Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Первый музыкальный международный фестиваль в Красноярске и городах Красноярского края завершается 26 мая. За пять дней мы представили разнообразную программу из литературно-музыкальных, симфонических и камерных опусов. Спектакль-концерт «Ван Гог. Письма к брату» и затронувшая женскую тему «Сказка о жизни». «Гарольд в Италии» Берлиоза, где я солировал на альте, и «Шотландская симфония» Мендельсона. Пятый скрипичный концерт Моцарта, ансамблевая музыка Чайковского, Грига, Брамса, Моцарта, четы Шуманов, современного автора Кузьмы Бодрова — всё это звучало в Красноярской филармонии, Доме культуры города Железногорска и Норильском театре драмы имени Маяковского.

Участниками торжества стали звездные актеры, музыканты и коллективы: Евгений Миронов, Полина Агуреева, Дарья Дроздовская, Ксения Башмет, Е Юн Чой, Александра Будо, камерный ансамбль «Солисты Москвы, Красноярский академический симфонический оркестр под управлением Владимира Ланде.

В каждом крупном городе России своя культурная жизнь, и предсказать реакцию зрителя на события фестиваля не всегда возможно. Порой думаешь, что публики будет мало, а зал заполняется полностью, люди демонстрируют музыкальную грамотность и не аплодируют между частями. Порой же ожидаешь аншлаг, а выходит наоборот. Но во всех случаях у меня есть правило: в новом месте я всегда иду широким фронтом. Программе нужны классический хит в звездном исполнении и мировая премьера, которую мы заказываем. Пробуем все — от компьютерной до спектральной музыки. Интересно работать с экспериментальными составами. Какие-то вещи поражают даже меня: например, то, как Александр Чайковский объединил симфонические и народные тембры. Представьте: скрипки тянут звук, а его тенью служит тремоло домры.

Мы не тиражируем программы в разных городах. Жемчужины, которые хочется показать в каждом уголке планеты, компилируем с новыми идеями. В этот раз в Красноярске юных зрителей попросили заранее послушать музыку к анонсированной в афише сказке «Путешествие Нильса с дикими гусями» и объявили конкурс рисунков. Главным призом стала фотография с Башметом.

Детско-юношескую тему мы ведем постоянно. Наши образовательные центры ищут талантливых детей по всей России и корректируют их обучение. В Красноярске формируется Сибирский юношеский оркестр, который станет филиалом Всероссийского юношеского симфонического оркестра, и это замечательно! Подобный коллектив хотим создать и на юге страны. Мы отбираем юных музыкантов, уже показавших навык владеть интонацией, чувствовать ритм. Конкурсы проводим в формате мастер-классов — так проще обьяснить ребенку, что ему нужно усовершенствовать. Многие из тех, кто не попал в коллектив с первого раза, присоединяются к нам через пару лет. Для мотивации я на этот раз рассказал ребятам о сложнейшем конкурсе в оркестр Нью-Йоркской филармонии: поступавший туда трубач, издав кикс, остановился, извинился и попрощался. Со следующего прослушивания у нас киксы исчезли.

Для одаренных детей оркестр — это допинг: одно дело получить хорошую отметку в школе и не вызвать гнев мамы. Другое — заработать признание и перспективы роста. Важно то, что мы не стремимся собрать в оркестре сливки, а даем возможность юным артистам самим стать сливками. Закладываем академическую базу, обучаем профессии и жизни. Работать с растущими талантами — невероятная ответственность. Много трогательного случается. Помню, как во время гастролей на Мамаевом кургане родители, которые в пандемию потеряли работу, благодарили нас за то, что их сын две недели будет получать трехразовое питание.

Исполнительство на любом инструменте процветает там, где живут преданные ему музыканты. В музыкальном колледже Екатеринбурга растят сильных флейтистов, в Ростове-на-Дону — скрипачей. Самые одаренные ребята перетекают в конкурентную среду мегаполиса. Многие прошли школу Всероссийского юношеского оркестра, работают в оркестре «Новая Россия» и других коллективах. В атмосферу конкуренции (наподобие той, что существует в Московской консерватории) важно попасть в правильном возрасте. Когда меня в 16 лет привезли показать Федору Дружинину, он сказал: «Хотите, чтобы мальчик сейчас учился в Москве? Зачем? Вашего сына прекрасно учат, а в консерватории я с радостью возьму его к себе на курс». В то же время моим одноклассникам без последующей ассимиляции в мегаполисе было сложнее развить свой талант.

Я старомоден и не считаю, что одаренным российским музыкантам стоит уезжать за границу. Уровень Парижской консерватории в своей массе приравнивается к уровню нашего училища. Вместо диплома выпускники получают звание лауреата и когда поступают во французские оркестры, бывает, что из России приезжает претендент на три головы выше. А родители француза платили деньги за обучение. Поэтому уже много лет первый этап конкурса в западные коллективы осуществляется на бумаге. Редко его проходили советские и проходят российские артисты.

Возвращаясь к исполнительским моментам, могу сказать, что сегодня в искусстве часто присутствуют спекуляции, нарушающие основы академического воспитания. К тому же нельзя забывать о времени создания произведения, о принятых тогда артикуляции, вибрато. Этим вещам, стоящим над ремеслом, учили профессора в Московской консерватории. Через их выпускников лучшие традиции советской и российской школы распространялись по всей стране. Наша цель — подавать музыку натурально, естественно, талантливо, не навредив вкусу зрителя. Публику надо будоражить, но не развращать.

Анне-Софи Муттер фотографировалась на пластинку с распущенными волосами и оголенными плечами. Но это было красиво. Сегодня мы пришли к тому, что Ванесса Мэй выходит на сцену в мини-юбке. Найджел Кеннеди, будучи мыслящим музыкантом, в носках разного цвета и пиджаке без рукава. Шокирующих моментов появилось много в интерпретациях. Ресторанное глиссандо в концерте Моцарта? Раньше бы за него выгнали из консерватории. Сейчас таким образом солист показывает свое лицо. Для молодежи это может стать примером для подражания. Поэтому нашу академическую школу музыкального мышления необходимо беречь и жестко отстаивать. В новых местах, но и не только новых — всегда! – необходимо играть качественно, искренне. Если устраивать шоу, то подкреплять его мощной идеей, а не ставить целью вызвать спекулятивный интерес. Слушатель должен озадачиться, поработать душевно, но не слишком устать и захотеть вернуться.

Автор альтист, дирижер, художественный руководитель камерного ансамбля «Солисты Москвы», артистический директор Музыкального международного фестиваля в Красноярске и городах Красноярского края, народный артист СССР

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир