Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В понедельник первому российскому президенту Борису Ельцину исполнилось бы 90 лет. Смог бы он дожить до этой круглой даты, если бы не пошел в большую политику, рассуждать уже бессмысленно. Если бы чуть раньше произнес свое знаменитое «Я ухожу» — возможно. Очень непростое время досталось ему для выдвижения в лидеры государства. «Не дай мне бог жить в эпоху перемен» даже в большей степени распространяется на тех, кто решается эти перемены возглавить.

«Борис Николаевич Ельцин был человеком противоречивым и такой же оставил след», — написал сегодня в Facebook один известный журналист. Этот пост хорошо отражает и отношение к первому российскому президенту, которое сложилось в нашем обществе. Впрочем, оно постоянно менялось — в зависимости от действий, поступков, реалий.

Сейчас люди, которые родились и взрослели в период ельцинского руководства страной, относятся к нему вполне позитивно. Но это связано скорее не с оценкой его деятельности, а с собственным восприятием того времени, которое, безусловно, было сложным, но «деревья были большими», всё было впереди и жизнь только начиналась.

Пожалуй, одна из лучших записей в соцсетях, которая мне попалась в понедельник, принадлежит бывшему главреду «Известий» Александру Малютину: «Задумался, что означал Ельцин лично для меня, и вспомнил реплику с какого-то форума: «Да я круче всего жил в застой при Брежневе! Ничего не делал, а только ел, спал и играл, а вокруг меня все кудахтали, отводили в садик и забирали». Вот так и тут. Мне просто повезло, что в 1990 году мне было 26 лет и я жил в Москве. Ельцин тут совершенно ни при чем».

Впервые фигура Бориса Ельцина отметилась как публичная в 1988 году, когда он занял в опросе общественного мнения третье место с 4% голосов. На первом месте тогда был первый президент СССР Михаил Горбачёв (55%), на втором — Николай Рыжков (13%), который на тот момент возглавлял правительство. Но уже в 1990-м Ельцин лидировал (32%), существенно обойдя в оценке граждан Горбачёва, которого на тот момент поддержал только каждый пятый житель страны. Более того, на прямой вопрос «Кто вам больше нравится как политический деятель — Горбачёв или Ельцин?» за первого президента России высказывался уже каждый второй (51%).

Удивляет ли это? Нет. Например, москвичи постарше помнят многотысячные митинги, заполнявшие Манежную площадь. Борис Ельцин стал символом перемен, которых жаждали люди наступающей эры «счастливого капитализма». Он удачно попал в архетип борца с советской системой, которая даже у преданных коммунистов в тот период вызывала желание провести реформы. Для демократов и обиженных советским строем Ельцин был «тараном», которым они ломали идеологию, а для части коммунистов — молодым, решительным политиком, который обновит партию и усилит экономику страны. Даже показанный по телевидению компромат дал обратный эффект — за Ельциным закрепился имидж преследуемого властями открытого «простого мужика».

В мае 1991 года, накануне своего избрания президентом, рейтинг Ельцина достиг уже 52%. А через месяц после попытки его дискредитировать публикуется максимальный за всю политическую карьеру Ельцина рейтинг — 60%. В России всегда любили тех, на кого нападают. В итоге 12 июня 1991-го за него проголосовали 57,3% людей, которые пришли на выборы. Конечно, во многом это было протестное голосование против руководства СССР, которое не смогло обеспечить обещанных изменений.

Но мнение народа переменчиво. Через год рейтинг Ельцина упал до 30%. Не помогла даже победа над ГКЧП и защита Белого дома, у которого первый российский президент появился с яркой речью на танке, оставив в памяти аллюзию с Лениным на броневике. Между этим событием и июнем встало Беловежское соглашение, которое констатировало распад Советского Союза. Да что говорить, и Российской империи, которая собирала многочисленные народы в своем составе, тоже.

У тех, кто встретил развал СССР уже взрослым человеком, это событие до сих пор вызывает фантомную боль. Что уж говорить про сам момент, последствия которого мы испытываем до сих пор. В 1990-е распад привычных связей приводил к крушению семей, разделению по разные стороны границ.

Страна досталась первому российскому президенту, прямо скажем, в очень плохом экономическом состоянии. Низкие цены на нефть, дефицит товаров, который довел до полного опустения и без того незаполненные прилавки. На авансцену вышли младореформаторы, которые запустили либерализацию цен. И вместо райского капитализма с набитыми магазинами, лимузинами и регулярным отдыхом под пальмами с коктейлем общество получило безудержную инфляцию, которая на фоне денежных реформ и приватизации привела к разочарованию в переменах. В историю 1990-е прочно вошли с определением «лихие» — они сопровождались разгулом преступности, войной в Чечне. Очевидно, что на рейтинге руководителя всё это позитивно отразиться не могло.

Борис Ельцин воспринимался народом как строитель и вдохновитель, но в считаные годы его фигура начала ассоциироваться с развалом СССР, переделом народной собственности, которая привела к появлению олигархов. В последующие годы уровень поддержки первого президента России только падал: март 1993-го — 22%, август того же года — 13%. В октябре после расстрела Белого дома число сторонников Ельцина опять увеличилось до 24%, но уже в сентябре 1994-го снова падение до 15%. На пятки с 10% наступал Григорий Явлинский. А в 1995 году Борис Ельцин и вовсе оказался на седьмом месте по уровню поддержки.
К лету 1996 года, когда состоялись очередные президентские выборы, действующий глава государства подошел с рейтингом, близким к статистической погрешности, — 5%. Основным конкурентом Ельцина тогда стал лидер коммунистов Геннадий Зюганов, который имел все основания рассчитывать на переезд в Кремль на волне разочарования людей в переменах и желания вернуть хотя бы то, как было раньше.

Поэтому ставку сделали на молодых людей, которые с ужасом воспринимали «красную угрозу». В поддержку Ельцина тогда была запущена колоссальная кампания «Голосуй или проиграешь». Лучшие журналистские и рекламные силы, а также бюджеты из кошельков олигархов были брошены на издание «Не дай бог!» (имелось в виду возвращение коммунистов к власти). На головы и уши общественности обрушились лозунги, обоюдный компромат участников президентской гонки, мелькали «коробки из-под ксероксов». В итоге только в ходе второго тура Ельцину удалось вырвать победу.

Но, как говорится, одно дело одномоментно запугать, другое — создать стабильную поддержку. После 1996-го, особенно после дефолта 1998 года, рейтинг опять колебался от 4 до 8%. В нулевые отношение к первому президенту России было стабильно негативным: его критиковали, на него сваливали неудачи, иногда им даже пугали. По итогам опроса 2020 года Борис Ельцин оказался на втором месте в категории «Злые гении России».

Действительно, Борис Николаевич был человеком противоречивым. И в сознании людей он остался дуалистичной фигурой. С одной стороны, простой, хороший мужик, который «труса не праздновал», мог и выпить, и сплясать от души. С другой, в памяти многих его фигура закрепилась с разрушением одного здания без создания другого. Революции плохо отражаются на имидже революционеров, которые сломали, но не построили.

Но со временем даже память становится не такой педантичной. Ведь в 1990-е и деревья были большими, и перемены были впереди.

Автор — основатель MileGroup, вице-президент GallupInternational, доктор социологических наук

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир