Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Самара обогнала Дагестан по объемам хищения нефти

Последние 10 лет Северный Кавказ славился не только количеством врезок, но и качеством работы сварщиков
0
Самара обогнала Дагестан по объемам хищения нефти
Фото: pmn.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«Известия» узнали об итогах работы госкомпании «Транснефть» по выявлению несанкционированных врезок в магистральные нефтепроводы за прошедшее 10-летие. Если лидером по объемам хищения нефти до прошлого года считалась Республика Дагестан (за 10 лет здесь всего было выявлено 507 фактов незаконных врезок в магистральные трубопроводы), то с 2012 года масштабные обороты набрала Самарская область. Здесь к концу 2012 года служба безопасности обнаружила 1322 врезки. «Транснефть» связывает такие показатели с высокой степенью коррумпированности администрации региона и планирует лоббировать полный запрет на существование малых нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ), где в основном и делят на фракции ворованный ресурс.

«Даже в Чечне практически наведен порядок»

«Транснефть» ежегодно несет значительные потери от хищений нефти — всего с 2003 по 2012 год на объектах компании было выявлено 4779 несанкционированных врезок в магистральные трубопроводы. Традиционно главным обвиняемым в незаконной «добыче» был Северный Кавказ, в частности Дагестан, где воровство в 2011 году достигало 10% объема прокачки. Республика, по рассказам представителей госкомпании, славится отличными сварщиками.

— В работающую трубу под давлением восемь атмосферных единиц они умудрялись как-то влить воду: не сварщики, а золотые руки, — удивляется представитель «Транснефти» Игорь Демин. — Техническая оснащенность преступников постоянно растет, в ход идут всевозможные инновации: заглушки на врезках с дистанционным управлением, веб-камеры, которые следят за перемещениями охраны нефтепроводов, применялись новейшие методы бурения.

Дагестанские власти падение уровня воровства объясняют наличием более серьезных проблем.

— У «Транснефти» есть служба, которая охраняет от южных границ Дагестана с Азербайджаном и до Кизлярского района на севере, эту службу они сами формируют, сами охраняют трубопроводы, — говорит председатель комитета Госдумы по делам национальностей Гаджимет Сафаралиев. — Врезки были раньше, но с ними успешно в последнее время боролись и органы внутренних дел, и охрана. У нас сейчас борьба с «лесными братьями» — боевиками, террористами. Вопросы с электроэнергией и воровством нефти сейчас там не очень актуальны по сравнению с безопасностью.

Пока в Дагестане боролись с боевиками, в Самаре ситуация с воровством нефти, напротив, стала очевиднее. К 2012 году служба безопасности «Транснефти» насчитала здесь 1322 незаконные врезки. Трубы стали похожи на решето, отмечают в компании. О масштабах проблемы местные власти прекрасно осведомлены и не исключают, что воровство имеет коррупционную составляющую.

— Кража нефтепродуктов — болезненная тема для Самарской области. Повсеместно появились цивилизованные схемы работы, даже в Чечне практически наведен порядок в этом вопросе. А в нашем регионе кража нефтепродуктов — это отдельная позиция. Как возникает эта проблема, когда есть такая армия полицейских? Она бы не существовала, если бы в этом не участвовали или это не покрывали люди в погонах. С коррупцией мы будем бороться беспощадно, — прокомментировал «Известиям» губернатор Самарской области Николай Меркушкин.

«Транснефть» хочет ликвидировать мини-НПЗ

Так как проблема с кражами нефти для «Транснефти» не новая, меры по борьбе с ней придумывались в разные годы самые разные. В дополнение к различным сигнализациям, беспилотным летательным аппаратам в начале этого года для осмотра трубопроводов было решено использовать тяжелые вертолеты, которые в эксплуатации втрое дороже, чем «Робинсоны», закупленные в прошлом году авиакомпаниями специально под нужды «Транснефти». Расходы «Транснефти» на охрану в компании раскрывать отказались.

Теперь госкомпания планирует через правительство активно лоббировать полный запрет на мини-НПЗ, которые считает главным источником проблемы — именно их концентрация в том или ином регионе зачастую говорит о воровстве нефти. По словам представителей «Транснефти», в большом количестве они появились, когда в 2008 году правительство решило стимулировать производство дорогостоящего топлива высоких экологических классов («Евро-4» и «Евро-5»). Тогда была поднята экспортная пошлина на нефть до $400, а за продажу нефтепродуктов государству нужно было платить в два раза меньше. В этот момент как грибы начали расти мини-НПЗ. Кроме изготовления бензина с негарантированным качеством они раскладывали нефть на три фракции, экспортировали ее как нефтепродукты, дальше на границе сливали все в одну цистерну и продавали на европейский НПЗ как испорченную нефть немного дешевле, чем обычную нефть.

— Мы считаем, что необходимо прекратить нефтепереработку на малых НПЗ, такая переработка дает как некачественный бензин, так и возможность реализовывать ворованную нефть, — заявили «Известиям» в компании.

На мини-НПЗ чаще всего перерабатывают ворованное сырье, так как независимых производителей нефти, которые раньше пользовались услугами таких заводов, почти не осталось.

— Особенность таких НПЗ заключается в том, что они чаще всего не имеют вторичной переработки, грубо говоря, нефть на них разлагают на три фракции: мазут, прямогонный бензин и топливо, — пояснил исполнительный директор Российского топливного союза Григорий Сергиенко.

По версии представителя одной из нефтяных компаний, у «Транснефти» есть всё для того, чтобы следить за своими трубопроводами, и заявлениями о масштабных хищениях компания пытается оправдать тот факт, что у них старые и неисправные трубы.

— У них мощная служба безопасности, они следят за трубами с вертолетов и больших ЧОПов, — говорит собеседник. — Им следовало бы лучше следить за распределением финансов и направлять их на ремонт и замену старых трубопроводов.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...