Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Формирование нового мирового порядка, похоже, перешло в решающую стадию. Во всяком случае, такое впечатление возникает от последних событий.

Очевидное и, на первый взгляд, внезапное обострение отношений в Европе является отражением попыток разных субъектов мировой (но прежде всего европейской) политики использовать нынешнее, очень неустойчивое, положение для улучшения собственных позиций. Дело в том, что после долгих разговоров о переустройстве мира стало ясно, что мир в самом деле меняется, а новые правила и новые отношения создаются прямо у нас на глазах. И это обстоятельство резко обострило конкуренцию между странами, различными их союзами и прочими существенными силами. Прекрасный и наглядный пример этого, кстати, — попытка создания новой футбольной суперлиги.

Если говорить собственно о Европейском союзе, то надо прежде всего принять во внимание, что внутри ЕС существует немало конфликтов. Отношения с Россией, включая нынешнее обострение, не стоит рассматривать вне этих противоречий. Восточная Европа прежде всего ищет дополнительных обоснований для усиления своей роли в ЕС. Так или иначе воспринимаемый российский фактор играет важную роль в оформлении конфигурации сил в Европе. Для одних стран Россия — важный элемент экономической, в частности, энергической стабильности, опора для самостоятельности. Для других — элемент давления на ЕС, требования дополнительной защиты и коллективных действий европейских стран против России.

Хотел бы сразу заметить, что в основном игра носит пока символический характер, хотя и не безвредный для отдельных людей. И это, кстати, нельзя сбрасывать со счетов.

Последнее обострение, связанное с обвинениями Чехии против России, стоит рассматривать прежде всего во внешнеполитическом контексте. Хотя и внутри самой Чехии очевидным образом друг другу противостоят разные партии — «за» или «против» диалога с Россией. Стоит, кстати, вспомнить апрельскую историю 2020 года, когда случилось фантастическое происшествие с партией рицина, предназначенного якобы для отравления помимо прочих чешских деятелей, старосты одного из районов Праги. Довольно быстро, правда, выяснилось, что даже самого рицина не было. Зато были доносы дипломатов друг на друга и сверхгневная реакция чешских властей.

Нынешняя, образца 2021 года, история взрывов на складе боеприпасов с точки зрения достоверности не так уж сильно отличается от рициновой саги. Приведенные факты сами по себе, при самом доверительном к ним отношении, не доказывают вообще ничего определенного, по крайней мере пока. Зато они позволяют подлить масла в огонь и оказать давление на ведущие страны ЕС, прежде всего Германию и Францию, Италию и Испанию. Цель этого давления прозрачна: заставить лидеров ЕС в большей мере прислушиваться к государствам Восточной Европы, с одной стороны. А с другой, — подыграть США в их стремлении восстановления своего мирового господства. Естественно, в расчете на благодарность Вашингтона.

А то, что США решили играть на повышение ставок, не вызывает сомнения. Белый дом явно заявляет претензию на определение новых мировых правил. Та бесшабашность, с которой Штаты бросились в битву со значительной частью мира, объясняется прежде всего тем, что элиты страны осознали: если не одержать верх сегодня, завтра будет совсем поздно.

Китай, Россия, Индия, страны Латинской Америки, Юго-Восточной Азии, Африки не то чтобы враги Америки, но ведут свою политику без особенной оглядки на США. Они не пытаются подорвать американские позиции, но желают понять, какая может быть выгода от взаимодействия с этой страной. Это крайне беспокоит Соединенные Штаты, которым нужно кнутом или пряником создать какой-то боеспособный союз. И тут роль Западной Европы трудно переоценить.

И если в военном отношении ЕС не слишком силен и активен, то экономически он — гигант, имеющий бесчисленное количество формальных и неформальных, часто исторических и традиционных связей практически со всем миром. Кроме того, политическое воображение американских элит, как ни странно, опирается на идею воспроизведения мировой конструкции времен противостояния СССР и США. При всей заманчивой простоте этого замысла он покоится на крайне спорной идее идеологического противостояния, которого, как кажется, сейчас нет. И тогда дело сводится к простой конкуренции между странами, упорядочить которую в идеологической системе координат крайне сложно, если не невозможно.

И тут еще беда: ЕС имеет собственные интересы. И хотя эти интересы, конечно, совпадают во многом с интересами США, но, как ни крути, далеко не во всем. История с «Северным потоком – 2» тому пример. Ведь с точки зрения, например, Германии, СП-2 полезный и выгодный резервный путь доставки энергии, причем в самых различных формах. Почему, например, Германия и другие страны Европы должны зависеть от трубопроводов, проходящих через Украину? Мало ли что может там случиться. Простой здравый смысл советует не класть все яйца в одну корзину. Меркель, кстати, заметила, что газ из труб СП-2 ничем не отличается от газа из труб, проходящих через Украину.

Но именно стремление ведущих стран ЕС руководствоваться национальными интересами и беспокоит восточноевропейских членов союза. И это совпадает с тревогами США по поводу мирового лидерства. Поэтому некоторые страны вроде Польши, балтийских государств, видимо, Чехии и некоторых других с охотой подбрасывают дрова в костер трений с Россией, поскольку, как им кажется, это укрепляет их позиции, предоставляет золотую акцию, позволяющую выигрывать конкуренцию внутри Европейского союза, иметь право выдвигать свои решения. США же в лице этих стран приобретает рычаг давления на ЕС как таковой.

Исторически, кстати, фокусы со сложносочиненными международными схемами часто удавались. Но так же, если не чаще, делали эти небольшие страны, вовлеченные в такого рода схемы, разменной монетой между более крупными игроками.

Довольно своеобразной иллюстрацией этому можно считать историю создания так называемой Малой Антанты, учрежденной в 1920–1921 годах Чехословакией, Румынией и Югославией. Изначально этот союз был направлен против Венгрии и даже поддержан Францией. Но в конечном счете выяснилось, что сам по себе этот союз — при всей психологической и даже политической важности для стран участников — ничто в условиях, увы, жестокого противостояния ведущих держав тогдашнего мира. Всем иллюзиям, развеявшимся, как сон, был положен конец в 1938 году в Мюнхене.

А крупные игроки сегодня, похоже, сцепились всерьез. На кону многое. Так что не стоит ожидать успокоения. Ожидать можно чего угодно. Причем в самом дурном варианте развития событий.

Автор — председатель совета фонда развития и поддержки дискуссионного клуба «Валдай», декан факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ, член Союза писателей

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир