Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Кулеба связал потерю Авдеевки ВСУ с недостатком западных боеприпасов
Мир
Министр финансов Украины рассказал об ощутимой нехватке средств без помощи Запада
Происшествия
Силы ПВО сбили беспилотник в Новооскольском городском округе Белгородской области
Мир
Явка на досрочных выборах в парламент Белоруссии достигла 41,71%
Спорт
Форвард «Динамо» установил рекорд по числу очков за один регулярный чемпионат КХЛ
Мир
Хакеры пустили пророссийские лозунги в эфир украинского телеканала
Мир
Восемь полицейских были ранены на сельскохозяйственной выставке в Париже
Происшествия
Два человека погибли в результате пожара в Удмуртии
Мир
ЕК в марте представит программу переговоров о вступлении Украины в ЕС
Мир
СМИ сообщили о 18 арестованных на антиправительственном митинге в Тель-Авиве
Армия
Рядовой Сеитхалилов вывез с поля боя около 100 раненых за 10 дней
Мир
Нетаньяху сообщил о вынесении на утверждение кабмина плана действий в Рафахе
Мир
Нуланд заявила о выгодах американской помощи Украине для экономики США
Общество
Добровольцы из зоны СВО поженились на выставке «Россия» в Москве
Мир
Захарова усомнилась в компетентности Бербок из-за слов о санкциях против РФ

Рациональные интересы

Эксперт клуба «Валдай» Яна Лексютина — об усилении кооперации России и Китая на фоне ухудшения их отношений с США
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Состоявшиеся с разницей в несколько дней российско-китайские и американо-китайские переговоры контрастно продемонстрировали, какими могут быть межгосударственные отношения, если они строятся на равноправной и уважительной основе или, напротив, если одна из сторон ведет диалог с позиции силы и навязывания своих ценностей и правил.

Прошедшая 18 марта в Анкоридже встреча, беспрецедентная для американо-китайского диалога по накалу страстей и открытой раздраженности ее участников, развеяла любые иллюзии, если таковые еще у кого-то были, относительно возможности смягчения курса США в отношении Китая при новой американской администрации. Реальность такова, что в ближайшие как минимум четыре года пребывания у власти в США Байдена санкционное давление на Китай, равно как и на Россию, будет расти. Будет интенсифицироваться враждебная риторика со стороны американских официальных лиц, будут предприниматься попытки дестабилизации политической ситуации в Китае и России, а также формирования международных коалиций, направленных на сдерживание роста влияния этих двух стран в мире.

Примечательно, что, хотя для Вашингтона Пекин и Москва являются главными стратегическими соперниками, они представляют разного рода угрозы. Китай — это динамично набирающая мощь великая держава, с каждым новым мировым кризисом лишь усиливающая свое влияние. Россия же в США рассматривается как не поддающаяся контролю держава, постоянно разрушающая их внешнеполитические планы в отношении Сирии, Ирана, Венесуэлы или Северной Кореи.

При всех различиях России и Китая — в их национальной мощи, политической культуре, идеологии и ценностях, международной влиятельности — их объединяет одно: нежелание играть роль «младшего брата» Вашингтона, следовать навязываемым представлениям о том, какой должна быть их внутренняя и внешняя политика. Оба государства категорически не приемлют ультимативную форму предъявления претензий, исключающую возможность поиска компромисса.

Беспрецедентный для XXI века рост давления, в том числе санкционного, на Россию и Китай со стороны Штатов, продолжающиеся попытки раскачать политическую ситуацию в России и Китае (в особенности в Гонконге) заставляют руководство обоих государств искать новые формы совместного противостояния этому давлению.

Для Китая приоритетным является поиск совместных ответов на действия США в русле правозащитной повестки (по уйгурскому, тибетскому и гонконгскому вопросам), а также на инспирирование Вашингтоном «цветных революций». Поднебесная надеется на распространение в международном сообществе выдвинутой ею концепции государственного суверенитета в области прав человека. Эта концепция предполагает право каждого государства определять ориентиры в правозащитной области в соответствии с собственными реалиями и потребностями развития.

В последнее время в ходе российско-китайских консультаций на высшем уровне звучат предложения об интенсификации сотрудничества в вопросах противодействия информационным войнам и кибератакам со стороны Вашингтона. Защита информационного поля от дезинформации и обеспечение безопасности киберпространства становятся важными направлениями тесной кооперации России и Китая.

При всей важности проблематики, связанной с «цветными революциями», информационными войнами и кибератаками, российское руководство, похоже, в большей степени обеспокоено текущими и потенциальными западными санкциями и их влиянием на экономику. По сравнению с Китаем Россия в этой сфере имеет меньший запас прочности и стрессоустойчивости перед ограничительными мерами. В интервью китайским СМИ 22 марта накануне рабочего визита в Китай глава МИД России Сергей Лавров выдвинул такие предложения, как снижение рисков санкций путем перехода на расчеты в национальных валютах, сокращение масштабов использования американского доллара, отказ от использования подконтрольных Западу международных платежных систем — в том числе посредством укрепления технологической самостоятельности. Скорее всего, именно эта повестка будет определять усилия двух стран в ближайшие годы и способствовать еще более тесной их кооперации.

То же самое касается и ситуации в отношениях с Евросоюзом. На переговорах в Китае глава внешнеполитического ведомства России заявил, что Москва и Пекин «дружат не против кого бы то ни было». Он добавил, что если Европа «отношения разорвала, просто разрушив все механизмы, которые создавались многие годы», то это объективно ведет к тому, что отношения с Китаем развиваются быстрее, «чем то, что осталось от отношений с европейскими странами».

Автор — эксперт клуба «Валдай», профессор СПбГУ

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир