Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Спикер парламента Венгрии подписал документ об одобрении вступления Швеции в НАТО
Мир
Глава МИД Ливана заявил об отказе Израиля от прекращения огня
Армия
Российские войска за сутки улучшили положение на трех направлениях
Общество
Нацпроект «Семья» стал самым обсуждаемым в соцсетях по итогам послания Путина
Мир
В Аргентине закроют единственное новостное агентство страны
Общество
В Москве началось тестовое голосование перед выборами президента
Мир
Милей предложил запретить осужденным за коррупцию участвовать в выборах
Мир
США извинились перед Ираком за удар по его территории в феврале
Мир
Лавров заявил об отсутствии серьезных предложений о переговорах с Украиной
Мир
Минобороны Германии испугалось более масштабной утечки внутренних переговоров
Общество
Умер народный артист России и Украины Валерий Ивченко
Спорт
Овечкин сократил отставание от Гретцки до 55 голов
Происшествия
При пожаре на западе Москвы погиб мужчина
Мир
Компания OpenAI выразила несогласие с иском Маска
Общество
Хуснуллин открыл восстановленный детский сад в Мариуполе

Срочный договор

Эксперт «Валдая» Дмитрий Стефанович — о ратификации ДСНВ и ее последствиях для России и США
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

С приходом Джо Байдена в Белый дом в Вашингтоне устанавливать рекорды начали в Москве. После подтверждения принципиального согласия на продление Договора о стратегических наступательных вооружениях (ДСНВ), что на всякий случай было закреплено в ходе первого телефонного разговора двух президентов, в фантастически короткие сроки пройдены все этапы ратификации пролонгации в обеих палатах нашего Федерального собрания. Не будем останавливаться на оценке необходимости такой спешки. Как и на причинах, вынудивших отказаться от временного применения документа в случае невозможности ратифицировать его до 5 февраля. Отметим лишь, что Протокол о продлении российско-китайского Соглашения об уведомлениях о пусках баллистических ракет и космических ракет-носителей, подписанный в прошлом году, действует именно в таком режиме, а пакет документов, необходимых для ратификации, все еще не внесен в Госдуму.

В ходе дебатов в нижней палате парламента прозвучали некоторые острые темы, связанные с особенностями засчета и вывода из засчета отдельных систем стратегических вооружений, развитием и распространением высокоточного оружия большой дальности в неядерном оснащении, состоянием российского оборонно-промышленного комплекса и перспективных стратегических средств доставки ядерного оружия. Впрочем, дискуссия не повлияла, да, видимо, и не могла повлиять на успех ратификации — в конце концов, полезность ДСНВ никто не подвергал сомнению. Вместе с тем именно на площадке парламента, как представляется, могли быть заданы вопросы, например, об актуальном количественном составе отечественных стратегических ядерных сил, подпадающих под ограничения ДСНВ (сейчас доступны лишь самые общие официальные цифры, да и те публикует Госдепартамент США), а также, например, о сравнительной экономической и военно-стратегической эффективности их существующей структуры.

И все же почему в итоге получилось продление ДСНВ на пять лет без предварительных условий, по сути, в соответствии с российским предложением, прозвучавшим еще в конце 2019 года? Видимо, Джо Байден и его команда приняли решение о предпочтительности такого варианта в первую очередь с точки зрения американских национальных интересов, тем более в условиях огромного количества кризисов и проблем, с которыми тоже надо разбираться безотлагательно. Оперативное достижение гарантий относительной стабильности в области стратегических вооружений позволяет американским партнерам заранее высвободить интеллектуальные ресурсы, а возможно, и нарастить политический капитал, хотя, конечно, атаки на «подарок для России» уже начались со стороны как бывших чиновников администрации Трампа, так и действующих сенаторов-республиканцев.

После завершения процедуры продления было бы правильным опубликовать совместное российско-американское заявление о дальнейших шагах и в рамках ДСНВ (решение проблем с соблюдением договора, реанимация инспекционных визитов и заседаний двусторонней консультативной комиссии в условиях продолжающейся пандемии и т.п.), и в части поиска новых решений по контролю над вооружениями.

Стоит отметить, что в российско-американскую повестку внезапно вернулся Договор по открытом небу. Вряд ли можно ожидать возврата США в этот режим, тем более после российского заявления о начале внутригосударственных процедур по выходу (к слову, следов этих процедур в публичном пространстве пока не наблюдается). Но тут не исключена попытка «пересобрать» режим совместных наблюдательных полетов, который бы в большей мере соответствовал приоритетам тех или иных стран и не ограничивался Европой и Северной Америкой.

Огромное значение имеет поиск взаимоприемлемых подходов в части контроля и ограничения высокоточного оружия большой дальности различных видов базирования. Возможно, одним из первых шагов в этой области мог бы стать запуск предметного обсуждения в США и странах НАТО российских инициатив по блокированию размещения ракет средней дальности наземного базирования в Европе.

Не стоит забывать и об уже ставшей классической формуле о недопущении ядерной войны в связи с невозможностью победы в таковой: переподтверждение этого понимания, как минимум в формате ядерной пятерки (Россия, США, Великобритания, Франция, Китай), дало бы ясный сигнал всему мировому сообществу.

Говоря о пятерке, стоит упомянуть и еще об одном относительно простом и «дешевом» решении в области контроля над вооружениями: возможно, пора создавать общий режим уведомлений о пусках ракет большой дальности. Россия и США, Россия и Китай уже обмениваются различными данными в этой области, информация передается и в различные международные системы — от НОТАМов и до Гаагского кодекса поведения.

В российско-американских отношениях существует огромное количество проблем, точек напряженности, взаимоисключающих подходов. Вместе с тем вроде бы команда Байдена осознает, что контроль над вооружениями — ценный инструмент обеспечения национальной безопасности, безопасности американских граждан, к тому же позволяющий оптимизировать военные расходы. В России, как представляется, также существует это понимание. Таким образом, формируются предпосылки для конструктивных подходов в этой области, пусть это ни в коем случае не означает возможность условной разрядки — речь исключительно о недопущении вооруженного конфликта между Россией и США. Конечно, нельзя исключить, что относительная стабильность, обеспеченная продлением ДСНВ, и вероятное несовпадение приоритетов в отношении будущих режимов контроля над вооружениями «подвесят» эту тему как минимум на несколько лет.

С другой стороны, эти несколько лет можно использовать с куда большей эффективностью, так что будем надеяться на насыщенную повестку: стратегические вооружения никуда не исчезают, и обладают ими не только Россия и США.

Автор — эксперт клуба «Валдай», научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир