Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Почему «британский мутант» вызвал такой ажиотаж, понятно. Все уже свыклись с нынешним вирусом, знают, чего от него ждать, а тут вдруг новая непонятно какая напасть.

На самом деле все РНК-содержащие вирусы эволюционируют, и делают они это на этапе своего прохождения через очередной организм. Каждый следующий человек на пути вируса немножко его меняет. Но при этом отобраться могут только в чем-то превосходящие других варианты. Это, конечно, случается не каждый раз, но может происходить.

Сейчас уже становится ясно, что это за «новый британский вирус», геномы его вариантов секвенированы. И в них есть, конечно же, несколько замен, и одна существенная — в рецептор-связывающем домене вируса. Однако, по предварительным данным, никакой повышенной смертности от этих новых вариантов вроде бы нет. Это самое главное, что надо о нем знать. И более того, то, что озвучивал премьер-министр Великобритании Борис Джонсон, — способность вируса быть «заразнее» на 70% — это пока очень приблизительные данные.

Почему все спешно отменяют рейсы в Британию? Это для меня тоже удивительно, потому что такой же штамм обнаружен и в Нидерландах, и в Бельгии, и в Австралии, и в ряде других европейских стран. Я лично не сомневаюсь, что он уже попал и в Россию, потому что рейсы в Лондон для москвичей, к примеру, — обычное дело.

Этот штамм может, конечно, передаваться легче, чем предыдущий, хотя, вернее всего, он просто быстрее размножается. И есть еще одно уже известное про него обстоятельство. Он, скорее всего, не будет преодолевать иммунитет у вакцинированных, переболевших и выздоровевших. Потому что замены аминокислот у него не в антигенно важных областях. То есть вакцины работать будут. И люди, которые уже переболели, тоже вряд ли будут заражаться. По крайней мере, пока таких случаев не зафиксировано. И Борис Джонсон в данном случае немножко перестраховался.

Но с точки зрения политики, наверное, он правильно сделал. Лучше сейчас перестраховаться и через месяц отменить лишние запреты, чем дать людям расслабиться перед праздниками, ведь тогда точно будет новый подъем заболеваемости. А то, что люди расслабятся перед Рождеством, — в этом даже сомневаться не надо. Лучше пусть они нормально и осторожно переживут данный период, заболеваемость из-за локдауна немного снизится, и они легче выйдут из этого кризиса.

Многие страны отменили транспортное сообщение с Лондоном. Довольно странные шаги, если учесть, что новые штаммы уже попали в Европу. Но всё же надо понимать, что эпидемическая ситуация в каждой стране разная. Например, во Франции и так введены существенно более жесткие ограничения, чем в Великобритании. Потому что у них два месяца назад начала так расти заболеваемость, что они закрутили все гайки — им дальше их закручивать почти некуда.

Я не знаю, какая ситуация в Бельгии и Нидерландах — не слежу за этими странами. Но вспомним историю с норками в Дании. Их сначала уничтожили, а потом выяснилось, что были заражены всего 20% ферм. Проще было перегруппировать людей на фермах, направить специалистов с имеющимся иммунитетом к коронавирусу работать с животными. И, конечно, нужна вакцина для норок. Ее вполне можно сделать, она будет не слишком дорогой. И можно было бы зверей не уничтожать. Я думаю, что по этому пути пойдут другие страны, которых эта проблема еще не коснулась.

Сейчас важен прагматичный и оперативный мониторинговый подход к коронавирусной ситуации: обязательно надо отслеживать геномы штаммов. И Англия правильно делает на этом акцент.

У нас, в России, сейчас ситуация хоть и тяжелая, но неплохая. В Москве уже вторую неделю наблюдается тенденция к медленному снижению заболеваемости. И она, видимо, связана с тем, что доля переболевших в столице действительно высока. Это, думаю, не 50 и не 60%, но значительно больше, чем в других частях России. Но ситуацию отпускать нельзя. Представляете, что такое переполненные больницы на Новый год?

В связи с «британским вирусом», я думаю, сейчас все ответственные структуры — и НИИ Роспотребнадзора, и Минздрав, и Академия наук — взялись усиленно секвенировать геномы последних изолятов у людей, которые приехали из Европы. Результаты мы узнаем примерно через неделю.

Только что объявили, что авиасообщение с Британией Россия тоже закрывает. А с другими странами? Знаете, как всё устроено? Сейчас человек прилетает в страну и в течение трех дней должен сдать тест. После этого, если тест на РНК отрицательный, наблюдение за ним снимается. А средний инкубационный период данного заболевания — 5–7 дней. И через три дня инфицированный может ощутить симптомы, заразившись еще в стране, из которой он прилетел. И передать вирус куче людей. То есть эта мера чисто номинальная.

Раньше мы сделали несколько серьезных эпидемиологических ошибок. Когда закрыли границу с Китаем и оставили открытыми границы с Италией и Испанией. Ведь вирус пришел к нам оттуда, а не из Китая.

Или недавно, когда решили, что в Турции низкая заболеваемость. Но там в десятки раз меньше делают анализов, чем у нас. И это проблема недодиагностики. А народ продолжает туда летать. Я считаю, что, по крайней мере, в последние пару месяцев оттуда гораздо больше привезли вируса, чем из всей остальной Европы.

Сейчас надо сосредоточиться на вакцинации — это самое главное оружие в борьбе с коронавирусом. Будет ли это «Спутник V», «ЭпиВакКорона» или инактивированная вакцина Центра Чумакова, которая пока разрабатывается, — не имеет существенного значения. Потому что если не будет массового и масштабного вакцинирования, эпидемия будет продолжаться еще года четыре.

Автор — доктор биологических наук, член-корреспондент РАН, завлабораторией биотехнологии и вирусологии факультета естественных наук Новосибирского государственного университета

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир