Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

16 января — сто дней назад — Михаил Мишустин был утвержден в должности премьер-министра и начал формирование нового правительства. Смена главы кабинета произошла впервые с 2012 года, а посреди срока президентских полномочий правительство меняется впервые с 2007 года.

Обычно по первым 100 дням судят о том, какие принципы и приоритеты будут у политика или органа власти, какой курс будет реализовываться в долгосрочной перспективе. В этом смысле правительство Мишустина по-своему уникально, потому что в первые 100 дней его работы вместилось столько, сколько иным кабинетам министров не доводилось испытать (или, может быть, повезло не испытывать и не проходить) годами.

Сменив премьера и правительство в январе, президент Владимир Путин формировал не технический кабинет, как в тот момент говорили многие. Нет, это была изначально идея формирования технологичного кабинета. Технологичность в первую очередь требовалась и предполагалась в реализации национальных проектов. 2019 год показал, насколько сложно добиться эффективности в их запуске, грамотном планировании и совмещении усилий федеральной исполнительной власти, регионов и субъектов экономической деятельности. Чтобы поправить такую ситуацию и нужна была новая технологичность: предельная функциональность, четкая инженерная схема всей системы государственного управления.

Михаил Мишустин и есть инженер-системщик по образованию и образу мыслей и действий, что вся его прежняя работа и показывает. Близкая новому премьеру тема цифровизации управления и социальной политики могла стать именно такой технологией, которая позволила бы обеспечить существенное повышение темпов роста экономики и качественное развитие человеческого капитала.

В том числе поэтому Михаил Мишустин получил частичный, но всё же карт-бланш на насыщение правительства и аппарата своими выдвиженцами, представителями команды ФНС и другими людьми, с которыми он тесно сотрудничал.

За последние годы Михаил Мишустин показал себя как человек эффективный в плане сбора денег. Он хорошо знает реальную экономику и многие общественные процессы, поскольку лучше всех сейчас понимает, как, куда и зачем двигаются в стране деньги. ФНС была в последние годы самой большой лабораторией госуправления онлайн с опорой на анализ больших данных.

Теперь перед ним встала более масштабная задача: показать свою эффективность в том, «как деньги потратить» — как максимально эффективно использовать имеющиеся у государства ресурсы для достижения поставленных национальных целей развития.

Однако очень скоро правительство столкнулось с совершенно иными вызовами и оперативными задачами, аналог которым сложно найти не только в российском, но, пожалуй, и в современном мировом опыте. Борьба с пандемией — это тоже в своем роде инженерно-технологическая задача: как наилучшим образом распределить и задействовать финансовые ресурсы, потенциал медицины, какие принять управленческие и законодательные решения. Только цена ошибки возросла кратно: главный вопрос повестки дня — спасение человеческих жизней и здоровья, за ним вырисовывается и более долгосрочная проблема: спасение экономики, рабочих мест, недопущение резкого падения доходов огромной части населения.

Наверное, нет смысла подробно разбирать конкретные меры: каждый день требует новых действий и решений. Но некоторые промежуточные выводы к «стодневной дате» уже можно сделать. Во-первых, кабинет показал способность к мобилизации и «командной игре», что означает дееспособность в беспрецедентно сложной ситуации. При этом и сегодня разные блоки правительства работают по-разному, в разных контурах планирования: кто-то в режиме постоянного штаба борьбы с эпидемией, а кому-то уже сейчас нужно готовиться задать повестку восстановления экономики и вытаскивания бизнеса и населения из последствий эпидемиологического кризиса — как только ситуация покажет позитивную динамику.

Во-вторых, видно, что управленческие решения по данной проблеме тщательно отслеживаются исполнителями — когда премьер жестко ставит вопрос о недостаточных темпах освоения на местах выделенных правительством средств или когда министр экономического развития лично проверяет, насколько сложно бизнесу получить обещанный государством кредит в случае сложной ситуации. Такой «спрос и контроль» как раз является одним из важных признаков технологического кабинета, повышения функциональности государственной машины — приоритетной задачи, изначально поставленной перед новым правительством.

Наконец, в-третьих, пристальное внимание общества к ситуации с пандемией потребовало от правительства гораздо большей публичности, чем было привычно для прошлых его составов: и докладывать о ситуации, и обсуждать решения приходится под телевизионными камерами. И кабинет оказался готовым к этому.

Пока главное, что происходит с правительством, — это то, что общество видит, что оно есть и активно работает. Оценки кабинета — по опросам фонда «Общественное мнение» — растут: в последние недели 42–47% респондентов считали, что правительство работает скорее хорошо, 35–40% — скорее плохо. Еще 18% затрудняются с ответом. Но главное, впервые за долгое время социологических наблюдений оценки деятельности правительства вышли в «положительную зону». Оценка работы премьер-министра также растет: число тех, кто скорее хорошо оценивает работу Михаила Мишустина, за последние четыре недели выросло более чем в полтора раза — с 26 до 42%. Причем происходило это именно сейчас — то есть общество не просто дает новому правительству «аванс доверия», но оценивает его работу именно в период пандемии.

То, что сейчас произошло и с эпидемиологическим кризисом, и с его социально-экономическими последствиями, еще больше подчеркивает, что изначальные приоритеты и стратегическое предназначение правительства Михаила Мишустина — это то, что нужно, и к этим приоритетам предстоит вернуться. Собственно говоря, правительство их старается и не терять, даже в проведении антикризисной политики. Новый этап наступит, когда пандемия останется позади и на первый план выйдут задачи восстановления экономики и социально-экономических настроений общества. Причем актуальность этих задач даст правительству карт-бланш на довольно серьезные действия. Тогда накопленный управленческий опыт будет более чем востребован.

Автор — председатель совета директоров Института социально-экономических и политических исследований

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир