Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

У истории репрессированных немцев истек срок давности

Судебное преследование автора книги Михаила Супруна прекращено по нереабилитирующим обстоятельствам
0
У истории репрессированных немцев истек срок давности
Михаил Супрун. Источник фото: из личного архива
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Дело в отношении архангельского историка Михаила Супруна, оказавшегося в центре межведомственной борьбы между МВД и ФСБ, прекращено из-за истечения срока давности. Ученого судили за вмешательство в частную жизнь репрессированных российских немцев, про которых он писал книгу по заданию местного УВД. Историк, который во время суда находился в Польше, намерен вернуться в Россию, чтобы потребовать от спецслужб извинений за уголовное преследование.

В 2006 году немецкий «Красный Крест» подписал договор с архангельским УМВД о сотрудничестве в сборе информации о семьях репрессированных при Советском Союзе немцах, чтобы написать о них книгу. Ответственным за эту работу был тогдашний начальник архивного отдела управления Александр Дударев. Для помощи в сборе материала ведомство привлекло заведующего кафедрой отечественной истории Поморского госуниверситета профессора Михаила Супруна.

За эту работу ВУЗ получил грант в €40 тыс. Супрун собирал материалы для книги, встречаясь с потомками репрессированных немцев, а также изучал архивы УВД, доступ к которым получил от Александра Дударева.

Вскоре в местное управление ФСБ стали поступать, как утверждают сами чекисты, заявления от потомков репрессированных немцев о том, что издание книги и публикация в ней информации об их предках нарушает неприкосновенность их частной жизни.

Работа над книгой остановилась. ФСБ завела уголовное дело на ученого и полицейского за вмешательство в частную жизнь. Чекисты посчитали, что часть полученных историком сведений относится к гостайне и не подлежит огласке. Кроме того, Дудареву вменили превышение должностных полномочий.

Обвиняемые доказывали обратное. На суде адвокат Супруна Иван Павлов предоставлял документы о том, что его подзащитный и Дударев действовали в рамках особого приказа МВД, который оно разослало всем региональным управлениям. Кроме того, подследственные считают заявления, написанные семьями немцев, фиктивными.

— У нас есть информация, что сотрудники ФСБ приходили к людям с уже написанными заявлениями, прося просто подписать их, — рассказывает Дударев.

По словам Супруна, работа других участников проекта продолжилась, и за время следствия МВД передало немецкому «Красному Кресту» информацию почти о 3 млн репрессированных на законных основаниях.

Из обвиняемых на суде присутствовал только Дударев, потому что Супрун до сих пор находится в научной командировке в Польше.

В итоге суд приговорил экс-полицейского к одному году лишения свободы условно по статье «Превышение должностных полномочий», а обвинения во вмешательстве в частную жизнь в отношении двоих фигурантов были прекращены за истечением срока давности.

Супрун и Дударев недовольны таким завершением дела.

— Я буду жаловаться в областной архангельский, а затем и в Конституционный суд страны, требуя восстановления своей репутации и доброго имени, — заявил Супрун. — Дело должны закрыть не из-за давности, а из-за оправдательного приговора. ФСБ, расследовавшая это дело, должна признать ошибку моего уголовного преследования.

Дударев, также намеревающийся подавать жалобу в вышестоящие судебные инстанции, уверен, что дело не могло завершиться оправдательным приговором.

— Многие считают это дело заказом МИДа, — говорит экс-силовик. — Если бы книга вышла, немцы, прочитав ее, могли бы предъявить России иски о выплате компенсаций за их репрессированных предков, а это огромные деньги и к тому же — международный резонанс, причем не позитивного толка.

По словам официального представителя Главного информационно-аналитического центра МВД РФ Алины Беляковой, проблема заключается в том, что Дударев «делился» информацией с Супруном.

— Разглашению подлежит лишь информация о реабилитированных заключенных, — рассказала Белякова. — МВД проводит фильтрацию информации и передает Германии только то, что можно. А кому Супрун давал информацию и о ком — большой вопрос.

Правозащитники считают, что вопрос Супруна имеет историческую подоплеку.

— В 2007 году усилилась борьба с фальсификацией истории, — рассказывает член совета архангельского отделения правозащитного движения «За права человека» Александр Юфряков. — И в то же время ФСБ была не заинтересована в том, чтобы опубликовать правду о жестокости своих предшественников — НКВД — в отношении русских немцев. ФСБ назвала проект Супруна фальсификацией истории и помешала оглашению «щекотливой» информации.

Дело Супруна вызвало резонанс по всей Европе. Немецкое отделение «Красного Креста»  выразило возмущение уголовным делом в отношении ученого и полицейского. Скандинавские правозащитники, в том числе члены известной шведской организации Contra Foundation, выходили пикетировать российское посольство в Стокгольме.

Комментарии
Прямой эфир