Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На днях экспертные обсуждения в ЦИК впервые за долгое время прошли без знаковых представителей движения «Голос». Хотя тема была заявлена серьезная, решения еще в процессе принятия и голос экспертов важен. Но нет.

В спортивных состязаниях — неважно в единоборстве или в командной игре — невыход игрока или команды на спортивную арену однозначно расценивается как поражение. В данном случае на дискуссионную площадку экспертов ЦИК представители «Голоса» не вышли. То есть заранее проиграли матч. Вместо участия в открытом публичном обсуждении сочинили заявление с претензиями на преследование их организации за позицию. А Аркадий Любарев дополнительно описал свои обиды и нежелание участвовать в дискуссионной площадке в ЦИК России 16 июля.

Похоже, «Голос» привык быть строгим только к другим, но не к себе. Обвиняешь другого в электоральной уголовщине, вбросах, масштабных фальсификациях — будь готов так же публично отвечать за свои слова. Любое бездоказательное обвинение в совершении правонарушения порождает критику, подчас эмоциональную, но предметную. И заодно порождает вопросы к самим обличителям. Например, такие неудобные, как вопросы об источниках финансирования профессиональных критиков, материальной базы их благополучия. К такой критике, к такому вниманию надо быть готовым, аргументировать и доказывать свою позицию чем-нибудь, кроме ссылок на расчеты гуру Шпилькина. Иначе никакой суд, даже международный европейский, не обяжет ближних уважать твои честь и достоинство профессионала.

В сообществе электоральных экспертов есть общепринятая модель коммуникации: профессиональный разговор на равных. Эксперт приходит на площадку для того, чтобы донести до аудитории свое мнение, свои оценки, основанные на собственном экспертном знании. Представители власти, организаторы выборов, должны его услышать. И все. Принятие самого решения и ответственность за риски его принятия остаются за ними. Если же кто-то хочет на дискуссионных площадках добиваться принятия решения по ключевым параметрам организации голосования, занимается «от лица экспертного сообщества» подготовкой коллективных петиций по самолично сочиненным поправкам — он уже не эксперт, он политический лоббист. Или просто перепутал роли и должен пробовать себя не в качестве эксперта, но, например, кандидата в депутаты парламента.

Внутри сообщества экспертов, как и в семье, отношения бывают разные. И нежелание пожимать иным коллегам руку при встрече может быть связано не только с опасением подцепить коронавирус. Но! На экспертных площадках такие же правила, как и в бойцовском спорте, где и по лицу друг другу бьют, и удары ниже пояса наносят. Но при этом и улыбаются, и руки жмут, и даже кланяются друг другу — согласно ритуалу. Уважают если не противника, то само состязание, судей и зрительскую аудиторию. Любить свое дело, а не себя в нем.

Не так давно ЦИК, упразднив научно-экспертный совет, предложила новый формат — экспертную площадку для организации обсуждений и дискуссий. Вход на эту площадку свободный, открыт для всех. И абсолютное большинство экспертов восприняли предложенный формат с пониманием. Большинство, но не все. Коллеги из «Голоса» отнятый статус члена научно-экспертного совета пережили крайне болезненно. Ранее козырявшие этим членством для проталкивания своих лоббистских инициатив, эти деятели чувствуют себя глубоко уязвленными. Хотя достоинство эксперта — в его репутации, а вовсе не в фиксированном членстве.

Выступающий на словах за конкуренцию «Голос» элементарно оказался не готов к открытой конкуренции на равных. Любарев обижается: надо же, поздно прочитал на сайте комиссии анонс о проведении площадки в ЦИК, сотрудники аппарата не позвонили, не пригласили, не предложили сесть в президиум, выйти на трибуну. А разобраться: чем один кандидат наук лучше нескольких тысяч других, также занимающихся темой выборов? Почему он считает возможным требовать к себе отношения как к живому классику, а других скопом зачислять в эксперты второго-третьего сорта?

Но как только непрофессионалом, и не без оснований, называют его самого — тут же скатывается на уровень детских обид и встречных выпадов вроде «сам невежда». Всё же коллегам из «Голоса» необходимо научиться слышать не только себя, но и других.

Зашедшие два десятилетия назад на ниву электоральной экспертизы Любарев и его коллеги все эти годы защищали делянку, которую почему-то привыкли считать только своей, истово проповедуя свою избранность и непогрешимость собственной точки зрения. С годами привычка ставить себя выше других переросла в ощущение своей исключительности. И вот неприятный сюрприз: эту исключительность больше не признают ни коллеги по цеху, ни устроители экспертных совместных мероприятий. Более того, переход на открытую отработку политических заказов превращает их в маргиналов.

Автор — кандидат исторических наук, директор благотворительной организации «Право и порядок»

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир