Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Громкие обещания Джо Байдена о преодолении текущего кризиса на практике столкнулись с вызовом пандемии, а также турбулентностью международной и внутренней политики. Сейчас США переживают сложный этап трансформации, который связан с ослаблением их позиций в мировой политике и экономике, а также с усугубившимися противоречиями внутреннего развития. В подобных условиях успешное осуществление заявленного плана масштабных преобразований зависит от уровня реальных политико-экономических возможностей страны, успешности ее адаптации к новым международным реалиям и динамики борьбы с коронавирусом в Америке и мире.

Прошедшие выборы высветили крайне высокий уровень политической поляризации, острые этнорасовые и социальные конфликты в американском обществе. Можно вспомнить уличные протесты леворадикальных движений лета пошлого года, а также события вокруг Капитолия в Вашингтоне 6 января, участники которых были названы представителями Демократической партии «внутренними террористами» и «марионетками Путина». При этом, несмотря на заявление действующего главы Белого дома о том, что он будет «президентом для всей Америки», тенденция на радикализацию политического спектра США продолжается.

Нарастающее экономическое неравенство стало еще одним признаком глубоких дисбалансов американской и шире — западной — модели развития. Если 30 лет назад наиболее обеспеченные 5% американцев контролировали чуть более половины национального богатства, то к 2019 году последняя цифра приблизилась к двум третям. Крайне остро вопрос стоит для афроамериканского населения, на которое приходится непропорционально низкая доля национального дохода.

Коронавирус стал дополнительным фактором, усилившим кризисные процессы. И последствия для США оказались крайне серьезными. В абсолютных значениях на 27 апреля в стране с начала пандемии было зарегистрировано 32,9 млн заболевших и 587 тыс. летальных исходов. По заявлениям президента, за первые 100 дней его правления (к 29 апреля) изначально планировалось ввести 100 млн доз, после расширения массовой вакцинации целевое значение увеличили до 200 млн. Однако на 25 апреля первую дозу вакцины получили около 138,6 млн человек (41,8% от населения), 93 млн (28% от населения) — оба компонента.

США смогли в последние месяцы выправить ситуацию с пандемией, что удалось во многом благодаря целевым инвестициям в разработку вакцин еще в период правления Дональда Трампа. Так, в Великобритании за аналогичный период двумя компонентами было вакцинировано 19% населения, в Германии — 7,2%, во Франции — 8,2%, в Турции — 9,7%, в России — 4,7%. В Китае, по приблизительной оценке, доля вакцинированного населения составляет 16,1%.

Для улучшения положения в здравоохранении еще в ходе избирательной кампании Джо Байден объявил ряд мер по увеличению субсидирования медицинских страховок в рамках программы Obamacare; по расширению охвата медицинской помощью до 97% населения; снижению возраста для получения медицинской помощи по старости Medicare; введению гибкого государственного регулирования цен на некоторые виды лекарств.

С целью ускорения социально-экономического восстановления помимо уже принятого американского плана спасения на $1,9 трлн 31 марта президент-демократ анонсировал план инфраструктурных преобразований. На его реализацию за восемь лет потребуется потратить $2 трлн, что может считаться одной из самых крупных инвестиций США в создание рабочих мест со времен Второй мировой войны. Планируется отремонтировать 20 тыс. миль автомагистралей, 10 тыс. мостов, заменить устаревшие системы водоснабжения, расширить доступ к высокоскоростному интернету, повысить энергоэффективность коммунальной сферы, увеличить инвестиции в НИОКР, в том числе для развития экологически чистых технологий.

Концептуальным основанием экономической повестки демократов стало создание не позднее 2050 года «зеленой» экономики. Осуществить задуманное предполагается через широкое внедрение электромобилей и перевод транспорта на нулевые выбросы углекислого газа к 2030 году; внедрение чистых технологий в энергетической промышленности к 2035-му. К этому же времени планируется сократить вдвое от текущих показателей углеродный след в строительной отрасли и кардинально повысить эффективность коммунальной сферы. Декларируется также снижение карбоновых выбросов в сельском хозяйстве.

Во внешней политике перед демократической администрацией стоят серьезные задачи преодоления кризиса американской идентичности и адаптации США к изменившимся международным реалиям. Расклад сил между великими державами со времени вице-президентства Джо Байдена при Бараке Обаме существенным образом изменился. Ускорился транзит мирового порядка в сторону полицентричности. Усилились позиции незападных игроков, прежде всего Китая и России.

В данном контексте Америка стоит перед сложным выбором между продолжением поддержки глобализации в либеральном или каком-то другом ее виде; сохранением положения сверхдержавы с опорой на военное, экономическое, технологическое превосходство; выстраиванием нового «концерта» держав при согласовании интересов с другими крупным игроками.

Тенденцией, проявившейся за первые месяцы правления Байдена, стало усиление идеологического и ценностного компонента во внешней политике США. В предвыборной программе демократа подчеркивалась важность продвижения универсальных прав человека на международном уровне. Отсюда проистекает повышенная критика Китая и России действующей администрацией. В этой борьбе США стремятся укрепить альянсы, в первую очередь с европейцами. Так, уже наблюдаются более скоординированные действия Вашингтона и Брюсселя на санкционном направлении, где объединительной почвой во многом служат именно ценности и идеология.

Первые 100 дней президентства Байдена подтвердили тенденции во внешней политике США на усиление многосторонних форматов, укрепление американского лидерства и альянсов с партнерами. В отношении конкурентов используется сочетание стратегического сдерживания и выборочного сотрудничества там, где есть взаимное пересечение интересов. Спустя несколько часов после принятия присяги Байден подписал указ о возвращении США в Парижское соглашение по климату. После проведения переговоров с Москвой он поддержал идею президента Владимира Путина о продлении последнего крупного соглашения между Россией и США в области контроля над вооружениями — СНВ-III. Смена администрации послужила стимулом для начала переговоров с Ираном о восстановлении участия США в Совместном всеобъемлющем плане действий, активизации работы по укреплению трансатлантических отношений, в том числе НАТО. Для сдерживания России и Китая были расширены санкционные меры.

Стремление Байдена сплотить Запад под знаменами борьбы с автократиями, с одной стороны, и укрепление убежденности российской политической элиты в том, что США стремятся разрешить конфликт с Россией не через учет ее интересов, а через трансформацию внутриполитического режима, — с другой, задают контуры долгосрочного противостояния двух стран.

Для России это столкновение носит экзистенциальный характер, поскольку для нее на кону стоит сохранение чувства геополитической значимости и национальной идентичности. Политика США на российском направлении в обозримой перспективе и далее будет характеризоваться усилением сдерживания, ужесточением конфронтационной риторики, ухудшением политической атмосферы отношений (вмешательство во внутриполитические процессы РФ) и избирательным сотрудничеством по тем вопросам, где это соответствует интересам сторон: стратегическая стабильность, контроль над вооружениями, Арктика и климатическая повестка.

Автор — научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир