Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Главной интригой накануне заседания ЦБ был вопрос о возможном повышении ключевой ставки и величине этого пересмотра. Ранее глава департамента денежно-кредитной политики (ДКП) ЦБ Кирилл Тремасов сообщал, что будут рассматриваться три варианта: повышение на 25 б.п., 50 б.п. и сохранение ставки на текущем уровне. Однако акцент выступлений представителей регулятора делался на усилении инфляционного давления, что отсекало третью из перечисленных возможностей. При этом недавние заявления Эльвиры Набиуллиной и Кирилла Тремасова о необходимости поэтапного ужесточения ДКП позволяли предположить, что наиболее вероятным будет повышение ставки на 25 б.п.

Однако решение ЦБ оказалось неожиданным: ставка была пересмотрена на 0,5 п.п., до 5%, что противоречило ожиданиям большинства экономистов, предполагавших более плавное повышение в течение II квартала. Таким образом, ЦБ сработал на опережение. Поскольку основой ДКП российского регулятора остается таргетирование инфляции, можно говорить о том, что на итоговое решение ЦБ повлияла публикация 22 апреля данных Росстата по недельным темпам роста цен: с 13 по 19 апреля инфляция в России ускорилась до 0,2% (0,1% на предыдущей неделе), с начала года потребительские цены выросли уже на 2,5%. Кроме того, годовая инфляция в России в марте ускорилась до 5,79%.

Эффект повышения базы инфляции в апреле 2020-го, когда пандемия COVID-19 стала оказывать значительное давление на российскую экономику, не смог замедлить рост цен в аналогичный период 2021-го. Как следствие, регулятору пришлось реагировать на инфляционный риск. Продовольственные товары в марте подорожали на 7,58% в годовом выражении, несмотря на контроль цен на отдельные товары и попытки сдержать стоимость моторного топлива.

Хотя годовая инфляция на неделе до 19 апреля замедлилась до 5,5%, темпы снижения оказались ниже, чем ожидал ЦБ. В текущем месяце основными группами товаров и услуг, из-за которых индекс потребительских цен показывает опережающую динамику, являются некоторые продовольственные и непродовольственные товары, а также медикаменты. В итоге прогноз Банка России по инфляции на 2021 год был повышен до 4,7–5,2%. Возвращение к целевым 4% перенесено на середину 2022 года.

Отмечу также зависимость значения ключевой ставки в России от аналогичных показателей в странах с развитой экономикой. Повышение этой разницы может привлечь спекулятивный капитал на российский рынок, но ограничивает стимулирующий эффект действующей монетарной политики. Регуляторы развитых стран пока не планируют ужесточать ДКП, хотя потребительские цены в США в марте росли максимальными темпами за почти девятилетний период (+2,6%, г/г). Однако эффект низкой базы 2020-го позволяет членам ФРС рассматривать текущее ценовое давление как временное, не считая его опасным для экономики. Члены ФРС не намерены повышать ставку до конца 2023 года. Европейский центральный банк также ожидает, что ключевые ставки останутся на текущих уровнях или ниже, пока инфляция не начнет уверенно приближаться к целевому уровню, составляющему чуть менее 2%. Это ограничивает возможность будущего повышения ключевой ставки российским ЦБ.

Поэтапное ужесточение Банком России ДКП потенциально снижает волатильность рубля и может содействовать его укреплению в долгосрочной перспективе. С другой стороны, снижение геополитической напряженности ввиду возвращения войск Южного и Западного военных округов с южных рубежей в пункты постоянной дислокации способствует росту российских активов, в том числе укреплению рубля, что в будущем ограничит инфляционное давление.

Согласно базовому сценарию, инфляция будет продолжать замедляться. Я считаю, что при сохранении этой тенденции до конца года (даже в случае небольшого превышения прогноза по темпам роста цен) регулятор может дополнительно один или два раза повысить ставку на 25 б.п. Соответственно, она достигнет 5,25–5,5%. При отсутствии роста рисков в экономике средний максимальный процент по вкладам 10 крупнейших банков может достичь 5,35–5,75% к концу года.

Если реализуется инфляционный сценарий, в ЦБ могут обсудить ускоренное ужесточение ДКП. В прошлом году преимущественно проявлялись дезинфляционные факторы, поддерживавшиеся низким потребительским спросом, что позволило отсрочить ужесточение ДКП. Однако в настоящее время уже отмечаются явные инфляционные риски на горизонте по крайней мере до конца года. Это подтверждается усилением покупательной способности и прогнозом Минэкономразвития по росту реальных располагаемых доходов населения на уровне 3% и реальных заработных плат на 2%.

В случае реализации инфляционного сценария ставка может быть повышена еще несколько раз, в том числе на июньском заседании ЦБ, и в конце текущего года приблизиться к верхней границе диапазона 5–6% либо достичь ее. В этом случае средняя максимальная ставка по вкладам 10 крупнейших банков может составить 5,85–6,25% к концу года.

Реакция рубля и фондовых индексов на заседание ЦБ близка к нейтральной. Сразу после объявления решения регулятора рубль предпринял попытку укрепления на 25 копеек к доллару и евро, но быстро вернулся к прежним значениям. Котировки также не отреагировали на повышение ставки.

При этом решение ЦБ создает предпосылки для укрепления рубля. Если по итогам апреля инфляция не замедлится, это станет поводом вновь повысить ставку на следующем заседании регулятора 11 июня. Однако более вероятным мне представляется вариант, при котором в ближайшее время ЦБ не будет продолжать ужесточать ДКП.

Автор — финансовый аналитик

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир