердца так же естественно тянутся к заповедям и добрым делам, как всё в природе тянется к свету.

Автор — президент Федерации еврейских общин России

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир