Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Обновились исторические максимумы биржевых индексов на бензин. В памяти многих всплыли события мая-июня 2018 года, когда вслед за биржевыми котировками вверх поползли розничные цены, подскочив за непродолжительный период на 10%. Но нынешняя ситуация, по всей видимости, связана с отменой режима самоизоляции, поэтому рост индексов вряд ли приведет к резкому и долговременному повышению цен на заправках.

В середине июня биржевой индекс бензина Аи-95 по итогам торгов на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже перешагнул отметку 56 тыс. рублей за тонну. Таким образом, котировки установили рекорд для СПбМТСБ за весь период наблюдений. Ободренный таким успехом Аи-95 решил не останавливаться на достигнутом и продолжил рост. Максимальная отметка была зафиксирована 18 июня и составила 57,3 тыс. рублей за тонну. Уже 19 июня она немного снизилась — до 57,2 тыс. рублей.

Предыдущие рекорды наблюдались в мае и октябре 2018 года. Именно тогда в России случился ценовой кризис на розничном рынке моторного топлива. Произошло это из-за идеального шторма — в одной точке сошлось сразу несколько неблагоприятных факторов. В первую очередь — резко подорожала нефть. С отметки в $67 в январе она выросла до $80 за баррель в мае. Параллельно с этим произошло резкое ослабление рубля. Из-за сочетания этих двух факторов в течение весны черное золото рекордно подорожало на 1 тыс. рублей — до 5 тыс. рублей за баррель. Чтобы понять, насколько это много, достаточно знать, что долгое время до этого цены колебались в пределах 3 тыс. рублей.

Рост нефтяных котировок привел к резкому увеличению налога на добычу полезных ископаемых, который занимает одно из ведущих мест в структуре цены нефтепродуктов в нашей стране. Разумеется, ряд экспертов предлагают не учитывать этот налог, но они объясняют это сомнительным в данном случае опытом стран, являющихся нетто-импортерами нефти. Всего за год размер налога вырос почти в два раза.

И без того налоговое бремя на нефтепереработку росло с 2014 года. Так, размер акциза на бензин (в пересчете) увеличился с 4 рублей за литр до 8,4 рубля за литр. Сегодня его размер составляет порядка 9,5 рубля за литр.

Традиционный метод борьбы с резким ростом биржевых цен со стороны государства — увеличение предложения. Но в той ситуации это закономерно не сработало. Зато резкий рост розницы удалось остановить после снижения акциза в полтора раза. Кроме того, в начале лета немного подешевела нефть. Она занимает относительно небольшую долю в структуре цены. Но произошедшее благотворно сказалось на налогах, вшитых в себестоимость продукции.

Повторный виток кризиса случился в октябре 2018 года, когда вновь резко выросла цена на нефть — до $85, или 5,5 тыс. рублей за баррель. В любом случае для нашего рынка не очень важно, сколько стоит нефть в долларах. Куда важнее, сколько она стоит в рублях. Долгосрочного ценового кризиса удалось избежать благодаря взаимодействию государства и крупнейших нефтегазовых компаний, а также резкому снижению цен на нефть, которое произошло на фоне перепроизводства черного золота в США.

Но что принципиально отличает ситуацию 2018 года от нынешней, так это поведение биржевых индексов Аи-92. В мае 2018-го они поднимались до 55 тыс. рублей за тонну (около 41,2 рубля за литр). В нынешних условиях их рост не превышал 50,9 тыс. за тонну (38,2 рубля за литр). И в целом уровень котировок на Аи-92 находился в пределах сезонной нормы.

По ряду оценок, этот вид бензина занимает около 40% всей корзины моторных топлив в нашей стране. Объемы потребления Аи-95 значительно меньше. Для выявления потенциальной кризисной ситуации куда важнее поведение более массового и востребованного бензина.

Стоит также отметить, что и котировки дизельного топлива не демонстрировали аномального поведения. В середине июня прошлого года они достигали 49 тыс. за тонну, аналогично и сегодня.

Иными словами, из традиционных моторных топлив проблемы наблюдаются только у Аи-95. Притом если мы посмотрим на ситуацию хотя бы в масштабе последних четырех месяцев, то увидим, что биржевые индексы 95-го бензина во второй половине апреля обновили минимальные отметки, опустившись ниже 40 тыс. за тонну. Это было следствием упавшего спроса. И отчасти — снизившегося вслед за рублевой ценой на нефть налогового давления на нефтепереработку. Средние цены на бензин в России в этот период также падали.

Резкое подорожание Аи-95 в середине июня, судя по всему, связано со стремительным ростом спроса, который произошел из-за отмены или частичного снятия ограничительных мер, принимавшихся для борьбы с COVID-19 во многих регионах нашей страны. По всей видимости, независимые игроки, столкнувшись с увеличившейся потребительской активностью, создали ажиотаж на бирже. После того как он спадет, а также повысится объем реализуемого на бирже топлива, индексы вернутся к нормальным для этого времени года уровням.

При этом не исключено, что небольшие, наиболее чувствительные к биржевым перепадам сети могут поднять цены на своих заправках. Но такая ситуация при сохранении нынешней динамики роста спроса продлится недолго. Тем более что критических проблем с предложением со стороны нефтеперерабатывающих заводов в масштабах страны нет.

Автор — аналитик, заместитель генерального директора Института национальной энергетики

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир